суббота, 25 сентября 2021
,
USD/KZT: 423.91 EUR/KZT: 497.37 RUR/KZT: 5.81
Джо Байден намерен назначить уроженку Казахстана главой банковского регулятора США USAID окажет финансовую помощь Мангистауской области Кто купит яхту «Дочки» «Казмунайгаза» за 878 млн тенге? Климатическая тревожность: 40 % молодежи боится заводить детей Центральная Азия улучшит дороги за счет ЕБРР В Казахстане растет количество правонарушений, связанных с наркотиками В Казахстане цены на лекарства подорожали на три процента В Казахстане 85% многодетных семей живут за чертой бедности В Казахстане за прошедшие сутки зарегистрировано 2 537 новых случаев заболевания коронавирусной инфекцией ⠀ Бывший вице-министр финансов Руслан Енсебаев приговорен к четырём годам лишения свободы Генеральной лицензии лишился еще один вуз Казахстана Сенат утвердил новые пособия для людей с инвалидностью В Казани смогут обучаться родному языку в метро Прибыль казахстанских ломбардов составила 19 миллиардов тенге 15 из 100 казахстанцев не могут позволить себе купить две пары обуви В Казахстане рост затрат на науку ожидается не раньше 2023 года У казахстанцев появилась возможность повысить качество предоставления государственных услуг В Латвии запретили использование георгиевских ленточек Куликовская битва: миф или реальность? МИИР собирается субсидировать 10 авиамаршрутов 5 миллионов казахстанцев прошли онлайн-перепись Токаев прибыл в Мангистаускую область 100 субъектов АПК обязаны возвратить в бюджет около 5 млрд. средств Объём казахстанского импорта составил 21,7 млрд долл. США Объём займов на душу населения в Казахстане вдвое ниже, чем в России

Минздрав за здоровый образ жизни, который многим недоступен

Минздрав разработал Национальный проект по новым подходам формирования здорового образа жизни на 2022-2025 годы, который эксперты тут же назвали «фашистским» из-за его репрессивно-запретительного характера. Более того, его не поддержали даже сами госорганы. Кроме того, его реализация усложнит жизнь и без того пикирующего малого и среднего бизнеса. Наши эксперты Туменова Бахыт, глава Общественного фонда «Аман-саулык» и Дмитрий Янин, председатель правления «Международной конфедерации обществ потребителей (КонфОП)» РФ, считают, что главное для любой программы – обеспечение права человека на выбор. Об этом Exclusive.kz в программе «Мозговой штурм»


– В чем новизна нового национального проекта по формированию здорового образа жизни? Как он коррелирует со скандальным Кодексом о здоровье?

Бахыт Туменова: На мой взгляд, там ничего нового нет, наоборот используются те же подходы, как и в Кодексе о здоровье. Новая концепция ЗОЖ, как и все другие документы, носит запретительный характер с точки зрения прав человека: права на информацию, права на выбор, права на информированное согласие. Когда я была в составе рабочей группы по разработке Кодекса, то уже тогда не смогла преодолеть непонимание в отношении многих вопросов, связанных со здоровым образом жизни. И вот в новом документе такой же поверхностный, «шапкозакидательский» подход, из-за которого Кодекс вызвал очень много нареканий со стороны гражданского общества вплоть до митингов. Боюсь, новый документ ждет та же участь. Например, как врач, я понимаю, что некоторые вещи связаны с психологической зависимостью и простыми запретами ничего не добьешься. В Казахстане 84% смертей вызваны неинфекционными заболеваниями, поэтому такой подход не принесет ожидаемых результатов.

Дмитрий Янин: Я согласен, что документ очень амбициозный, цели поставлены настолько высокие, насколько необоснованные. Я бы разделил его на две части. Первая касается всех типов зависимостей и здесь точно нужно мнение профессионалов, подкрепление запретительных мер мотивирующими. Например, конечно важно ограничить ценовую доступность алкоголя, но параллельно запускать очень хорошую антиалкогольную стратегию, как это сделала та же Финляндия. В частности, они не повышали цены на крепкий алкоголь, но перенесли его продажи в специализированные магазины, предоставив при этом альтернативу в виде слабого алкоголя.

То же самое по курению. В 2019 году в Казахстане было проведено исследование более 11,5 тысяч домохозяйств по распространенности курения. Оказалось, что курят почти 21,5 % взрослых старше 15 лет. В этой связи нужно рассматривать меры по созданию бездымной среды в общественных местах. Их нет в Казахстане и это недоработка Кодекса о здоровье. Но, в то же время, взрослым курильщикам нужно оставлять альтернативы в виде менее травматичных систем нагревания табака либо через курительный табак, как это делает Швеция или Норвегия, но запрещено в Казахстане.

Что касается питания, то и это нужно обсуждать с пищевыми индустриями и планомерно добиваться изменений как в поведении потребителей, так и в поведении индустрии. Например, почему бы не убрать транс-жиры из промышленности? Это можно сделать, но потребует усилий, о которых в концепции ни слова. Коротко говоря, она нуждается в серьезной доработке.

Бахыт Туменова: Я направила свои предложения по концепции в министерство здравоохранения. Зависимость - это очень сложная вещь. Помимо той же наркотической зависимости есть игромания, пищевая зависимость, связанная с национальными традициями. Поэтому нужна разъяснительная работа, начиная с пеленок, формирование правильных привычек, которые, в свою очередь, сформируют правильный спрос. Это работа на годы, а может и на десятилетия. Одни запреты ни к чему не приведут. Мы уже проходили опыт СССР, когда в годы перестройки был введен «горбачевский сухой закон». Тогда мы открыли ворота для контрабандной продукции и травили этим суррогатом наших граждан.

– К сожалению, запретительно-регулирующий характер имеет место при разработке всех государственных концепций. Запрещать и регулировать мы научились лучше, чем использовать позитивную мобилизацию. Как реализация этой концепции повлияет на население и бизнес?

Дмитрий Янин: Конечно, нельзя оставлять все на откуп бизнесу, который не всегда позитивно реагирует на новации, тем более если они требуют дополнительных издержек. Повторюсь, нужна дискуссия с профессионалами. Я не скажу, что все плохо. Например, я поддерживаю запрет на курение в кафе, барах и ресторанах. Но в то же время, у бизнеса должна быть возможность переходного периода. Допустим, на отказ от применения трансжиров при производстве кондитерских изделий у предприятий должно быть три года. Если крепкий алкоголь будет продаваться только специализированных магазинах, то предпринимателям нужно дать два-три года, чтобы они окупили свои расходы и перепрофилировались. Параллельно, через фискальные меры, стимулировать производство менее вредных альтернатив, создавать условия по замещению вредной продукции на полезную. Возможно, потребуются льготы и субсидии бедным для покупки полезных, но дорогих для них продуктов питания. Это тоже применяется во многих странах мира.

Кроме того, концепцией предложено создание Фонда помощи, который будет собирать 10% отчислений от продаж алкоголя и табака. Но, если такие структуры действуют вне рамок бюджетного процесса, который подразумевает прозрачность, то, боюсь, это может закончится уголовными делами.

– Боюсь, что вы правы. Тем более, даже государственное регулирование не спасло от скандалов тот же «Damumed» или «СК-Фармация». Насколько мне известно, даже госорганы дали отрицательное заключение на новую концепцию ЗОЖ?

Бахыт Туменова: Я в принципе против таких фондов. Казахстан относится к странам с высоким уровнем коррупции и создание еще одного фонда только усугубит ситуацию.

Дмитрий Янин: Я думаю, позиция других госорганов в том, чтобы концепция ЗОЖ имела более компромиссный характер с точки зрения переходных периодов, жесткости тех или иных ограничений, но блокировать вопросы, связанные с общественным здоровьем ни одно ведомство не должно. Например, нельзя гнать человека с табачной зависимостью в наркодиспансер. Курильщик - не прокаженный человек. Ему нужно помогать, любить его, лечить в комфортной обстановке. В России, к сожалению, курильщиков загоняют в наркодиспансер и это кошмар.

– Сейчас в Казахстане падают доходы населения, официальная инфляция занижена, при этом здоровый образ жизни прежде всего зависит от уровня доходов потребителя. В условиях падающей экономике основной рацион составляет продукты, которые нельзя назвать полезными. Как вы предлагаете в этих условиях выживать?

Дмитрий Янин: Вы задали очень правильный вопрос. В частности, в концепции есть очень смелая идея обложить акцизам сахарников. В наших условиях я не начинал бы эту историю с введения новых акцизов на нездоровую еду. К этому не готовы ни общество, ни индустрия. Международный опыт тоже неоднозначен: есть страны, которые выиграли от введения налога на жидкий сахар, но в целом потребление сахара не упало. Есть две проблемные группы для всех постсоветских стран - водка и сигареты. Для них нужен поэтапный план повышения цен на акцизы, чтобы снизить потребление этих травматичных продуктов и параллельно стимулировать переход к слабому алкоголю. Или, например, стимулировать переход курильщика с 20-летним стажем на никотин без дыма. Эту меру используют многие страны. Я читал пример, когда в Центр по отказу от курения пришла женщина, признавшаяся, что не может отказаться от табака даже во время беременности. Врач выдает ей электронную сигарету, чтобы не травить ребенка дымом. Такие меры привели к тому, что в той же Великобритании бросили курить уже 70 тысяч человек, а 3 миллиона перешли к бездымным сигаретам. Такие вещи нужно делать и обучать, в том числе, и врачей.

– Какие системные первоочередные меры для формирования здорового образа жизни должны быть приняты, на ваш взгляд?

Бахыт Туменова: Политика «кнута» должна быть дополнена политикой «пряника». Вот предлагают полный запрет рекламы вредных товаров, но речь должна идти не о запрете, а о предоставлении полной и честной информации. В-вторых, необходимо структурировать пропагандистскую компанию для тех, кто еще не употребляет вредную продукцию, и тех, кто уже зависим от нее.

Дмитрий Янин: Помимо этого, я бы посоветовал минздраву учесть нашу ментальность. Ведь половина ассортимента на праздничном столе казахстанца, с точки зрения диетолога, это кошмар. В России то же самое. Поэтому мы имеем колоссальную смертность и уровень ожирения, по которым скоро обгоним Америку. Нужно менять этикетки на продуктах питания. Если продукт содержит высокое содержание сахара, жиров и соли, то на фронтальной стороне крупным шрифтом должна быть надпись: «Минздрав предупреждает: продукт с высоким содержанием сахара». Это приучит людей к мысли, что, покупая печенье, они получают сверх дозу сахара и плохого жира, а значит на следующий день лучше питаться морковкой и яблоками. Такие вещи стимулируют людей делать правильный выбор в пользу правильных продуктов. Но при этом сами производители, если они производят что-то нездоровое на упаковке, должны писать на упаковке: «не самый хороший продукт». Так, мы влияем на спрос и даем сигнал производителям делать что-то хорошее для людей.

Бахыт Туменова: Когда начинают бороться с теми, кто выпускает сахаросодержащие напитки, повышая налоги, забывают о том, что сахар - это социальный продукт. 47-48% населения живет в селе и живет беднее, чем городское население. Поэтому я не думаю, что они ежедневно покупают своим детям по бутылке Coca-Cola. Но тогда этот ребенок есть хлеб с маслом, посыпанный сахаром. Когда мы говорим о здоровом образе жизни, понимаем, что во многом это зависит от уровня доступности населения полезных продуктов.

Напомню период, когда местные бюджеты выделяли деньги для платного питания школьников начальных классов. Так вот, очень скоро бизнес отказался от этого, потому что, как только они начали следовать рекомендациям Академии питания, вся еда оставалось в столовой на тарелках: дети привыкли к тем продуктам, которыми их кормят дома. Сегодня до 25% детей в Казахстане страдают от лишнего веса: спрос рождает предложение.

– Когда говорят о вреде табака, вспоминаются смог, которым мы дышим, выбросы в Усть-Каменогорске и Атырау. С нашим качеством экологии запрет на курение выглядит ханжеством. Как вы думаете, должно ли министерство здравоохранения объявить «террор» более системным факторам, влияющим на здоровье нации?

Дмитрий Янин: Безусловно, задача минздрава - быть алармистом в вопросах, снижающих качество жизни. Минздрав должен отстаивать интересы граждан и добиваться вложений в инфраструктуру для того, чтобы люди жили в здоровой окружающей среде. К сожалению, в этих вопросах Минздрав не является и не признается актором в сферах, где ключевую роль играет экономический блок. И в этом смысле минздрав, конечно, заслуживает поддержки, и мы должны все делать то, чтобы их услышали. Нужно добиваться улучшения и качества воды, и качества воздуха, но, как правило, эти вещи блокируются экономическими возможностями. Чиновники редко прислушиваются к специалистам, которые говорят о том, что нужно ограничивать применение автомобилей, добиваться чистого бензина, блокировать старые машины для въезда в центр. Для Алматы, как и для многих других городов, это очень актуально. Но экономисты на это возразят тем, что тогда поднимутся тарифы для населения на теплоснабжение и пр. При этом, о том, сколько государство теряет на здоровье граждан никто вспоминать не любит.

Бахыт Туменова: Сейчас во время пандемии уходят пожилые люди, но не в силу своего возраста, а потому, что их здоровье обременено многими хроническими заболеваниями. Мне кажется, когда закончится пандемия, нужно провести детальный по тем хроническим заболеваниям, которые сопутствовали болезни людей, ушедших из жизни. Нашим медицинским работникам важно завоевать доверие граждан и в этом смысле – ключевой инструмент – работа с общественностью. Во время обсуждения Кодекса я просила обратить внимание на то, что есть альтернативы и тому же сахару, и сигаретам. Минздрав должен хорошо понимать, что такое зависимость и как надо с ней работать, прекратить нынешний поверхностный подход. Новая концепция ЗОЖ не решит проблему. Нужен честный диалог всех участников процесса: общества, бизнеса, профессионалов. При этом во главу угла должны быть поставлены права человека. Права человека на честную информацию, на выбор, на информированное согласие.

Оставить комментарий

Общество

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33