суббота, 27 ноября 2021
,
USD/KZT: 425.67 EUR/KZT: 496.42 RUR/KZT: 5.81
Елордада тұрғын алаптарының тағы бір бөлігі газға қосылды Казахстанцы больше всего хотят работать в сфере строительства и недвижимости - исследование Шымкентте 7 сынып оқушысы дене шынықтыру сабағынан кейін көз жұмды Из-за нового штамма «ковида» нефть сегодня стремительно дешевеет – эксперт Выживших в шахте "Листвяжная" не оказалось Қазақстанмен Қырғызстан көмір импортын көбейтуге келісті В Туркестанской области предприниматель похитил Т2,5 млрд, выделенные на школьные ноутбуки В Москве Патриарх Кирилл встретился с Мауленом Ашимбаевым Бүгін Арон Атабектің денесі жер қойнауына тапсырылды Товарооборот Казахстана с Китаем вырос сразу на 13% за год Профессия: вместо счетовода и помощника бухгалтера придут радиофотоники и нанофотоники В мире снова набирает силу атомная энергетика Кузбасс шахтасындағы жарылыс салдарынан 52 адам қаза тапты 75% казахстанцев ничего не знают о деятельности НПО Токаев с рабочим визитом находится в Бельгии Доллар давит на фунт стерлингов, флэт выматывает нервы продавцам Алматыдан Талғарға дейін: Құсайынов LRT құрылысы туралы айтты В компании АО «KEGOC» произвели кадровые назначения В Алматы подорожает проезд на общественном транспорте - акимат Қазақстанның бас мүфтиі «Қара жұма» атауын өзгертуге шақырды Ақсу қаласында 11 миллион теңгеге салынған қазандық іске жарамай тұр Американская компания проиграла Казахстану судебный иск на S420 млн В Казахстане будут контролироваться мобильные платежи и переводы Парламент мобильді аударымдарды реттеуге қатысты заң қабылдады В казахстанских колледжах вместо устаревших 50 профессий появятся новые

Вооруженный ребенок: преступник или жертва?

Почти каждый пятый ребенок в мире растет в условиях вооруженных конфликтов. Таковы данные подготовленного благотворительной организацией Save the Children доклада "Война против детей".

В 2019 году в зонах вооруженных конфликтов проживали 426 млн детей, за год этот показатель за год вырос на 11 млн и достиг абсолютного рекорда. В докладе также указано, что с 2010 года в мире были убиты или искалечены более 93 тысяч детей. В одном только прошлом году задокументировано 10300 таких случаев. Среди преступлений против детей ООН также упоминает вовлечение в вооруженные группировки и сексуальное насилие.

Более ста тысяч детей умирают ежегодно в десяти наиболее опасных странах. Наиболее опасными из них для детей в 2019-2020 годах были Афганистан, Демократическая Республика Конго, Ирак, Йемен, Мали, Нигерия, Сирия, Сомали, Судан, Южный Судан и Центрально-Африканская Республика. В этих государствах в период с 2013 по 2017 год погибло не менее 550 тысяч детей - преимущественно из-за последствий конфликтов, таких как голод, разрушенная инфраструктура и госпитали, а также недостаточный доступ к врачебной помощи и антисанитария. Пандемия ухудшила ситуацию из-за растущей бедности и перегрузки систем здравоохранения.

Дети - комбатанты

Более чем в 30 странах свыше 250 тыс. детей в возрасте до 18 лет подвергаются жестокой эксплуатации в качестве солдат. Некоторым из них всего семь-восемь лет, причем среди них есть и мальчики, и девочки. За последнее десятилетие в результате вооруженных конфликтов и гражданских войн погибли 2 млн. детей, еще 6 млн. получили серьезные ранения или стали инвалидами. Многие другие, кого война сделала сиротами или разлучила с родителями, пережили тяжкие эмоциональные потрясения в борьбе за выживание.

Стоит отметить, что для военизированных формирований, участвующих в борьбе за власть, не существует ничего, кроме их цели. Использование детей-солдат встречается в Чаде, Демократической республике Конго, Сьерра-Леоне, Сомали, Афганистане, Ираке, Мьянме, Шри-Ланке, Филиппинах, Судане, Уганде и других. Все чаще встречаются эти случаи в Колумбии. Так согласно недавним данным военного командования, около 7000 несовершеннолетних в возрасте до 18 лет состоят в антиправительственных отрядах и военизированных формированиях. Самому младшему из них – восемь лет.

Введение системы ответственности для детей, участвующих в вооруженном конфликте

В Докладах Генерального секретаря ООН часто упоминаются случаи ареста детей, принимающих непосредственное участие в вооруженных действиях. Данный факт осуждается представителями ООН. Однако, на мой взгляд, к данному вопросу нельзя подходить однозначно.

Ответственность за вовлечение несовершеннолетних к участию в вооруженных действиях должна лежать на лицах, которые вовлекают их в этот процесс. Известны случаи, когда даже несовершеннолетние, уже прошедшие реабилитацию в специализированных учреждениях при ООН и других международных организациях, подвергаются повторной вербовке и вовлечению в вооруженные действия. При этом возникает вопрос о правомерности в этих случаях ареста этих несовершеннолетних. Данный вопрос возникает в связи с тем, что в соответствии с Конвенцией о правах ребенка, ребенком признается лицо до достижения 18-летнего возраста, если по закону, применимому к данному ребенку, он не достигает совершеннолетия ранее. Стоит отметить тот факт, что возраст детей, принимающих участие в вооруженных конфликтах порой колеблется от 5 до 18 лет. Таким образом, можно сделать вывод, что не все несовершеннолетние, принимающие участие в вооруженных конфликтах, осознают, что они делают.

Следовательно, можно допустить, что некоторые из них, полагая, что они не несут ответственности за совершенные ими деяния, могут снова и снова принимать участие в вооруженных действиях совершенно безнаказанно. К тому же, при их задержании, им будут оказана и помощь, и другие преференции, которые предоставляются детям, которые в силу возраста совершают подобные деяния.

Многие несовершеннолетние достигают такого возраста, при котором они вполне отдают себе отчет в своих действиях, целенаправленно принимая участие вооруженном конфликте с целью наживы или личной мести. При этом, они отчетливо понимают, что все мировое сообщество искренне сочувствует детям, оказавшимся в такой ситуации, и будет всячески помогать и им в том числе с точки зрения реабилитации.

Безусловно, нельзя говорить, что все дети, которые принимают участие в вооруженных конфликтах, преследуют именно эти цели. В основном их принуждают к этому путем внушения и давления на детскую психику до той поры, пока она еще этому подвержена, или путем угроз. В этой связи стоит отметить, что в национальном законодательстве предусмотрена такая процедура как эмансипация, что означает буквально приобретение лицом, не достигшего возраста восемнадцати лет, статуса совершеннолетнего лица, т.е. полной дееспособности, что подразумевает под собой способность осуществлять права и нести обязанности. Следовательно, законодатель полагает, что в отдельных случаях лицо осознает свои действия, их последствия и ответственность за них, не достигнув восемнадцати лет.

В различных государствах предусмотрен различный возрастной ценз для эмансипации. Поэтому, возможно, нужно предусмотреть право ареста несовершеннолетних, достигших определенного возраста и при наличии определенных оснований уполномоченными на то лицами. При этом речь не идет о немедленном применении ответственности к данной категории несовершеннолетних, а лишь о пресечении совершения данными лицами преступлений и правонарушений, непосредственно связанных с их участием в вооруженном конфликте. Также необходимо предусмотреть процедуру работы с несовершеннолетними, которые были задержаны, а именно: условия содержания, процедуру выявления существенных оснований к привлечению данных лиц к ответственности, а также процедуру определения соответствующих, адекватных и соразмерных мер ответственности.

Поведение военных при виде вооруженного ребенка. Одним из актуальных вопросов является вопрос о том, как именно должны себя вести военные (солдаты) при встрече вооруженного ребенка.

На первый взгляд, ответ на этот вопрос кажется простым и лежащим на поверхности – забрать у ребенка оружие и отвести его в представительство гуманитарной миссии на данной территории для его дальнейшей реабилитации.

Однако здесь не так все просто. Поведение детей в руках с оружием совершенно непредсказуемо. Известно немало случаев, когда солдаты погибали от рук вооруженных детей, которым не было и 6 лет. Солдаты, не раз принимавшие участие в вооруженных конфликтах, как правило, не ожидают, что такое беззащитное существо, как ребенок, может причинить вред или убить. В итоге американское военное командование обращает особое внимание на подготовку офицерского состава к «нетрадиционным» боевым действиям против детей-солдат. Проводятся специальные семинары на эту тему.

Был прецедент, когда в 2001 году в западноафриканском Сьерра-Леоне целый патрульный отряд британских миротворцев попал в плен, наткнувшись на детей-боевиков, открывшим по ним огонь. У 150 бойцов спецназа, которые освобождали заложников, выбора не было: им пришлось убивать детей, чтобы освободить миротворцев. И как следствие, у многих британских солдат были затяжные депрессии и посттравматические стрессовые синдромы.

Вопрос адекватности реагирования солдата на такие явления, вплоть до убийства ребенка в процессе самообороны, имеет особую остроту, поскольку часто у солдат есть свои семьи и свои дети и, следовательно, если солдат не будет себя соответственно вести в данной ситуации, у него самого могут остаться дети без кормильца.

В этой связи встает другая проблема - чьи права имеют приоритет и чьи права подлежат защите? Если исходить из того, что все дети подвержены опасности манипуляций со стороны взрослых, лишены нормальных условий, а, следовательно, вынуждены участвовать в вооруженном конфликте как солдаты, поскольку это позволит им содержать не только себя, но и свою семью, то необходим глубокий анализ причин этого явления.

Основной из них Факультативный протокол называет тот факт, что дети, попадая в условия вооруженных конфликтов, становятся наиболее уязвимой категорией гражданского населения по отношению к их вербовке и использованию в военных действиях в силу своего экономического и социального положения, а также пола.

Это проявляется в том, что особенно легкой добычей для вербовщиков и объектом манипуляции дети становятся в условиях нищеты или дискриминации, в том числе по признаку пола. В странах с низким уровнем жизни, война, разрушая экономические и социальные устои общества, ввергает многие семьи в нищету. В результате дети вербуются в вооружённые силы или группировки, чтобы обеспечить себе элементарные средства к существованию. Это дает им гарантию регулярного получения пищи, одежды и защиты. Особенно это характерно для сирот.

Кроме того, вооружённые конфликты губительно сказываются на системе образования. Когда закрываются школы, у детей практически не остаётся выбора, что существенно облегчает их вербовку.

Другой причиной данного явления называют психологический фактор. Так, например, в Камбоджи дети участвуют в вооруженных конфликтах с 1953 г., и по свидетельствам очевидцев, из детей получаются отличные солдаты. Они храбры и послушны, не задают лишних вопросов, их легко подавить, легко наказать. А некоторые даже воспринимают войну как игру. Как рассказали сами дети, ставшие участниками военных действий, их захватывало от осознания своей значимости, от серьезности происходящего. Да и взрослые для достижения своих целей, нередко подыгрывают ребятам - говорят с ними на равных, благодарят за удачно выполненные задания. Это приводит к тому, что дети-солдаты теряют понятие о ценности человеческой жизни и становятся эффективными и дисциплинированными исполнителями, и в большинстве случаев являются более послушными солдатами. Нередко им даются самые опасные задания, их посылают совершать самые зверские преступления. В вербовочной работе с подростками и детьми активно применяются некоторые психологические приемы, когда мобилизованные в вооруженные отряды недоросли оказываются как бы в ловушке. Так, например, их обязывают принимать непосредственное участие в рейдах против родных деревень, после чего им объясняют, что теперь уже никогда они не смогут вернуться туда. Детям раздают различные амулеты, которые, по словам авторитетных взрослых командиров, гарантируют им жизнь и защиту от пуль.

При этом использование малолетних боевиков экономически очень выгодно. Так, Международная организация труда сообщает, что, например, в Центральной Африке 94% несовершеннолетних «воинов» вовсе не получают никакого денежного вознаграждения.

И наконец, необходимо отметить и тот факт, что массовое участие детей в боевых действиях в последние годы стало возможно благодаря появлению легкого и простого в употреблении оружия, что, безусловно, способствовало использованию детей в составе ударных войск. Достаточно вспомнить, например, автомат Калашникова или автоматическую винтовку М-16. Из-за его доступности за последние 10 лет число юных бойцов увеличилось, а их средний возраст снизился.

Так, в 85-ти странах мира в правительственные вооружённые силы, военизированные формирования, гражданскую милицию и всевозможные негосударственные вооружённые группировки было завербовано свыше полумиллиона детей в возрасте до 18 лет. Каждую секунду более трёхсот тысяч этих детей принимают активное участие в боевых действиях на стороне правительственных сил либо вооружённых политических группировок. Кроме винтовки или автомата, подростки зачастую больше ничего не получают, но, пройдя жесткий курс обучения, успешно сражаются наравне со взрослыми.

Данная статья была подготовлена при финансовой поддержке Европейского Союза. Содержание статьи является предметом ответственности Eurasian Expert Council и не отражает точку зрения Европейского Союза.

Чингис Лепсибаев, Магистр государственного администрирования, правозащитник

Оставить комментарий

Общество

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33