суббота, 31 июля 2021
,
USD/KZT: 424.44 EUR/KZT: 504.91 RUR/KZT: 5.81
Как пандемия повлияет на президентские выборы в Узбекистане? Банки Узбекистана начали опережать казахстанские по темпам и качеству кредитования Лук, капусту, картофель и морковь в Казахстан везут из-за рубежа Создание мурала Оспан Батыру и Кенесары столкнулось с препятствиями Центральноазиатская интеграция набирает темпы ЧС объявили в Степногорске после прошедшего урагана Цены на уголь начали расти до начала отопительного сезона Аким привозил избирателей на служебном автомобиле в сельском округе Павлодара На поселковых выборах победил «кандидат от ЛДПР» и племянник экс-акима области Цены на лекарства растут, несмотря на рост производства Moody’s повысило рейтинги Kaspi Bank Кандидат от ЛДПР: нуротановский выдвиженец в акимы поселка под Темиртау перепутал партию Бывший и действующий депутаты судятся из-за выборов в акимы В Казахстане «карантинный беби-бум» Аккумуляторный и фармацевтический заводы планируют построить в СЭЗ Петропавловска Правозащитники: журналистов «прослушивать» нельзя В Казахстане стали больше доверять полиции Активисты: выборы акимов преждевременны и могут дискредитировать саму идею На фоне роста цен падает качество услуг Зависимость Казахстана от импорта продуктов питания растет Многодетные о драке с полицией: «Вместо стула для беременной получили шапалак от СОБР» «Приятного аппетита, но еды нет»: в COVID-госпитале Нур-Султана не кормят больных Голодовка: активисты ДПК провели ночь у департамента полиции Алматы Самые закрытые: Павлодарский, Мангыстауский и Алматинский регионы Митинги против обязательной вакцинации прошли в нескольких городах Казахстана, есть задержанные

Алмас Чукин: «Восстановление Казахстана зависит от темпов вакцинации»

Независимый экономист Алмас Чукин, назвав предположительную дату выхода Казахстана из карантина, заявил на ежегодном саммите CFO, что «ключ к исправлению допущенных ошибок в экономике лежит не в ней, а в вакцинации».

Бежать пешком

По его словам, есть риск, что к 2030 году придет Казахстан образца 2020 года.

– 70% экономики страны состоит из экспорта сырья, поэтому на столько же (на 70%) наше будущее зависит не от нас самих, а от того, какими будут цены на нефть, металлы, зерно и прочее, – говорит экономист. – Если так, то у нас все должно быть хорошо: мировая экономика оживает, цены на сырье растут, доходы с экспорта вроде начали повышаться. Однако современный мир очень конкурентный, все хотят все делать сами, все хотят зарабатывать, поэтому даже если у нас все будет в относительном порядке, то другая страна может быстрее уйти далеко вперёд, а мы проиграем. Я люблю крылатую шутку из книжки «Алиса в стране чудес» - «Нужно бежать со всех ног, чтобы только оставаться на месте, а чтобы куда-то попасть, надо бежать как минимум вдвое быстрее!». Это как идти против движения на эскалаторе: он идёт вниз, и если вы не будете достаточно быстро идти вверх, то вас унесёт вниз.

Для того, чтобы внутри страны было комфортно, мы должны лучше работать, а для того, чтобы лучше работать, нужно хорошее образование. Соответственно, государство нужно вкладывать в него деньги, начиная с детского сада, школы и вуза. Поднимать их профессиональный уровень.

– А с этим у нас, конечно, плохо?

– Скажем так - на три с плюсом или на 4 с минусом. Могло быть хуже. Я знаю страны, где система образования вообще разрушена. Бизнесу нужны дешевые кредиты, нужны хорошие сотрудники, нужны рынки сбыта. Это основные составляющие.
В последнее время в мире многое изменилось, но самое-самое главное, что сделал COVID-19, - он нас быстро выпихнул в онлайн, начиная от школьников и кончая торговлей. Мы начали в дистанционно покупать продукты, чего раньше особо не делали, назначать встречи по интернету, устраивать видеоконференции. Как будто кто-то внезапно поставил эксперимент – запретил всем свободу движения, сказав: «Попробуйте всё сделать из дому». Как сказал один мой друг, машина времени выкинула нас в цифровое будущее на 10 лет вперед. Если бы не было вируса, заперевшего нас по домам, мы ещё долго ползли бы к нему. Представители продовольственной торговой сети Magnum планировали запустить онлайн-торговлю через 2-3 года, но COVID заставил их сделать это за два месяца. Были ошибки, были проблемы, но сейчас они вышли на второе место по Казахстану по онлайн-продажам продуктов питания, а еще год назад они это не умели делать.

Израиль потирает руки

– А что будет дальше?

– Это зависит оттого, как мы справимся с вирусом. Пока справляемся не очень. Вакцинацией охвачено около 10% населения. Успешные примеры вакцинирования в США, Израиле, Великобритании, Сингапуре и в других странах показывают, что, чем быстрее мы через это пройдем, тем раньше вернемся к обычной жизни. США уже в июне-июле выходят из карантинных ограничений. Это реально большое преимущество, позволяющее им вырваться вперед. Мы, по прогнозам, с такими темпами вакцинации, выйдем из карантина, в лучшем случае, к концу 2022 года.

– С чем, с точки зрения экономиста, связано такое отрицательное отношение к вакцинации в нашей стране?

– Мне кажется, мы не сумели среагировать вовремя. Взять тот же Израиль. Он не стал производить свою вакцину, но ещё прошлым летом побежал заключать договор с фармацевтической компанией Pfizer, не зная ещё, какую вакцину она выпустит. И в результате, кроме Америки, только Израиль самым первым получил этот Pfizer, потому что он решился купить ещё «зелёную ягоду», а мы сидели и ждали то российскую вакцину, то свою, то ещё чего-то. А когда решились купить вакцину, оказалось, что рынок перегрет - другие 180 стран мира тоже побежали за ней. То есть процесс закупок оказался неэффективным.

– Но теперь вакцин много, но народ не торопится…

– Да, вначале была проблема с обеспечением вакцинами. Россия, не располагая требуемыми объемами, подвела с поставками. Нам обещали вакцину в ноябре, но, по-моему, первые партии мы получили только в феврале. Другая проблема связана с неверием в ее эффективность - антиваксеры поработали так хорошо, что у достаточно большого количества людей появилась настороженность к вакцине. Но это уже вопрос к социологам и политологам.

Третью часть вопроса надо, наверное, адресовать политическому руководству. Государство должно было показать пример агрессивной пропаганды. Сейчас еще многое можно исправить, но ключ к исправлению ошибок лежит не в экономике, а в вакцинации. Без нее до следующей эпидемии досидим в масках, потому что, как говорят вирусологи, каждые 10-15 лет появляется новая напасть.

– И что нас ждёт с таким нашим неверием этим летом и осенью?

– В целом наша экономика достаточно устойчивая. Я не говорю, что она все преодолеет, но она устойчивая. Есть фраза, приписываемая Сталину: социализм — это зерно, нефть и металл. В Казахстане все это есть, то есть хребет у нашей экономики очень базовый, сломать его тяжело. Мы не преуспели в диверсификации, у нас нет гигантской легкой и IT-промышленности и т.д. Но сильно не упадем. Тем не менее, в наше время одной относительной стабильности мало. Остаться там, где мы есть, жить также, как живем, нельзя, потому что весь мир рвется вперёд, и сейчас от нас зависит, сумеем ли мы зашагать со всеми наравне. Не сумеем - Казахстан образца 2020 года останется в 2030 году.

Рога и копыта

– Вы упомянули, что наша экономика зависит от цен на сырье, но, говорят, мы занимаем первое место по импорту мясных изделий из России. Почему наши лошади, бараны, коровы не превращаются в колбасу?

– Потому что у нас нет современных мясных производств, современной цепочки доставки с холодильниками, современных крупных закупочных компаний. Чтобы купить много мяса и обеспечить готовыми мясопродуктами всю страну, нужно иметь достаточный капитал. Но раз вся цепочка не создана, то покупаем за границей.

– Отечественные МСБ хотят, чтобы ограничили ввоз продукции из стран ЕАЭС. Иначе они не выживут.

– Зачем? Чтобы цены ещё больше выросли? Любые ограничения работают наоборот и приведут к росту цен. Узбекистан за последние 20 лет успел построить пару современных мясокомбинатов, где всё, от рогов до копыт, идёт в переработку. Почему у нас этого не происходит, несмотря на множество попыток и потраченные деньги? Тут долго надо разбираться. Мясокомбинатов, говорят, штук пять понастроили в разных местах, но я не слышал, чтобы хотя бы один из них нормально работал, хотя если каждый грамм коровы пойдет в дело, то можно получить хорошую выручку. Почему сейчас ограничили вывоз живого скота в Узбекистан? Чтобы сохранить внутренний рынок. Наши переработчики не могут фермерам столько заплатить, чтобы они развивали производство, потому что у нас до сих пор первобытный подход к переработке. Когда режем корову, то ни кровь, ни шкуру не используем. Только чистое мясо, треть коровы уходит в отбросы. Это называется неэффективное использование. В результате страдает и наше сельское хозяйство, потому что фермеру не дают хорошую цену, а наоборот, берут у него мясо, накручивают на него цену и отдают в магазины с такой ценой, в которой сидят и выброшенная шкура, рога и копыта.

– Поскольку мы сельскохозяйственная страна, может ли все это в будущем спровоцировать очередную девальвацию, которой мы все боимся?

– Я пока причин для этого не вижу. Мы слишком бедные. Для того, чтобы купить доллары задорого, нужно иметь много тенге, а у нас больших денег нет и не предвидится. Некоторые говорят, что доллар будет стоить 500 тенге, но покажите мне людей, которые завтра побегут покупать его. Его и за 420 не будут покупать, если зарплата у большинства останется прежней. Он, скорее, вернется к 350, чем вырастет в таких условиях.

– И что теперь делать - запасаться мешками с продуктами?

– Надо запасаться знаниями. Детей заставлять учиться.

– Но хорошее образование – это сейчас удел избранных?

– И да, и нет. Я согласен, что деньги определяет многое, но раньше у сельских выпускников не было практически никаких шансов попасть в хороший университет. В школе слабые учителя, отсутствие мотивации к знаниям. Но есть интернет - читай, учись, двигайся вперёд. Конечно, если рядом есть хороший учитель, то совсем хорошо. Если дома не корову заставляют доить, а дают возможность учиться, - еще лучше. Как говорится, не в деньгах тут дело!

– Сейчас даже заговорили о том, что школы перейдут, возможно, на онлайн-обучение и после карантина?

– Тут я не согласен наполовину. Хорошую школу, конечно, ничто не заменит. Она, я думаю, останется. Но этот онлайн дал очень хорошую возможность селу. В каждую сельскую школу (а у нас половина населения живет на селе) мы не найдём хорошего математика или учителя английского языка. Учителя, звёзды You Tube, очень хорошо умеют объяснять на камеру. Пусть учитель в школе играет как бы вспомогательную роль. Это как в университете: профессор читает лекции, а молодой преподаватель-ассистент на семинарах «дожевывает» его мысли. То же самое и здесь. То есть в онлайн есть не только плохое, но и хорошее.

– Какова ваша главная рекомендация для нашей бизнес-элиты?

– Во-первых, я хотел сказать финансовым директорам, что надо любить своих клиентов. Чтобы они занимались ими, встречались с ними. Это сегодня главное. 

И, во-вторых, B2C (бизнес для потребителя), – лучше, чем В2В (бизнес для бизнеса). Розница - это самый лучший бизнес, потому что он более устойчивый. Всё-таки, несмотря ни на что, 19 млн. гражданам нужно одеваться и питаться. Спрос в стране на все есть. Поэтому, несмотря ни на какой COVID, нужно искать новые пути, менять маркетинг, эффективнее пользоваться интернетом, чтобы доносить свой продукт до потребителя. 

В-третьих, пришло время новых финансовых технологий. Работайте с банками агрессивнее. Если банк вас не удовлетворяет, ищите другой. Сейчас выигрывает тот, кто быстрее решает свои финансовые вопросы. По старинке ждать неделю-другую, когда банк ответит на заявку, нельзя. Надо бросать его и идти в другой, потому что времена настали другие.

Оставить комментарий

Общество

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33