пятница, 30 июля 2021
,
USD/KZT: 424.51 EUR/KZT: 504.06 RUR/KZT: 5.81
Как пандемия повлияет на президентские выборы в Узбекистане? Банки Узбекистана начали опережать казахстанские по темпам и качеству кредитования Лук, капусту, картофель и морковь в Казахстан везут из-за рубежа Создание мурала Оспан Батыру и Кенесары столкнулось с препятствиями Центральноазиатская интеграция набирает темпы ЧС объявили в Степногорске после прошедшего урагана Цены на уголь начали расти до начала отопительного сезона Аким привозил избирателей на служебном автомобиле в сельском округе Павлодара На поселковых выборах победил «кандидат от ЛДПР» и племянник экс-акима области Цены на лекарства растут, несмотря на рост производства Moody’s повысило рейтинги Kaspi Bank Кандидат от ЛДПР: нуротановский выдвиженец в акимы поселка под Темиртау перепутал партию Бывший и действующий депутаты судятся из-за выборов в акимы В Казахстане «карантинный беби-бум» Аккумуляторный и фармацевтический заводы планируют построить в СЭЗ Петропавловска Правозащитники: журналистов «прослушивать» нельзя В Казахстане стали больше доверять полиции Активисты: выборы акимов преждевременны и могут дискредитировать саму идею На фоне роста цен падает качество услуг Зависимость Казахстана от импорта продуктов питания растет Многодетные о драке с полицией: «Вместо стула для беременной получили шапалак от СОБР» «Приятного аппетита, но еды нет»: в COVID-госпитале Нур-Султана не кормят больных Голодовка: активисты ДПК провели ночь у департамента полиции Алматы Самые закрытые: Павлодарский, Мангыстауский и Алматинский регионы Митинги против обязательной вакцинации прошли в нескольких городах Казахстана, есть задержанные

Поддержка медработников надбавками и выплатами провалилась

Exclusive.kz писал об исследовании консалтингового агентства Health & Capital, в ходе которого выяснились шокирующие цифры по фактам неполучения медиками господдержки. Проведенный опрос 4715 респондентов свидетельствует о существенных различиях между официально отрапортованными данными и фактическим количеством претендентов на получение надбавок и единовременных социальных выплат (ЕСП). Авторы исследования, Марат Мамаев и Али Нургожаев поделились с нами выводами и рекомендациями по итогам своего исследования.

По мнению исследователей, поддержка медицинских работников надбавками и единовременными социальными выплатами провалилась на этапе реализации из-за отсутствия устойчивых механизмов распределения средств на поддержку медицинских работников в условиях кризисных ситуаций.

«Причиной этому послужило отсутствие устойчивых и отработанных механизмов поддержки медицинских работников в условиях кризисных ситуаций. Это проявилось в неэффективном межведомственном взаимодействии между участниками процессов по распределению надбавок и единовременных социальных выплат – бюджетных средств», - отмечают исследователи.

Наличие в приказах Минздрава множества критериев отнесения и определения адресатов государственной поддержки усложнило администрирование бюджетного процесса. НПА определило, что господдержку могут получать работники здравоохранения, которые участвовали в оказании медицинской помощи пациентам с COVID-19. Однако такая формулировка порождает множество толкований и открывает возможности для установления условий отнесения медицинских работников к категориям получателей господдержки. Все это существенно тормозило процесс распределения средств, и, что наиболее критично, усложнило сам процесс в период и без того напряженного состояния здравоохранения в целом. Это говорит о плохом взаимодействии между медицинскими организациями, местными исполнительными органами в лице управлений здравоохранения и Минздравом.

«В условиях неблагоприятного финансового положения, надлежащее управление кадровыми ресурсами требовало внушительных государственных вложений, которые затрагивали бы всех медицинских работников. Однако на деле действующие механизмы распределения были направлены на решение накопившихся проблем инфекционной службы, а подход основывался на попытках классификации медицинских работников по признакам и степени участия в борьбе с COVID-19», - обращают внимание эксперты.

Данный подход не достиг успеха, поскольку: во-первых, отношение государственной политики охраны здоровья к COVID-19 было построено на определенной уверенности в управляемости процесса распространения заболевания; во-вторых, как следствие, сформировалось видение по потребности в кадровых ресурсах. Это повлияло на определение необходимого объема государственных средств из бюджета страны.

Помимо этого, на сегодняшний день бюджетирование здравоохранения страны не решило проблему, связанную с отсутствием механизмов взаимосвязи между планируемыми в рамках системы государственного планирования показателями здравоохранения и государственными расходами, не была внедрена методология бюджетирования, ориентированного на результат. В результате, в ситуации, когда потребность в кадровых ресурсах возросла, средств на дополнительное их привлечение и мотивацию не хватило.

«Это позволяет сделать вывод о том, что следовало максимально поддержать всех или большинство медицинских работников. Это дало бы возможность задействовать и стимулировать все кадровые ресурсы здравоохранения», - считают авторы. - Однако в действительности было сделано ровно противоположное. Проведенный опрос 4715 респондентов свидетельствуют о существенных различиях между официально отрапортованными данными и фактическим количеством претендентов на получение господдержки.

«Информационный бункер» 3 операторов и 4 госорганов

Информационное сопровождение процессов распределения господдержки медработников исследователи справедливо называют «инфобункером». Надбавки и единовременные социальные выплаты осуществлялись с участием четырех государственных органов:

  • УОЗ, которым подчинены медицинские организации,
  • МИО, при котором функционировал коллегиальный орган,
  • МЗ РК, руководившим процессом в целом,
  • МТЗСН, в автоматическом режиме проверявшим информацию относительно ЕСВ.

Основные финансовые операторы:

  • Госкорпорация, занимавшаяся сверкой и выплатой ЕСВ,
  • ГФСС, финансировавший ЕСВ,
  • ФСМС, финансировавший надбавки, и отчасти принимавший участие в экспертизе медицинских работников на предмет отнесения их к адресатам господдержки.

«Несмотря на наличие многочисленных участников, информационное сопровождение процессов распределения господдержки характеризовалась низкой прозрачностью принятия решений на всех уровнях», - заключили эксперты.

При этом, на официальных сайтах основных владельцев бизнес-процессов не удалось обнаружить информацию ни о составе комиссии и её регламенте, ни о перечне и критерях к карантинным объектам, ни о правах и ограничениях для получения надбавок для медицинских работников, ни о фактических выплатах или количестве потенциальных получателей надбавок, ни об объеме фактических выплат и пр.

Информационное сопровождение ограничивалось эпизодическими пресс-релизами отдельных государственных органов, без единых и доступных форм отчетности, которые не покрывали основные факторы обеспечения прозрачности процессов.

План действий: 12 шагов

Эксперты сформировали минимальный перечень мер господдержки медицинских работников и их мониторинга, которые, по их мнению, обеспечат прозрачность движения государственных средств.

В частности, проработать вопрос специализированного страхования медработников от несчастных случаев на рабочем месте, а также ввести гарантированное страхование их профессиональной ответственности. Эксперты считают, что необходимо создание НПО по защите их прав, а также утвердить методику определения риска заражения инфекционными заболеваниями медработников в медорганизациях. По их мнению, настало время разработать Порядок распределения между медорганизациями ЛС, МИ и СИЗ, полученных в рамках иностранной гуманитарной помощи, а также спроектировать и внедрить сеть современных симуляционных центров.

Для этого нужны методики формирования и формы отчетности перед обществом по расходам на здравоохранение, а также системы мониторинга социально-экономических показателей медицинских работников через единый портал на базе сформированного НПО по защите прав медицинских работников.

Разница в зарплатах врачей в РК и странах ОЭСР составляет почти 7 раз

Также исследователи отмечают, что Трудовой и Бюджетный кодексы не предусматривают особые условия и формы поддержки для медицинских работников. В Законе «О республиканском бюджете на 2021-2023 годы» также не предусмотрены меры государственной поддержки медицинских работников. Меры, направленные на повышение заработной платы медицинских работников, можно отнести к косвенным формам финансовой поддержки, однако повышение заработной платы медицинских работников является инструментом решения системных проблем в отрасли и составляющей политики повышения качества медицинской помощи.

«Определено, что соотношение средней заработной платы врача к средней зарплате в экономике в 2018 году составило 0,93:1 в Казахстане, тогда как в странах ОЭСР это соотношение составляет 2,6:1», - приводится сравнение в исследовании.

Кроме того, в 2017 году разница в ценности заработных плат врача РК и врача ОЭСР составляла 6,9 раз: казахстанский врач на свою месячную заработную плату может купить 2,4 потребительские корзины, тогда как врач в странах ОЭСР может купить 16,4 потребительские корзины.

«Нормы, указанные в Кодексе о здоровье и системе здравоохранения, на первый взгляд обеспечивающие основания для осуществления социальной поддержки медицинских работников, не поддержаны нормами Бюджетного Кодекса: Кодекс не предусматривает целевые средства на уровне республиканского и местного бюджета для поддержки непосредственно медицинских работников», - отмечают авторы исследования.

Что делать?

Степень технологического насыщения медицины требует иного подхода к господдержке, считают эксперты. В основе механизма распределения средств господдержки работников системы здравоохранения должно лежать понимание того, что при текущем технологическом насыщении процесса оказания медицинской помощи и системы здравоохранения требуется максимальное вовлечение трудовых ресурсов в кризисных ситуациях.

«Механизмы распределения господдержки в первую очередь должны стать консолидирующим фактором кадрового потенциала здравоохранения, который обеспечивал бы господдержкой всех или большую часть работников и был бы максимально прост в администрировании с использованием действующих механизмов распределения бюджетных средств, в то время как поиск «справедливого распределения» требует больших организационных ресурсов и не может отвечать операционным потребностям», - резюмируют авторы исследования.

Исследователи: Марат Мамаев - консультант Всемирного Банка, UNFPA, UNICEF, ADB. Али Нургожаев тренер ВОЗ по национальным счетам здравоохранения, консультант Всемирного Банка, staff on loan ОЭСР.

Оставить комментарий

Общество

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33