пятница, 07 мая 2021
,
USD/KZT: 426.99 EUR/KZT: 514.35 RUR/KZT: 5.81
Бауыржан Байбек и Жанболат Мамай не смогли примириться друг с другом В акимате Алматы начнут публиковать список организаций, которые незаконно вырубили деревья В 14 регионах Казахстана ветеранам ВОВ выплачена материальная помощь Сколько и каких земель передадут для лесоразведения государственным лесхозам? Таджикистан назвал официальное число погибших на границе с Кыргызстаном Автобусные парки будут приватизированы до 2025 года Токаев о конфликтах в СНГ: «Армия всегда должна быть готова к отражению внешних угроз» Экс-глава Упрздрава Мангистауской области нанесла ущерб государству в 29 млн. тенге Биртанову снова продлили срок домашнего ареста Токаев присвоил генеральские звания военным, полицейским и сотрудникам КНБ Moderna признана лучшей вакциной от коронавируса Мужчина умер после получения второго компонента «Спутника V». Комментарий УОЗ Алматы Минздрав ответил на заявление депутата о премиях по 15 млн. тенге Токаев присвоил генеральские звания военным, полицейским и сотрудникам КНБ Электронный формат ЕНТ стартовал в Казахстане Госбюджет потратил 25 тысяч тенге на каждого казахстанца Глава МИД России объяснил заявления российских политиков о территории Казахстана Почему увеличился интервал между дозами «Спутник V», объяснил министр здравоохранения Прокуратура просит продлить Биртанову домашний арест с ужесточением Суд Индии признал геноцидом смерть жителей из-за нехватки кислородных баллонов Президент Кыргызстана подписал новую Конституцию Перушаев жестко высказался о работе Минздрава: «Выписывают себе премии по 15 млн. тенге» Нацбанк планирует ввести цифровой тенге С 6 мая в Нур-Султане начнется вакцинация китайским препаратом В бюллетенях появится графа «Против всех»

Дети «Жусана»: любознательные и желающие узнавать новое, но их отцы в Сирии

Exclusive.kz уже писал о процессе реабилитации и реинтеграции казахстанских граждан из конфликтных зон в Сирии и Ираке. Как сложилась судьба женщин и детей, вернувшихся из Сирии? Что делает и что не делает государство для помощи им? И какие риски несет с собой этот процесс?

Часть Центров реабилитации остались без госфинансирования

Все опрошенные теологи, включая женщин-теологов, отметили важность кропотливой и непрерывной работы с детьми. Но сейчас, в связи с отсутствием республиканского государственного финансирования, часть центров «Шанс» вынуждена осуществляет дальнейшую реабилитацию за счет местного бюджета (Караганда и Жезказган), часть центров «Шанс» за счет собственных средств ОФ «Право».

Не может развестись, не вернув свадебный подарок

С учетом религиозности женщин-мусульманок, которые выстраивают свою жизнь не только в соответствии со светскими законами РК, но и следуя нормам шариата, многие из них, совершившив «никах» в Сирии, считают себя замужними, если нет сведений о смерти мужа в ЗТА. В этом случае женщины по шариату могут подать на развод «хула» (разводом по инициативе жены, при котором она должна материально компенсировать мужу развод – ред.) – развод по собственной инициативе. Одна из интервьюированных женщин, которая совершила никах в Сирии, подала на развод хула в ДУМК. В то же время другая женщина-репатриантка выразила сомнение в возможности развода хула в ситуации, когда условия развода не могут быть выполнены (возвращение махра (свадебный подарок мужа жене по шариату – ред.) или другой собственности мужу). Это сложный и чувствительный вопрос, который требует грамотного разъяснения специалиста по вопросам «фикха» (мусульманского права) женщинам. Кроме того, решение данного вопроса осложняется тем, что женщины в Сирии следовали другой «акиде» (вероубеждение – ерд.), а не акиде Матуриди ханафитского мазхаба, в рамках которой осуществляет свою религиозную деятельность ДУМК. Приведем фразу одной женщины: «Теолог мне говорит, что мне нужно выйти замуж. Но я ведь замужем».

О важности для данных женщин фикха свидетельствует и тот факт, что женщины-репатриантки в настоящий момент повторно выходят замуж только, совершив никах, считая необязательным регистрацию брака в РАГСе. Мусульманский брак является для них приоритетным.

Было несколько случаев смены имени ребенка с арабского на казахское по желанию матери. В связи с тем, что у всех детей, родившихся в Сирии, арабские имена, часто непривычные для казахстанского общества, в свидетельствах о рождении имели место ошибки в написании имен.

«Дети были просто в шоке от океанариума»

В реабилитационной работе центров «Шанс» акцент был сделан на социально-правовой, социально-психологической реабилитации, социально-бытовой помощи репатриантам. В ходе осуществления реабилитационных мероприятий с репатриантами центры «Шанс» большое внимание уделяли работе с детьми-репатриантами. Проводилась комплексная работа не просто по адаптации, но и по социализации детей, подготовке детей школьного возраста к школе.

Как рассказала директор центра «Шанс» в Нур-Султане Г. Шунаева: «Дети не представляли, что такое школа, поэтому идея с Летней школой была правильной. Они не просто занимались с учителями-предметниками, мы водили их на экскурсию в школу, вывозили в город, в кинотеатры, океанариум. Дети были просто в шоке». Это была совершенно противоположная альтернатива той жизни, которую они вели в Сирии. Поэтому не удивительно, что все сотрудники центров отмечали любознательность детей, их желание узнать новое.

Теологи-мужчины или теологи-женщины?

Помимо центров «Шанс», реабилитационного лагеря в г. Актау для работы с репатриантами был привлечен «Информационно-пропагандистский и реабилитационный центр «Акниет»», специализирующийся на работе с осужденными, приверженцами радикальных и экстремистских религиозных идей.

Операция «Жусан» актуализировала несколько вопросов в отношении подготовки теологов. В первую очередь, необходимость подготовки теологов-женщин, поскольку для женщин-мусульманок есть ограничения в общении с мужчинами, которые не являются их родственниками. Кроме того, есть личные вопросы, которые легче разъяснить женщине-теологу. В то же время, женщины-репатриантки указывали, что, согласно исламу в их интерпретации, по своей природе мужчина больше подходит для передачи теологических знаний на уровне вопросов акиды. Поэтому с данными женщинами должны заниматься не только женщины-теологи, но и мужчины-теологи.

Кроме того, интервью с женщинами-репатриантками показали, что теологам необходимо повышение психологических компетенций, так как большинству из них не удалось установить доверительные отношения. Беседы с теологами женщины определяли, как «навязывание» ханафитского мазхаба, что вызывало внутреннее психологическое отторжение. Женщины-репатриантки выделили лекции экс-радикала, привлеченного Фондом «Акниет» к реабилитации, так как он имеет знания не только в области ханафитского мазхаба, но и владеет психологическими методами убеждения, которые, видимо, использовал при пропаганде и вербовке, когда был радикалом. Р. Чалдини в «Психологии влияния» указал, что люди склонны доверять тем, кто похож на них.

«5-6% женщин-репатрианток продолжают придерживаться акиды ИГИЛ».

Во время теологической беседы часть женщин делали вид, что соглашаются со всем, хотя в реальности осталась на своих религиозных позициях. Часть женщин указывала, что теологи порой не могут ответить на их вопросы. Женщины хотели бы видеть авторитетных, высокопрофессиональных взрослых теологов, причем преимущественно мужчин.

Директор фонда «Акниет» А. Ф. Шауметов указывает, что 5-6% женщин-репатрианток продолжают придерживаться акиды, которая была внушена им на территории ИГ. Но большинство женщин постепенно меняют свои взгляды в сторону принятия ханафитского мазхаба. Еще несколько процентов женщин сняли хиджаб. А. Шауметов подчеркнул, что изменение идеологических установок – долгосрочный процесс и ждать быстрых результатов не следует.

«Вопиющий формализм при подготовке профильных психологов и теологов»

В декабре 2019 года фонд «Акниет» подготовил методическое пособие «Теологические и психологические аспекты дерадикализации и реабилитации лиц, вернувшихся из зон террористической активности» (гуманитарная операция «Жусан»), где были представлены подходы и методы специалистов фонда на основе обобщения опыта работы с репатриантами. В пособии указаны вызовы, с которыми столкнулись специалисты-практики, участвующие в проведении реабилитационных мероприятий. Это «нехватка профильных психологов и опытных теологов, вопиющий формализм при подготовке таких специалистов, отсутствие глубоко проработанных учебно-методических пособий по организации информационно или разъяснительно-профилактических мероприятий». Таким образом, опыт реабилитации показал нехватку квалифицированных теологов и психологов и недостаточность учебно-методического сопровождения процесса реабилитации. Основной фокус пособия сосредоточен на усилении психологических компетенций теологов, которые должны не только обладать знаниями в области теологии, но и уметь наладить психологический контакт, вызвать доверие, вести беседу, а также посеять сомнение в их религиозных взглядах и обратить их внимание на умеренный ислам ханафитского мазхаба.

К сожалению, дети остаются вне процесса реабилитации, хотя в пособии содержится опасение, что «с большой долей вероятности можно предполагать, что, по мере взросления таких детей, их могут привлекать отцы-иностранцы, закладывая связь с международными террористическими организациями»

Проблемы с жильем и трудоустройством

Как уже отмечалось, все реабилитационные мероприятия фиксировались документально в личном деле женщины специалистами-психологами, социальными работниками, педагогами, теологами. Специалисты центров «Шанс» в регионах осуществляли мониторинг социально-бытовых жилищных условий проживания женщин и детей, психологического благополучия, трудоустройства/образования; законопослушности и отсутствия правонарушений; надлежащего выполнения родительских обязанностей, социального окружения. Также осуществлялся мониторинг успеваемости детей в школе.

Интервью с директорами региональных центров «Шанс», социальными работниками, психологами показали, что задачи первичной реабилитации и социализации были достигнуты. Женщины и дети обрели правовой статус, была оказана материальная помощь для удовлетворения базовых потребностей в пище и одежде, ежемесячно выдавались продовольственные корзины в размере 21 тысячи тенге на одного ребенка, женщины и дети получили необходимые медицинские консультации и лечение, осуществлялось постоянное психологическое консультирование, женщины окончили различные курсы, приобретя профессиональные навыки для дальнейшего трудоустройства, часть из них трудоустроилась, дети получили возможность восполнить пробел в знаниях в рамках Летних школ и начали учиться с начала учебного года.

По словам женщин-репатрианток, первичная реабилитация стала для них хорошей поддержкой. С другой стороны, женщины указывали на финансовые и жилищные проблемы. Многие из них в связи с карантином часть женщин не смогла продолжить работу, тогда как другая, наоборот, нашла работу по шитью медицинских масок. Проблема трудоустройства остается актуальной на сегодняшний день.

«Часть женщин привычно стали второй или третьей женой»

Психологи указывали, что у многих женщин наблюдалось потребительское отношение и нежелание адаптироваться к социальной модели казахстанского общества, включающую необходимость работать, чтобы зарабатывать себе на жизнь, опору на свои силы, заботу о воспитании и образовании собственных детей. Часть женщин выбрала замужество, порой второй или третьей женой, следуя привычной модели, имплицированной еще в Сирии. Другая часть вышла замуж, но при этом нашла работу, адаптировавшись под социальные модели, характерные для казахстанской реальности. Еще одна часть не вышла замуж, но работает, пытается самостоятельно выстроить свой жизненный проект.

«Часть репатрианток рассматривают свою жизнь в Казахстане как временную»

Психологи и теологи в своих заключениях обязательно отмечали степень опасности женщины-репатриантки для общества, в которое она интегрируется. Психологи, теологи, руководители реабилитационных центров отмечают, что риск радикализации данных женщин остается, учитывая, что некоторые из них были вынуждены вернуться в прежнее социальное окружение в связи с материальными и жилищными проблемами. Женщины-репатриантки выходят замуж, и если муж окажется мусульманином с радикальными взглядами, то также возрастает риск радикализации. Среди репатрианток есть женщины идейные и убежденные в правоте своих взглядов, и рассматривающие свою жизнь в Казахстане как временную.

Данная публикация была подготовлена при финансовой поддержке Европейского Союза. Содержание данной публикации является предметом ответственности автора и не отражает точку зрения Европейского Союза.

Оставить комментарий

Общество

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33