суббота, 12 июня 2021
,
USD/KZT: 427.15 EUR/KZT: 519.12 RUR/KZT: 5.81
Прокуратура Алматы не нашла признаков экстремистской группы в деле активистов оппозиции На активиста Жанболата Мамая могут подать в международный суд за критику сборки автобусов Назначен новый глава Антикора по Алматы Глава МВД о кеттлинге во время митингов: «Наши полицейские всегда стоят без оружия, без дубинок, без газа» В Алматы прошло заседание по демаркации казахстанско-узбекской границы Депутат призвал государство начать регулировать цены на конину и баранину Судебным приставам могут запретить пистолеты и электрошокеры В Казахстане хотят запретить разглашение переговоров при подготовке к арбитражным разбирательствам Началась эвакуация казахстанцев из сектора Газа Два фильма сняли про Токаева В Семее задержана блогер, критиковавшая акима ВКО. Пытаются задержать предпринимателя Казахстан стал первой страной в СНГ по реализации проекта электронного расследования Активист Альнур Ильяшев просит суд признать действия властей политрепрессиями Строители «Абу-Даби Плаза» требуют выплаты зарплат за два месяца Эксперты прогнозируют рост инфляции и ослабление тенге Казахстан планирует выпускать QazVac на экспорт Посещаемость кинотеатров в Казахстане сократилась в четыре раза на фоне пандемии Эмир Катара поздравил Токаева с разработкой отечественного препарата против коронавируса Казахстан не может полагаться только на внутренние инвестиции – Токаев В Казахстане вводится утильсбор на кабель. Общественники собираются на митинг Остановить репрессии против Навального призвали в США Мамин отчитался Токаеву по итогам социально-экономического развития Казахстана Мамин поручил контролировать рост цен на стройматериалы Цены на товары и услуги растут на фоне инфляции Россия продлевает аренду космодрома «Байконур» до 2050 года

Чингиз Лепсибаев: «Урезонить монополистов, дать денег и проявить политическую волю»

Exclusive.kz продолжает дискуссию о том, почему в Казахстане не развивается зеленая энергетика, кто или что этому мешает, и что необходимо делать? Сегодня – точка зрения президента правления общественного объединения Eurasian Expert Council Чингиса Лепсибаева.

– Доля зеленой энергетики не достигает даже 3% от вырабатываемой в Казахстане электроэнергии потому, что ментально мы находимся примерно на уровне 70-ых годов прошлого года. Кроме того, есть интересы угольной промышленности, в основном, монополистов, которые всячески лоббируют то, чтобы у нас по-прежнему строились ТЭЦ. Ушки тянутся к владельцам разрезов «Богатырь» и «Шубаркуль». Недавно прошла конференция по изменению климата, на которой выяснилось, что во всем мире уже отказываются от газа. А мы сейчас с трудом отказываемся от угля в пользу газа. Поэтому моментальное развитие зеленой энергетики у нас в принципе невозможно. В Казахстане сейчас только начинают говорить о том, о чем в Европе говорили в конце 90-ых – начале 2000-ых, а угольные технологии у нас даже не 19-ого, а 18 века. Для перехода на возобновляемые источники энергии и зеленую энергетику необходим какой-то базис. Ведь в Европе сначала создали атомную энергетику, которая позволила отказаться от угольной, а потом, когда они обеспечили себя дешевой электроэнергией, они смогли позволить себе ветряки, как в Германии, где энергетика уже на 20% зеленая.

Но главное - зеленая экономика предполагает огромную работу с ментальностью, а с этим у нас существенные проблемы. Наши люди могут приехать на тот же Кобейтуз (розовое озеро в Акмолинской области –авт.) и не убрать за собой мусор. А нам необходимо научиться не просто не сорить, но и сортировать мусор. Каждый гражданин должен знать, что окурок разлагается 50 лет, что воду необходимо экономить не потому, что за нее надо платить, а потому, что ее надо беречь в принципе и так далее и так далее. Здесь огромный пласт идеологической работы не проведен. Начинать работу по зеленой экономике необходимо с того, что зеленым предприятиям и тем, которые хотя бы в какой-то степени являются экологичными, давать дотации.

– Как это должно выглядеть на практике? Например, в Астане ТЭЦ-1, ТЭЦ-2 работают на угле. Завтра, допустим, появится ТЭЦ-4, которая будет работать на газу, и она будет получать дотации?

– Они и без того получают дотации для того, чтобы перевестись на газ. ТЭЦ – это не хороший пример. Например, какой-то объект ставит ветряк вместо того, чтобы ставить котельную. Этот ветряк сам вырабатывает электроэнергию, и для его приобретения объекту дают какую-то льготную ссуду из «Даму», например. Или субсидируют автопарк, если он закупает экоавтобусы – не газовые, а электрические. Или дают льготы ЖК, которые свои отходы перерабатывают… Нужна продуманная система мотивации…

– Почему эта работа не ведется?

– Работа ведется, но есть жесточайшее лобби, прежде всего, той же угольной промышленности. Надо понимать также, что нужны огромные инвестиции. Например, Балхаш – это туристическое место, где ТЭЦ видно за 20 км, но ничего не делается. Здесь сказывается либо отсутствие мотивации, либо заинтересованность в том, чтобы он продолжал работать на угле.

Есть еще один нюанс. В огромном количестве случаев стоимость перевода ТЭЦ на газ равна стоимости строительства новой ТЭЦ. Поэтому для таких решений нужна политическая воля.

Мы являемся одним из крупнейших поставщиков урана. Атомная энергетика очень эффективна во всем мире, выбросы от нее минимальные. Экономика Франции на 75% - это атомная энергетика. Вообще, промышленность Европы состоялась благодаря дешевой электроэнергии, но раз уж мы еще топим углем, то хотя бы необходимо минимизировать выбросы.

Еще один ограничивающий фактор – отсутствие собственных технологий по переходу к зеленой энергетике. У нас все покупное, и мы сами здесь ничего не производим, что еще больше увеличивает стоимость возобновляемой энергетики.

– Вы сторонник АЭС, хотя это и политически, и технологически рискованно. В памяти еще свежи воспоминания о Чернобыле, да и недоверие к собственным кадрам очень большое…

– 60% в строительстве АЭС – это система безопасности. И строить будут не казахи, а компания, которая придумала этот реактор, то есть либо россияне, либо французы, либо корейцы, либо японцы. Со времен Чернобыля произошел просто гигантский скачок в обеспечении безопасности. В Фукусиме было 9-бальное землетрясение и ничего не взорвалось. У нас, понятное дело, АЭС не надо строить в Алматы. У нас есть свое топливо, у нас есть «КазАтомПром». В мире очень мало стран, буквально 10 стран, у которых есть атомное топливо, а у нас все – свое. То есть для нас это будет намного дешевле. У нас уже есть опыт эксплуатации атомных станций, в Алматы стоит испытательный атомный реактор, в Курчатове стоит. У нас есть свои специалисты. К тому же это делается под эгидой МАГАТЭ, и принимать АЭС будут не казахи, а МАГАТЭ.

– А что с политической волей? Тем более, что Казахстан принял на себя серьезные международные обязательства по зеленой энергетике.

– Да, мы будем вынуждены изменить свои подходы. Принят новый Экологический кодекс, серьезно выросли штрафы за вредные выбросы. Разрабатывается программа «Жасыл Қазақстан» с очень амбициозными задачами. Но для ее реализации нужна ментальная ответственность каждого из нас за состояние экологии. А значит, необходимо системно финансировать экологов, поднимать уровень их профессиональной экспертизы. И еще есть нюанс. Это должно быть не на уровне министерства, а в каждом районе. Эта работа должна проводиться с гражданами на местах. Чтобы не выбрасывал человек пакет в арык, а чтобы у него был специальный пакет для пакетов, в который он собирает пакеты, и он его еще в специальный ящик выбросит. Когда мы этого добьемся, мы станем настоящими европейцами в хорошем смысле этого слова.

Когда люди перестанут выбрасывать мусор в неположенных местах, завтра они возмутятся, что у них в районе поставили заправку. Ситуацию можно поменять только снизу.

Оставить комментарий

Общество

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33