суббота, 24 июля 2021
,
USD/KZT: 424.68 EUR/KZT: 499.76 RUR/KZT: 5.81
Бывший и действующий депутаты судятся из-за выборов в акимы В Казахстане «карантинный беби-бум» Аккумуляторный и фармацевтический заводы планируют построить в СЭЗ Петропавловска Правозащитники: журналистов «прослушивать» нельзя В Казахстане стали больше доверять полиции Активисты: выборы акимов преждевременны и могут дискредитировать саму идею На фоне роста цен падает качество услуг Зависимость Казахстана от импорта продуктов питания растет Многодетные о драке с полицией: «Вместо стула для беременной получили шапалак от СОБР» «Приятного аппетита, но еды нет»: в COVID-госпитале Нур-Султана не кормят больных Голодовка: активисты ДПК провели ночь у департамента полиции Алматы Самые закрытые: Павлодарский, Мангыстауский и Алматинский регионы Митинги против обязательной вакцинации прошли в нескольких городах Казахстана, есть задержанные Языковая полиция появится в Казахстане: для грубых нарушителей введут профконтроль 230 тыс. подписей: в ТОП-3 противников обязательной вакцинации Кокшетау, Караганда и Жанаозен Госпремию в размере 5,8 млн получат 50 лучших научных работников Казахстан на 55 месте из 61 в рейтинге стран по борьбе с изменениями климата Алматинцы выступили против олигархов В Казахстане началась предвыборная агитация по выборам акимов Лесной фонд Акмолинской области уменьшат на 300 гектаров Госдепартамент США: «Полиция способствовала торговле людьми в целях сексуальной эксплуатации» Транспортный коллапс в Семее Строительство автодорог в Нур-Султане оценили в 10 раз дороже, чем в Таразе МВД будет следить за заключенными за 3 миллиарда БРК стал победителем премии The Global Economics Award-2021

В Казахстане появился закон, который защитит человека от государства?

1 июля начал действовать обновленный Административный процедурно-процессуальный кодекс (АППК). Оптимисты ожидают, что АППК наконец-то будет защищать права рядовых граждан и негосударственных организации в отношениях с государством. «Но как он будет работать в реальности, сказать трудно», – считает специалист по административному праву, доктор юридических наук Роман Подопригора. Но есть вещи, которые должен знать каждый.

– Многое будет зависеть от готовности государственного аппарата работать в новых правовых рамках. Есть разный опыт внедрения этих институтов: от действительного улучшения качества государственного управления до ситуации, когда законы есть, а институты не работают. Что касается судов, то сказать, что они сплошь и рядом принимают сторону государства, нельзя. Правильнее будет сказать, что они часто принимают эту сторону. Почему? Непростой вопрос. Одна из причин – у нас до сих пор силен пиетет перед государством. Судья, как бы мы не говорили о его особом статусе – часть этого государства, и вольно или невольно (бывает и так) он оглядывается на его интересы. Чтобы судьям было проще быть объективными, есть замечательные принципы: разделение властей, независимости судей. Но мы ведь понимаем, что в этом плане нам есть над чем работать. АППК, кстати, призван уравновесить в судебном процессе государство и гражданина, и даже помочь последнему в его споре с гораздо более мощным соперником. Как получится – покажет время.

– Как бы вы, как признанный эксперт в сфере административного права, охарактеризовали в целом казахстанское законодательство?

– Это прозвучит странно из уст представителя этой профессии, но, на мой взгляд, мы слишком увлекаемся правовыми нормами. Все требуют законов. Это приводит к правовому «захламлению», несогласованности различных норм, проблемам в правоприменительной практике. Мы не особенно понимаем, где действительно законы нужны, а где без них можно обойтись. Понятно, что без них нельзя, но и чрезмерная юридизация нашей жизни тоже не очень хорошее явление. Не может все регулироваться исключительно правовыми нормами. Плюс – сами эти нормы становятся все сложнее для понимания. Обычный человек вряд ли поймет язык, к примеру, Налоговый кодекс.

– Недавно подписан закон «Об адвокатской деятельности». Почему на уровне законопроекта он стал скандальным?

– По большому счету – все опять упирается в вопросы роли государства в нашей жизни. Не хочет государство никого далеко отпускать от себя. В данном случае – юристов. Большинство адвокатов и юридических консультантов считает, что существующего регулирования им хватает и, если есть проблемы, они сами с ними разберутся. Но государство в своих патерналистских традициях полагает, что оно лучше знает, как повысить качество оказываемой юридической помощи. И использует при этом соответствующий инструментарий: создание или усиление централизованных организаций (таких своего рода квази-министерств) в саморегулируемой сфере, обязывание к использованию определенных информационных продуктов и даже установление размера взносов. Для меня это не новость. Стремление к централизации и созданию зонтичных организаций было всегда и в самых разных сферах. Можно вспомнить НПП «Атамекен» или «слова» совсем из другой песни – Духовное управление мусульман Казахстана. Просто юристы априори более активные в защите прав, тем более своих, поэтому сильнее сопротивляются.

– Вас считают специалистом номер один в сфере права, регулирующего деятельность религиозных объединений, где сейчас накопилось много проблем. Какие из них, на ваш взгляд, нужно решать, не откладывая в долгий ящик?

– Номер один — это сильно, конечно, сказано. Просто юристам эта сфера не интересна. Легко быть первым там, где нет конкуренции. По поводу проблем: прежде, чем их решать, надо определиться – что для нас, казахстанского общества, религиозные объединения, впрочем, как и религия в целом? Если мы признаем ценность, важность, необходимость их присутствия в обществе, то надо готовить законы, помогающие верующим удовлетворять их потребности. Если мы по-прежнему относимся к религии как к чему-то подозрительному, тогда и законы другие будут. Примерно, как сейчас: туда нельзя, здесь получи разрешение, не так помолился – штраф и т.д. Если решить принципиально вопрос, то остальное – дело техники. Мы немного застряли в прошлом в регулировании деятельности не только религиозных, но и других некоммерческих негосударственных объединений. Обязательные регистрации, тотальные экспертизы, многочисленные согласования и отчеты — это все атрибуты полицейского государства. И надо от них освобождаться. Не получается сразу – искать компромиссные решения. Можно ли это сделать? Было бы желание.

– Что бы вы посоветовали знать рядовому гражданину об АППК?

– В АППК два больших раздела: административные процедуры и административный процесс. Начну с того, что в рамках административной процедуры есть две основные процедуры: обычная и упрощенная. Обычная процедура — это когда затрагиваются чьи-либо права или интересы: нужна лицензия, изымается земельный участок, проводится проверка и т.д. В таком случае обращаться можно только за реализацией своих прав или защитой своих интересов. Если затрагиваются интересы другого лица (заинтересованного), он также вовлекается в процедуру (сосед, которому может мешать постройка, по поводу чего испрашивается разрешение).

Упрощенная процедура – это любой контакт с госорганом, когда надо проинформировать о недостатках (сообщение), порадоваться за политику (отклик), рекомендовать принять закон (предложение); попросить информацию (запрос). Обращаться с заявлением можно не только в госорган, но и к любому субъекту, наделенному властными полномочиями. Всех их (и госорганы, и других) теперь будут называть административными органами. К примеру, ТОО, занимающееся техосмотром, теперь тоже адморган.

Обращаться можно в связи с изданием административного акта или совершением административного действия. Все, что связано с проявлением властных полномочий, распорядительством относится к административным актам (госрегистрация кого-то или чего-то, выдача разрешения, применение физической силы). Все остальное, это административные действия (патрулирование улиц, предоставление информации, санитарная обработка). Обращение может быть подано в устной или письменной форме, посредством видеоконференцсвязи или видеообращения.

Все административные акты делятся на благоприятные и обременяющие. Приказ о регистрации юридического лица – благоприятный акт. Приказ об отказе в регистрации – обременяющий. Акты могут быть в привычной для всех письменной форме, а также в устной (требование полицейского) или в иной (дорожный знак, оцепление и др.)

Если выяснится, что обращение подано с недостатками, адморган не отказывает в рассмотрении, а дает время для их устранения. Если планируется издание обременяющего административного акта, гражданин или организация должны быть заслушаны, чтобы, по возможности, не издавать обременяющий акт. Есть, конечно, исключения.

При рассмотрении обращения, адморган должен прилагать усилия по сбору и исследованию материалов, а не просто ограничиваться тем, что содержится в поступивших документах. При этом если у адморгана возникли сомнения в достоверности документов, он сам должен рассеять эти сомнения, а не заставлять это делать обратившегося. Общий срок рассмотрения обращения – 15 рабочих дней со дня поступления. Этот срок может быть продлен до двух месяцев.

Принятый административный акт нельзя будет просто так отменить. Даже если этот акт незаконный. АППК вводит принцип охраны права на доверие. Доверие к тому, что было принято государством. И в этом случае есть исключения.

Если имеется несогласие с административным актом или административным действием, можно подать жалобу в вышестоящий орган или должностному лицу. Гражданин или организация не обязаны знать, кто является вышестоящим органом. Поэтому жалоба подается в тот орган, который вынес административный акт или совершил административное действие. А тот сам отправляет по инстанции.

Жалоба подается не позднее трех месяцев со дня, когда стало известно о принятии административного акта или совершении административного действия (бездействия). При этом, подача жалобы приостанавливает исполнение административного акта, административного действия, но могут быть исключения.

Оставить комментарий

Общество

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33