воскресенье, 25 июля 2021
,
USD/KZT: 424.68 EUR/KZT: 499.76 RUR/KZT: 5.81
Кандидат от ЛДПР: нуротановский выдвиженец в акимы поселка под Темиртау перепутал партию Бывший и действующий депутаты судятся из-за выборов в акимы В Казахстане «карантинный беби-бум» Аккумуляторный и фармацевтический заводы планируют построить в СЭЗ Петропавловска Правозащитники: журналистов «прослушивать» нельзя В Казахстане стали больше доверять полиции Активисты: выборы акимов преждевременны и могут дискредитировать саму идею На фоне роста цен падает качество услуг Зависимость Казахстана от импорта продуктов питания растет Многодетные о драке с полицией: «Вместо стула для беременной получили шапалак от СОБР» «Приятного аппетита, но еды нет»: в COVID-госпитале Нур-Султана не кормят больных Голодовка: активисты ДПК провели ночь у департамента полиции Алматы Самые закрытые: Павлодарский, Мангыстауский и Алматинский регионы Митинги против обязательной вакцинации прошли в нескольких городах Казахстана, есть задержанные Языковая полиция появится в Казахстане: для грубых нарушителей введут профконтроль 230 тыс. подписей: в ТОП-3 противников обязательной вакцинации Кокшетау, Караганда и Жанаозен Госпремию в размере 5,8 млн получат 50 лучших научных работников Казахстан на 55 месте из 61 в рейтинге стран по борьбе с изменениями климата Алматинцы выступили против олигархов В Казахстане началась предвыборная агитация по выборам акимов Лесной фонд Акмолинской области уменьшат на 300 гектаров Госдепартамент США: «Полиция способствовала торговле людьми в целях сексуальной эксплуатации» Транспортный коллапс в Семее Строительство автодорог в Нур-Султане оценили в 10 раз дороже, чем в Таразе МВД будет следить за заключенными за 3 миллиарда

Производство важнее здоровья человека?

Считается, что производство в Казахстане не развито. Но его достаточно, чтобы вызвать экологическое бедствие в тех регионах, где они есть. А тем временем выбросы в атмосферу от промышленных предприятий ежегодно и стабильно ра­стут. Но не соответствие национальных стандартов общемировым, устаревшая нормативно-правовая база и слабый контроль со сторо­ны государства позволяет предприятиям продолжать свое грязное, в буквальном смысле слова, дело. Таковы тревожные данные, опубликованные в исследовании «Завтра было поздно».

Со времен СССР для обеспечения потребностей тяжелой промыш­ленности строились мощные угольные ТЭС. Наличие огромных запасов угля не предполагало использования альтернативных видов энергоре­сурсов в наиболее энергоемких регионах - в северном, центральном и восточном. Планы строительства атомной электростанции (АЭС) для обеспечения дешевым электричеством тяжелой промышленности ряда регионов вот уже второе десятилетие находятся на стадии обсуждения и оценки.

Разрозненные нормативно-правовые акты в области охраны окру­жающей среды в Казахстане впервые были упорядочены и объединены в 2007 г. в Экологическом кодексе. Основными принципами в докумен­те были: устойчивое развитие, обеспечение экологической безопасности, экосистемный подход при регулировании экологических отношений и т. д. Природопользование было разделено на общее и специальное. Автотран­спорт населения, отопление домохозяйств при этом относятся к общему природопользованию и не попадают под экологическое регулирование.

Предприятия делятся на четыре категории в зависимости от вида хозяйственной деятельности и санитарного класса опасности. Наи­более крупные и энергоемкие предприятия имеют первую категорию и первый класс опасности, что справедливо, учитывая объемы эмиссий. Но многие городские котельные тепловой мощностью менее 200 Гкал получили самый низкий пятый класс опасности. Соответственно, по­следние практически выпали из зоны экологического регулирования.

Упрощенно принцип нормирования выбросов крупных предприятий выглядит следующим образом:

Ранее сроки действия проектов нормативов предельно-допустимых выбросов (ПДВ) для всех видов предприятий составляли пять лет. Но со временем в рамках сокращения административных барьеров срок действия проектов нормативов эмиссий увеличился до десяти лет, а предприятия четвертой категории (многие угольные котельные) вовсе получили бес­срочные разрешения на выбросы. Указанная схема нормирования выбро­сов имеет две основные лазейки для предприятий Казахстана:


Вопросы экологического регулирования долгие годы находятся в ведении Комитета экологического регулирования и контроля РК. Однако при реформировании системы государственного управления эти вопросы часто оказываются предметом конфликта интересов. На­пример, после ликвидации в 2014 г. Министерства окружающей сре­ды и водных ресурсов Комитет экологического регулирования и контроля вошел в состав Министерства энергетики РК. Получалось, что профильное министерство, курирующее энер­гетическую и нефтегазовую отрасли должно было решать экологические проблемы. Неудивительно, что именно в этот период многие электростанции без проблем получали разрешение на увеличение уровня выбросов. Например, на Екибастузской ГРЭС-1 - на 76 тыс. т/год (прирост на 36%), на Аксуской электростанции - на 35 тыс. т/ год (прирост на 20%), Алматинской ТЭЦ-2 на 10 тыс. т/год (прирост на 31%).
Основным условием при выдаче экологических разрешений и обо­снования значений предельно-допустимых выбросов для предприятий в Казахстане является соблюдение нормативов качества окружающей среды - ПДК. Основная проблема заключается в том, что в Казахста­не уровни «максимально разовой» ПДК, утвержденные «Гигиениче­скими нормативами к атмосферному воздуху в городских и сельских населенных пунктах», в несколько раз превышают безопасные уровни нормативов ВОЗ. Согласно действующему законодательству страны у предприятия могут быть «предельно допустимые выбросы», которые приводят к увеличению концентрации SO2 в городе до 500 мкг/м3, что в 25 раз превышает дневной норматив ВОЗ для SO2 (20 мкг/м3).

При обосновании необходимости увеличения эмиссий электростан­ции приводят такие доводы: рост потребителей тепло- и электроэнер­гии, ухудшение качества сжигаемого угля и инвестиционные программы по наращиванию производственных мощностей. При этом собственни­кам электростанций не предъявляются требования сокращать объемы эмиссий или внедрять отдельные аппараты снижения выбросов NO2 и SO2. Учитывая качество атмосферного воздуха в Алматы, логично было бы предположить, что никакое увеличение эмиссий невозможно, тем более на 10 тыс. т/год.

Снижение уровня администрирования выбросов предприятий и тре­бований со стороны профильного министерства, безусловно, является одной из главных причин увеличения объемов фактических выбросов с 2014 по 2018 годы с 2,26 до 2,45 млн т/год. Тем более, что предприятия в Казахстане указывают «расчетные» выбросы, а не фактические данные, основанные на постоянном непрерывном мониторинге. К тому же отсутствует непрерывный автоматизированный мониторинг промыш­ленных выбросов.

Кроме того, необходимо отметить, что в стране при работе предпри­ятий не нормируются частицы РМ2.5 и РМ10 из-за отсутствия методик расчетов. Выбрасываемая при сжигании топлива пыль в основном нор­мируется как пыль неорганическая двуокиси кремния 70-20%% (ПДК с.с. 100 мкг/м3) и взвешенные частицы (ПДК с.с. 100 мкг/м3). Нацио­нальные стандарты качества этих веществ гораздо мягче, чем для РМ2.5 (ПДКс.с. 35 мкг/м3) и РМ 10 (ПДК с.с. 60 мкг/м3). Это обстоятельство позволяет нормировать эмиссии выше допустимых.

Отсутствие гармонизации национальных стандартов с мировыми, устаревшая нормативно-правовая база и слабый контроль со сторо­ны уполномоченных органов позволяет предприятиям не совершен­ствовать технологические процессы и не вкладывать средства в меры снижения уровня выбросов загрязняющих веществ.

Как регулируются промышленные выбросы в Евросоюзе?

Во всем мире применяются различные политики регулирования про­мышленных выбросов. Многие из них основываются на концепции наилуч­ших доступных технологий (НДТ). Концепция НДТ стала одним из клю­чевых элементов для установки предельных значений выбросов и других разрешительных условий для контроля промышленных выбросов.

Для предотвращения и контроля промышленных выбросов в ЕС применяется система «комплексных» разрешений. Предельные значе­ния выбросов должны быть установлены на таком уровне, который га­рантирует, что выбросы загрязняющих веществ не превышают уровни, связанные с НДТ.

Для определенных видов деятельности (например, крупных устано­вок для сжигания) комплексное разрешение также устанавливает «пре­дельные значения выбросов» для отдельных загрязняющих веществ.

Чтобы определить НДТ и связанные с ними уровни экологической эффективности на уровне ЕС, Европейская комиссия организует пло­щадку для обмена информацией со специалистами из государств-членов, отраслевыми и природоохранными неправительственными организация­ми (НПО) и службами Комиссии]. Результатом этого процесса стали «справочные документы НДТ».

Планы природоохранных мероприятий крупных предприя­тий: формальные или реальные меры?

При получении разрешения на эмиссии предприятия разрабатыва­ют планы природоохранных мероприятий по утвержденной форме, который согласуется с государственным органом, выдающим разрешение на эмиссии. Сам типовой перечень, очень широкий и форма­лизованный, позволяет включать эксплуатационные и строительно-мон­тажные работы. Самые «популярные» природоохранные мероприятия крупных предприятий - замена газоходов и обслуживание газоочистных систем, замена фильтровальных элементов, мониторинг компонентов окружающей среды и разработка проектов. И очень редко в планах встречается пункт «монтаж новых газоочистных установок».

Вопросу экологической эффективности мероприятий уделяется вто­ростепенное значение. Анализ планов мероприятий крупных металлур­гических заводов и угольных ТЭС показал, что выделяемые на природо­охранные мероприятия средства позволяют, по сути, снизить выбросы только на уровне 0,5% от общих. При этом уполномоченные органы без лишних вопросов дают возможность увеличения норматива эмиссий на десятки тысяч тонн. Например, на ряде угольных ТЭС (Усть-Камено­горская ТЭЦ, Екибастузская ГРЭС-1, Алматинская ТЭЦ-2, Жезказган- ская ТЭЦ и др.) были увеличены нормативы выбросов. А ведь высокие уровни индекса загрязнения атмосферы в городах Казахстана должны были четким сигналом о недопустимости увеличения объемов эмиссий.

В рамках снижения административных барьеров для бизнеса обще­ственные слушания при разработке планов природоохранных меропри­ятий также исключены. Общественность и независимые эксперты не имеют возможности участия на стадии принятия решений. Планируют­ся мероприятия, направленные исключительно на решение внутренних производственных проблем.

Металлургические заводы действуют аналогичным образом. При­родоохранные мероприятия очень формализованы и включают большое количество строительных работ. Нормативы выбросов также увеличива­ются. Например, при очередном пересмотре проекта ПДВ Жезказганского медеплавильного завода нормативы были увеличены в два раза из-за остановки сероочистки на заводе. До строительства новой установки завод фактически работает без газоочистки. Город при этом является одним из самых загрязненных в Казахстане. Кроме того, после ввода в эксплуатацию новой сероочистки нормативы ПДВ составят 75 тыс. т/ год вместо 50 тыс. т/год. Государственные органы должны были требо­вать от акционеров сохранения нормативов эмиссий на прежнем уровне и сокращения их объемов в будущем. Остановка целой газоочистной системы вызывает множество вопросов, в том числе, вопросы о том, почему не велось параллельное строительство другой установки для ис­ключения значительных объемов эмиссий и почему государственный орган согласовывает подобные проекты. Ведь очевидна халатность от­ветственных лиц и руководства предприятия. Хотя в действующем Эко­логическом кодексе четко указано, что эксплуатация предприятий без установок по очистке и утилизации выбросов запрещена.

Перспективы изменений с новыми поправками в Экологи­ческом кодексе. Лазейки остаются?

Новый Экологический кодекс широко обсуждался среди природо­пользователей, общественности и специалистов. Новый подход в нор­мировании будет осуществляться по принципам стран Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) - загрязнитель пла­тит. Для этого в 2018 г. между правительством Республики Казахстан и ОЭСР было подписано соглашение [Постановление правительства, 2018 г.23]. Согласно концепции, с 2035 г. наиболее крупные предприятия будут обязаны перейти на принципы наилучших доступных технологий (НДТ). Справочники НДТ будут разработаны отечественными и ино­странными специалистами для каждой отрасли. Переход должен сподвигнуть предприятия на значительное улучшение имеющихся техноло­гий производства и газоочистки. Однако, остаются открытыми вопросы о регулировании выбросов частного сектора, мелких котельных и авто­транспорта, которые снова выпадают из поля зрения нормативного до­кумента. Для значительного улучшения качества атмосферного воздуха рассмотренных городов нужны комплексные подход и мероприятия.

Основные изменения коснутся предприятий первой категории: авто­матизированный мониторинг крупных источников выбросов с передачей данных в режиме онлайн уполномоченному государственному органу. Сейчас в Казахстане отсутствуют четкие критерии выбора источника с обязательным онлайн мониторингом. Крупным предприятиям дадут десять лет для внедрения современных технологий в производство. При этом всё зависит от готовящихся справочников НДТ, - если они будут адаптированы под «местные условия», то многим предприятиям не гро­зят большие затраты.

Но правда в том, что даже если новая редакция Экологического кодекса будет идеальной, слабые подзаконные акты и низкий контроль за соблюдением на ме­стах могут не привести к улучшению экологической ситуации. Тем более, предполагается, что список наилучших доступных технологий (НДТ) не будет полностью соответствовать европейскому списку НДТ, а бу­дет адаптирован под «местные условия».

Все чаще представители бизнеса заявляют о том, что новый Экологи­ческий кодекс может разорить крупные заводы. Но в ответ напрашивается вопрос о том, почему последние тридцать лет заводы не готовились к мас­штабному перевооружению? Многие полезные нововведения могут быть исключены в угоду крупному бизнесу. На имя премьер-министра уже направлено письмо от членов ассоциаций промышленных предприятий и энергетики о необходимости переноса на один год нового Экологического кодекса из-за экономического кризиса. И эти доводы будут приво­диться снова и снова, особенно в процессе разработки справочников НДТ.

Учитывая постоянное давление со стороны промышленных ассо­циаций с требованием смягчить экологические требования, непо­нятно, сможет ли правительство утвердить необходимые экологи­ческие реформы или оно будет продолжать создавать «смягчающие условия».

Особую роль в этом процессе играет общественность, которая должна требовать от правительства Казахстана выполнения своей функции охраны окружающей среды и соблюдения базового права человека на чистый воздух.

Оставить комментарий

Общество

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33