четверг, 16 сентября 2021
,
USD/KZT: 426.39 EUR/KZT: 504.16 RUR/KZT: 5.81
«Шеврон» передал шесть компьютерных томографов медицинским учреждениям Казахстана Банки теряют свою долю в потребительском кредитовании Топ-менеджеры трех банков выплатили себе более 7 миллиардов тенге В Казахстане растет смертность, в том числе младенческая Kaspi.kz вновь признан №1 в электронной коммерции в Казахстане Количество аварий в системе водоснабжения сокращается Под Алматы освятили вновь отстроенный Михайловский храм, сгоревший три года назад Министр Багдад Мусин: «Мы не отдадим Егов РФ!» В Казахстане зафиксирована самая высокая инфляция за последние 14 лет Минфин намерен ужесточить проверки МСБ Аграрии – самые низкооплачиваемые работники в стране Казахстан может быть изолирован от интернета вместе с Россией МСБ задыхается без денег, но прибыль банков рекордно растет Доходность пенсионных активов растет Как получить сельскую ипотеку Малый бизнес — большой кризис: неактивных предприятий стало на 19% больше Ждет ли Казахстан девальвация? Доля отечественных производителей в госзакупках Казахстана снижается   Куда делся министр Цой? Из Казахстана денег за рубеж уходит в 3 раза больше, чем поступает Цены на подсолнечное масло в Казахстане превысили мировые Летописцу Алматы Владимиру Проскурину – 75 лет Лечиться дешевле в Туркестане. Обзор цен на амбулаторные услуги по Казахстану   В рейтинге по уровню свободы труда Казахстан занял 5-е место среди 182 стран Будут ли студенты судить вузы за плохое образование?

Бигельды Габдуллин: «Журналистика живет не в пустом пространстве. Она живет, когда живет общество…»

На днях на сайте «Спутник Казахстан» появилось развернутое интервью министра информации и общественного развития Аиды Балаевой. Сам факт, что важнейший идеологический вопрос обсуждается на информационном ресурсе, созданном в России, говорит уже о многом. И это уже тенденция. Что касается самого содержания интервью, то уместна цитата русского классика Льва Толстого: больше всего говорит тот, кому, нечего сказать.

Это интервью говорит о том, что отраслевое министерство имеет весьма смутное представление о том, что происходит на медиа-рынке страны в частности, и в сфере идеологии – в целом. Впрочем, и с пропагандой тоже есть проблемы. Одна из причин – практически никто из топ-менеджеров министерства ни дня не работала в СМИ. А ведь не зря весь мир пришел к пониманию простой истины - свобода слова и печати составляют основу всей конституции. Отнимите ее – и все здание рухнет. А журналистика живет не на облаках. Она живет, когда живет общество, и замирает – когда подрезаны корни общества, как это происходит сейчас в Казахстане.

Информационное пространство Казахстана остается слабым, незащищенным и хрупким. Для него характерны высокая доля заказного контента и, как следствие, низкое качество журналистики в целом. Высок уровень проникновения российской дезинформации, особенно в социальных сетях. Часть нашего населения, особенно на севере республики, питается новостями российских СМИ. Многие наши граждане подвержены российской пропаганде, подкрепленной солидными ресурсами и умело использующей отсутствие критического мышления у некоторой части нашей аудитории.

Бесспорно, необходимы реальные шаги по повышению информационной безопасности страны. Что это означает конкретно? Это правильная кадровая политика, создание добротного контента, продуманное управление со стороны власти информационными процессами, справедливое распределение ГИЗа (государственного информационного заказа), отказ от манипулирования общественным мнением, правильное акцентрирование главных функций отечественных СМИ, качественная подготовка журналистских кадров и т.д.

Есть ли ответы на эти вопросы у министра Балаевой? Увы, нет. Вот что говорит она по поводу защиты информационной безопасности страны: «… до конца 2021 года в приграничных регионах Казахстана будут установлены 107 радиопередатчиков, что обеспечит вещание Qazaq radiosy и радио Шалқар. В результате более 400 сел приграничных территорий Туркестанской, Жамбылской и Восточно-Казахстанской областей, где проживает более 630 тысяч человек, получат возможность слушать передачи отечественных радиоканалов. А в целом, в результате реализации Дорожной карты к 2025 году радиопрограммами будет охвачено до 95% населения, проживающего в приграничных регионах…».

Позвольте, разве этими мерами можно защитить наш народ от влияния российских СМИ? Создайте качественный контент и люди сами выберут ваши инфопродукты!

Ситуация вокруг сегодняшних СМИ, кадровые вопросы этой отрасли требуют срочного вмешательства со стороны власти. Иначе будут большие сложности как в стране, так и у власти. Министр Балаева на сей вопрос отвечает просто: «… мы принимаем ряд мер, среди которых повышение уровня выпускников профильных факультетов, повышение квалификации работающих кадров и развитие отраслевой и региональной журналистики. Сейчас, несмотря на некоторые сложности, вызванные пандемией, мы тесно взаимодействуем с профильными вузами…

- В Казахстане каждый год из 34 высших учебных заведений выпускаются свыше тысячи журналистов. Но лишь около 60% работают по специальности. В чем причина того, что почти половина выпускников не приходят в профессию?

- Это тоже очень болезненный вопрос, особенно если учитывать, что на журфак идут в большинстве своем за мечтой. И итоговая неустроенность почти половины выпускников нас очень волнует…».

Все эти меры не имеют никакого отношения к росту квалификации! Журналистика развивается там, где она не стоит на коленях! К тому же зачем нашей стране с населением всего 19 миллионов человек готовить в год свыше тысячи журналистов? Скажем, в наше время факультет журналистики КазГУ был единственным учебным заведением, где готовили журналистские кадры. И в год выпускали всего (!) сто человек. И то 50 казахских журналистов и 50 русскоязычных. И этого хватало стране. Сегодня журналистов готовят чуть ли не в каждом райцентре. Каких кадров ожидать от таких «академий и институтов»?

Не слишком внятен ответ Балаевой и по ГИЗу (государственному информационному заказу). Она говорит: «… госинформзаказ станет распределяться централизованно и будет контролироваться министерством информации и общественного развития. Это даст возможность придерживаться единой тематической линии, исключит возможность участия в конкурсах неквалифицированных компаний, будет способствовать сбалансированному выделению средств по регионам…»

Возможно, централизация – правильная мера в условиях, когда каждый аким распределял деньги между теми, кто его «лучше всех похвалит». Но все-таки «распределяться»? Но, как и кто, по какому принципу будет распределять государственные миллиарды? Значит, отменят пресловутые тендеры?

На мой взгляд, честнее совсем отменить ГИЗы, потому что электронные тендеры, проводимые Министерством по государственному информационному заказу – это фикция. Там нет никакого конкурса. Все решается кулуарно, все заранее распределяется министерством. Все об этом знают, но делают вид, что честно выигрывают электронные тендеры.

Много вопросов вызывает и готовящийся (пока тайно) новый закон, регулирующий деятельность СМИ и журналистов. Кстати, недавно по этому поводу резко выступили более ста известных руководителей СМИ и журналистов и свое обращение отправили Президенту РК К.Токаеву. Пока – тишина.

От ответа на этот злободневный вопрос Балаева тоже ушла в сторону, сказав, лишь, что «в настоящее время министерством разработан ряд предложений по законодательным изменениям, которые находятся на стадии обсуждения с заинтересованными государственными органами. По завершению указанных работ соответствующий проект будет вынесен на общественное обсуждение, и журналисты будут иметь возможность участвовать в его усовершенствовании».

Если говорить об информационной политике современного Казахстана, то можно услышать полярные мнения. Одни считают, что государство все сильнее зажимает СМИ, другие: «Журналисты что хотят, то и делают!».

И те, и другие понимают информационную политику только как некую запретительную экспансию государства по отношению к СМИ.

Информационная политика, конечно, предполагает управление информационными процессами со стороны государства. Но ведь СМИ - не фабрика по производству информации, а средство самонаблюдения системы. Но там, где идет самонаблюдение, вмешательство со стороны должно быть осторожным, компетентным, умным. Закручивать гайки в информационном пространстве не получится. Есть социальные сети, есть Интернет. Поэтому по старинке работать нельзя. Но и медиобщество обязано сознавать, что самонаблюдение системы – это не анархия, не вольница для СМИ.

Вообще, влияние СМИ в мире только растет. Журналистика – действительно четвертая власть. Просто таковой она не прописана в Конституции. СМИ на самом деле могут бросить вызов государственной власти. За последние 30 лет произошли грандиозные события на просторах СНГ. И одну революцию 90-х годов фактически совершили журналисты. Как тут не признать, что журналисты – это и повивальные бабки, и могильщики своей эпохи.

Роль СМИ высок и в политической жизни. Практически все имеющиеся сегодня в стране политические партии существуют благодаря своей тиражируемой в СМИ символике. Кто-то может поспорить со мной в этом вопросе? Думаю, что никто.

Безусловно, СМИ – как институт с властными полномочиями должны уважать собственную страну, соблюдать ее интересы, культуру, соблюдать этическую выдержку.

Главной функцией СМИ сегодня выступает функция социального управления. Вся иерархия многих функций СМИ: агитационная, пропагандистская, организаторская, просветительская, информационная, воспитательная, коммуникативная, регулятивная и т.д. – по сути сводятся к одной общей функции – функции социального управления.

Наши СМИ убивают несколько вещей: трусливое руководство, непрофессионализм и эпигонство. Особенно очевидны деструктивная роль ТВ и радио. Попробуйте понять, о чем балагурят с гостями радиостудии шутники-ведущие. Они просто болтуны, это трёп. (пример: расшифруйте и положите на бумагу текст репортажа или сюжета любого телевизионнного журналиста. Вы получите настоящую белиберду).

Увы, но сегодня образовательная и просветительская функция медиа практически ушли в тень, воспитательная свелась к пропаганде идеалов общества потребления. А информационная функция сведена к чистой пропаганде. Поэтому в наших СМИ так много развлекаловки.

Сколько бы мы журналисты ни говорили об условиях независимости СМИ, мы ее имеем ровно столько, сколько можем ее взять на себя. Мы настолько свободны, насколько способны проявить эту независимость в своей работе.

Выше я отмечал, что для СМИ необходимо продуманное управление со стороны власти информационными процессами. Речь идет о государственной идеологии.

А теперь зададимся вопросом, кто в нашем государстве конкретно занимается идеологией? Аппарат президента? Госсекретарь? Министр? Нет ясного ответа.

Но это тема для отдельной статьи.

Есть два рода бессмыслицы: одна происходит от недостатка чувств и мыслей, заменяемого словами; другая – от полноты чувств и мыслей, и недостатка слов для их выражения. Точнее Пушкина не скажешь!

Оставить комментарий

Общество

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33