воскресенье, 20 июня 2021
,
USD/KZT: 427.82 EUR/KZT: 509.75 RUR/KZT: 5.81
Маржикбаев готов рассмотреть вопрос избрания Сабурова акимом Пенопластовые стены «Керуен-сарая» названы «новейшими технологиями» Вопрос о заводе по сжиганию ПХД-отходов в Степногорске еще не решен Почти на 60% упал приток инвестиций США в РК в 2020 году Подорожание картофеля: экспортируем много и задешево, импортируем мало и дорого Кредит в $60 млн выделяет ЕБРР Банку ЦентрКредит В Павлодаре обрушился строящийся дом: у пострадавших рваные раны Причины подорожания продуктов питания назвали в АЗРК Кульгинов заявил о полной газификации «Коктал-1» на фоне критики Токаева Иск об отмене утильсбора: власти исправляют ошибку задним числом Возгорание на КазГПЗ не повлияло на уровень добычи нефти – КМГ Керуен-Сарай в Туркестане: «Построен из пенопласта и штукатурки, развалится от пары зим» Повышение цен на АЗС привело к социальной напряженности – Токаев Токаев поручил активизировать работу по сглаживанию цен на газ Помощник Елбасы и сооснователь Kaspi.kz вошли в СД «Самрук-Қазына» Ashyq: Казахстанцы обрушили рейтинг приложения в Play Market и App Store Яхта, конюшня, спорткомплекс: сенатор обнародовала баланс нацкомпаний Более 300 иностранцев арестовали в Нур-Султане в преддверии Дня столицы «Не говори мне «Э»: депутаты кыргызского парламента чуть не подрались Какие жилищные программы для молодых семей есть в Казахстане? ФЕЦА и «Шеврон» объявили конкурс грантов для НПО для развития волонтерства и против насилия К удорожанию лекарств приведет наднациональная регистрация в ЕАЭС – сенатор Животноводам Мангыстау обещают удешевленный корм для зарегистрированного скота Более половины инвестиций в автодороги Казахстана приходится на Алматинскую область Китайцы возглавили ТОП-5 иностранных работников в Казахстане

Азаматхан Амиртаев: «Развитию зеленой экономики мешают олигархи»

Разговоры о зеленой экономике могут вызывать только смех в условиях, когда Казахстан стремительно погружается в миллионы тонн собственных отходов. Осознает ли государство масштабы бедствия? Exclusive.kz публикует точку зрения президента Республиканского общественного объединения «Экологический альянс» «Байтақ Болашақ» Азаматхана Амиртаева.

– Что мешает развитию в Казахстане зеленой экономики?

– Наша экономика основана на нефти и газе. Руководство страны в лице министров и акимов научилось зарабатывать только на этом, больше ничего они не умеют. Десятки миллиардов долларов они вложили в программу форсированного инновационного развития, но реализованые проекты можно на пальцах посчитать. Созданные холдинги по развитию сельского хозяйства «КазАгроХолдинг», «КазАгроФинанс», «Агрокредитная корпорация», инвестиционные институты уверенно доказали свою неэффективность. А в это время Казахстан подписал Киотское и Парижское соглашения, Программу развития зеленой экономики, и сейчас наша страна обязана исполнять взятые обязательства: это уменьшение парниковых газов, переход на альтернативную энергетику. По Парижским соглашениям с 2021 года начнется проверка международных полицейских.

Что такое зеленая экономика? Это прежде всего переработка отходов. А мы скоро в них буквально утонем: сейчас у нас в стране 64 млрд тонн производственных отходов, 22 млрд промышленных отходов, 1 млрд кубов канализационных отходов, 200 млн тонн твердо-бытовых отходов, 1 млн тонн опасных отходов, и это без учета медицинских, строительных, жидких, техногенных отходов. Кроме того, ежегодно увеличивается на 5 млн тонн объем ТБО. А в это время мы уже десятки лет говорим о зеленой экономике и как достижение демонстрируем мусорные баки, окрашенные в желтый, зеленый и красный цвета. Мы говорим о переработке пластика, бумаги, а на самом деле это 1% от твердо-бытовых отходов. Хорошо, пусть будет не 1%, а 5-6%, но 90% ТБО мы ведь все равно не перерабатываем. О какой зеленой экономике можно говорить, если все мусорные полигоны в регионах принадлежат олигархам? При этом, начиная от РОП и заканчивая мусороперевозящими компаниями получают колоссальные деньги от государства, но результатов от переработки не видно. Надеюсь, дело сдвинется с мертвой точки. Сейчас приняли новый Экологический кодекс, в который включен принцип Waste to Energy (чистая энергия) за счет сжигания мусора. В пилотную зону включили шесть регионов. Мы тоже хотим участвовать в этом.

Но я боюсь, что в эти проекты опять зайдут олигархи, начнется новый распил и опять не будет никаких результатов.

– Вы тоже хотите зайти в этот проект и построить мусоросжигающий завод?

– Конечно. Мы хотим зайти туда с деньгами немецких инвесторов. А депутаты, которые не избраны народом, ничего сделать не смогут. От них ничего не зависит, поверьте мне. Здесь должны подключиться Глава государства и министр экологии. Они до конца должны доработать эти задачи. Мы понимаем, что на них тоже давят, и понимаем, что происходит.

– Сейчас много общественных советов при «НурОтане». Есть общественный совет по экологии. Разве они не могут повлиять на эту ситуацию?

– Общественного давления мало. Я несколько раз встречался с акимом Алматы, просил у него один полигон твердо-бытовых отходов: «Мы его почистим, все озеленим, сделаем продукцию». Он обещает, но не делает. Потому что они не в силах бороться с олигархами, которые владеют этими полигонами. Переработка всегда очень хороший бизнес во всех странах.

– Может, дело в том, что ваш проект недостаточно инвестиционно привлекателен?

– Не думаю. Мы возили специалистов акимата на встречу в Чикаго, показывал им работу ТЭЦ, на которой используются технологии десульфиризации. Она делает фильтрацию на дымовом проходе и очищает газы до 99%, используется в Америке, в Европе. Мы показывали им в Чикаго ТЭЦ, в 20 раз мощнее нашей, но на ней используется уголь в несколько раз хуже нашего. Эта ТЭЦ находится прямо в центре города, но является экологически чистой, и при этом в 20 раз дешевле, чем перевод ТЭЦ на газ. Но решение уже принято и его стоимость и последствия, к сожалению, боюсь окажутся традиционно не эффективными.

На самом деле, 43-45 % общих выбросов, загрязняющих веществ атмосферу Казахстана, выбрасываются от стационарных источников, из них выбросы ТЭЦ составляют 70%. КПД угольных конденсационных электростанций в Казахстане составляет среднем 32%, в то время как в передовых зарубежных странах – 42%. Это приводит к большему количеству сжигаемого топлива и большему количеству выбросов. Основными источниками искусственных аэрозольных загрязнений воздуха являются тепловые электростанции, которые потребляют уголь высокой зольности. Например, каменный уголь Экибастузского бассейна имеет зольность 42% при среднем показателе в мире ~13% и теплотворность 4,2 тыс. ккал/кг при среднем показателе в мире ~ 6,4 тыс. ккал/кг.

К сожалению, похоже, все это волнует только министра экологии и президента. А вся остальная команда работает в другом направлении.

Вот сейчас мы занимаемся вопросом переработки канализационных отходов. Мы хотим построить теплицы, установить биогазовую установку, выпускать удобрения и продавать их на экспорт. Недавно премьер-министр озвучил, что все канализационные отходы отдают компании BI Group. А они что сделают? Они поставят обычные КОС (канализационные очистные сооружения –авт.), который будет очищать сточные воды. В чем заключается проблема? Если отдадут это BI Group или «Базис А», то здесь будет интерес высших государственных чиновников. Они возьмут под госгарантии внешний долг, и просто отдадут этим компаниям бюджет, чтобы они нарисовали проект. Они что-то построят, а за результат никто отвечать не будет. Здесь нужно привлечь отраслевую инвестицию на решение КОС, то есть переработку и извлечение биогаза, ила, получение удобрений, очистка сточных вод до первой категории, обеспечение полива, строительство теплиц. Это целый кластер. После этого вопрос будет решаться. В нашем случае инвестор получит свои деньги за счет окупаемости, за счет прибыли проекта. А в другом случае все расходы берет на себя государствое. Вот в чем разница.

Говорить – это одно, а делать – другое. То, что поставили несколько электроавтобусов и несколько трансформаторов не говорит о том, что мы переходим на зеленую экономику. Зеленая экономика должна иметь долю в макроэкономике. Это должен быть бизнес, бюджет должен зарабатывать, налоги поступать. А сегодня она не имеет никакой доли. Идут лишь разговоры, имиджевые мероприятия. Депутаты и чиновники много болтают, но реальных результатов нет. И результатов не будет, потому что ни все не умеют работать. Я сам строитель, энергетик, производственник. Я знаю, какие бывают производственные риски, что такое маркетинг, брендирование, выход на экспорт, как использовать государственные программы для того, чтобы развить бизнес. Это колоссальная работа. Здесь предприниматель без государственной поддержки не сможет добиться успеха. У меня в Костанае стоит завод по переработке пластика. Мы выпускаем террасные доски. 60% рынка занимает наша компания. Сейчас этот завод умирает, в том числе, из-за пандемии. Я обращался к руководителю ТОО «РОП» за поддержкой завода, но мне отказали.

А ведь это единственный завод, который перерабатывает оконченную вторичную продукцию в террасные доски. У меня таких заводов было несколько. Два завода уже закрылись, потому что никакой поддержки не было.

– Вам привозят отходы, из которых Вы производите доски?

– Да. Основные отходы – это пластик. Из пластика мы получаем гранулы, и используем их в качестве сырья для производства террасовых досок. Наши клиенты – Ritz Сarlton, Rixos. В Казахстане есть такие производства, которые продают свою продукцию таким брэндам. И вот сейчас он вымирает.

Оставить комментарий

Общество

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33