суббота, 24 июля 2021
,
USD/KZT: 424.68 EUR/KZT: 499.76 RUR/KZT: 5.81
Бывший и действующий депутаты судятся из-за выборов в акимы В Казахстане «карантинный беби-бум» Аккумуляторный и фармацевтический заводы планируют построить в СЭЗ Петропавловска Правозащитники: журналистов «прослушивать» нельзя В Казахстане стали больше доверять полиции Активисты: выборы акимов преждевременны и могут дискредитировать саму идею На фоне роста цен падает качество услуг Зависимость Казахстана от импорта продуктов питания растет Многодетные о драке с полицией: «Вместо стула для беременной получили шапалак от СОБР» «Приятного аппетита, но еды нет»: в COVID-госпитале Нур-Султана не кормят больных Голодовка: активисты ДПК провели ночь у департамента полиции Алматы Самые закрытые: Павлодарский, Мангыстауский и Алматинский регионы Митинги против обязательной вакцинации прошли в нескольких городах Казахстана, есть задержанные Языковая полиция появится в Казахстане: для грубых нарушителей введут профконтроль 230 тыс. подписей: в ТОП-3 противников обязательной вакцинации Кокшетау, Караганда и Жанаозен Госпремию в размере 5,8 млн получат 50 лучших научных работников Казахстан на 55 месте из 61 в рейтинге стран по борьбе с изменениями климата Алматинцы выступили против олигархов В Казахстане началась предвыборная агитация по выборам акимов Лесной фонд Акмолинской области уменьшат на 300 гектаров Госдепартамент США: «Полиция способствовала торговле людьми в целях сексуальной эксплуатации» Транспортный коллапс в Семее Строительство автодорог в Нур-Султане оценили в 10 раз дороже, чем в Таразе МВД будет следить за заключенными за 3 миллиарда БРК стал победителем премии The Global Economics Award-2021

Станет ли Казахстан территорией исчезновения биоразнообразия?

С территории Казахстана давно исчезли такие животные как тигр, гепард, казахстанский подвид кулана. Находятся под угрозой снежные барсы, тяньшанский бурый медведь, архар, и многие другие виды животных. Сейчас в Казахстане идет борьба за возрождение легендарного кулана.

С 2017 года АСБК (Казахстанская ассоциация сохранения биоразнообразия) осуществляет проект по дальнейшему восстановлению популяции кулана в Центральной Азии совместно с национальными и зарубежными партнёрами. О том, как решаются вопросы возрождения популяций редких и исчезающих видов животных в Казахстане, рассказал руководитель Центра прикладной биологии АСБК Сергеем Скляренко.

– АСБК — это республиканское общественное объединение, созданное в 2004 году. Мы поддерживаем охрану эко-парка «Алты-Сай» в Костанайской области. У нас есть полевые группы, которые занимаются мониторингом животного мира. Мы ведем описание и мониторинг ключевых орнитологических территорий, занимаемся проектами по кулану, сайгаку и степным экосистемам в рамках программы "Алтын Дала", участвуем в орнитологических проектах, работаем по волку. Участвовали в создании государственного природного резервата "Алтын-Дала", расширении Иргиз-Тургайского резервата. Работаем с местным населением по пропаганде охраны природы. Выступаем с природоохранными инициативами. Например, сейчас планируется реконструкция дороги "Центр-Запад", и часть автомобильного коридора должна пройти через важнейшие места обитания сайгаков – отрезок пути между Аркалыком и Тургаем. Этот участок трассы проходит строго поперек миграционных путей сайги, и может отрезать летние пастбища сайгаков от мест их зимовок, и тем самым с большой вероятностью будет нанесен значительный ущерб бетпакдалинской популяции этих копытных.

Можно ли как-то решить эту проблему? Ведь существуют экодуки, которые проходят над дорогами...

– Для сайгака это решение не подходит. Эти животные достаточно пугливы, кроме того они не мигрируют по узким коридорам, дорогам. Они идут широким фронтом, и либо будут пытаться пересечь трассу в разных местах, либо вообще не будут приближаться к дороге. Возможны разные варианты поведения животных, но в любом случае ландшафт для сайгака будет испорчен. Поэтому единственный реальный выход из ситуации — это изменение маршрута трассы. Поэтому мы предлагаем выбрать вариант прокладки трассы с учетом сохранения степного биоразнообразия.

– С 2017 года вы осуществляете проект по созданию еще одной популяции кулана в Центральной Азии совместно с норвежскими партнерами – вы можете рассказать об этом, а также в целом об истории возрождения кулана?

– Казахстанский кулан исчез в 30-х годах прошлого века. В 50-е годы в Казахстан на остров Барсакельмес завезли 12 голов туркменского подвида кулана, где он успешно размножился – счет поголовья пошел на сотни. Поэтому в 80-х годах начались работы по расселению кулана в других частях Казахстана, так, в 1982 году часть куланов с Барсакельмеса перевезли на территорию нынешнего национального парка Алтын-Эмель (тогда это было Капчагайское охотничье-заповедное хозяйство). Это было сделано еще и потому, что резко упал уровень Аральского моря, и повысилась соленость воды. Для куланов возникла угроза недостатка водопоев, хотя они могут пить и солоноватую воду. В Алтын-Эмеле началось истинное возрождение кулана, создание новых популяций. Тогда же, в 80-е годы, группы куланов завезли в Андасайский и Актау-Бузачинский заказники. Сначала поголовье там также начало расти, но после развала СССР, в связи с общим кризисом, куланов в Андасайском и Актау-Бузачинском заказниках истребили браконьеры.

Сегодня численность куланов в Алтын-Эмеле насчитывает более 3600 голов, и это уже очень высокая плотность для этой территории, учитывая, что парк Алтын-Эмель чрезвычайно важен еще и для популяции джейрана. Появилась необходимость расселять кулана на новые территории.

Популяциям любых животных всегда угрожают вспышки заболеваний, способных выкосить поголовье, и поэтому чем больше независимых групп животных существует, тем вид более устойчив в природе.

Кулан — это стойкое, неприхотливое животное, приспособленное для жизни в пустыне. Нет опасности его скрещивания с домашними лошадьми, в отличие, например, от лошади Пржевальского.

И вот мы начали проект по созданию новой группировки куланов в Тургайских степях на юге Костанайской области. Там отличные кормовые условия, единственная трудность – отсутствие естественных границ. Работа по отлову животных и перевозке выполнялась при норвежском финансировании, а также при поддержке Франкфуртского зоологического общества, зоопарка г. Нюрнберга и других партнеров, совместно с Комитетом лесного хозяйства и животного мира МЭГПР РК.

Для куланов имеется центр реинтродукции, когда-то созданный для лошади Пржевальского. Там два больших загона, солнечные батареи, спутниковая связь, компьютеры. Куланы были перевезены в загон осенью, и выпущены весной. Четверо животных было с передатчиками, их перемещение отслеживалось. К сожалению, двоих животных убили браконьеры, одно животное пало, судьба остальных неизвестна. Через год мы снова перевезли в центр еще пару куланов, и недавно у них родился жеребенок.

 Ссылка на фото: https://livingasia.online/2021/06/08/perviy-zherebenok-kulana/

– Насколько браконьерство влияет на численность кулана и других редких видов животных?

– Если территории охраняются, что браконьерство не является главной проблемой, исключая, конечно, коммерчески ценные виды, такие как сайга, сокол-балобан. С браконьерством по сайге успешно борются, численность сайги растет. По соколу-балобану ситуация иная, численность вида не растет, или растет очень слабо, и если судить по этому показателю, браконьерство по этому виду существенное. Мелкие группы соколов, предназначенных для незаконного вывоза, задерживают каждый год.

Вообще, сейчас главной угрозой биоразнообразию является потеря мест обитания из-за развития инфраструктуры, дорог, заграждений, разработки полезных ископаемых. Идет фрагментация ареалов животных. Добыча сырья, в отличие от обрабатывающей отрасли, сейчас идет быстрыми темпами, и это экстенсивное развитие портит ландшафт и угрожает экосистемам.

Фундаментальная наука на страже диких животных

Основы института зоологии были заложены в 1932 г. в виде Сектора зоологии Казахстанского филиала АН СССР, в 1943 г. этот сектор был оформлен как Институт. Первым директором Института зоологии института стал выдающийся советский зоолог Валентин Александрович Догель, который будучи также и директором Зоологического института АН СССР в Ленинграде (ныне Санкт-Петербург) в годы Великой отечественной войны работал в Алма-Ате. В 1946 году Институт зоологии был одним из базовых институтов при организации Академии наук Казахской ССР, а в дальнейшем стал одним из ведущих научных учреждений СССР. О том, как фундаментальные исследования живой природы помогают сохранить биоразнообразие нашей страны, мы беседуем с директором института доктором биологических наук Романом Васильевичем Ященко.

– Как фундаментальные исследования могут помочь восстановить популяции исчезающих животных?

– Результаты фундаментальных исследования являются основой для любых природоохранных мероприятий. Установлено, что для полноценной жизни одной популяции крупных млекопитающих необходимо создать групировку из как минимум 50 особей определённой половозрастной структуры, с обеспечением их устойчивыми кормовыми ресурсами. Возьмем для примера снежного барса – сейчас в Казахстане их чуть более 120 особей, живущих в горных экосистемах системах юга, юго-востока и востока нашей страны. Достаточно ли такое количество для 3-4 региональных популяций барса? Очевидно, нет. Для того, чтобы популяция стала устойчивой и самодостаточной, необходимо довести количество этих хищников до определенного уровня в региональной популяции, обеспечить хищникам кормовую базу (копытные), а это связано с определением экологической емкости экосистем, которые смогут выдержать то или иной количество копытных. Таким образом, шаг за шагом мы определяем стратегию по восстановлению вида и на основе её разрабатываем план действий по восстановлению.

– Вы используете современные технологии для учета численности животных?

–Конечно. Используются космические съемки мест обитания, GPS датчики, ошейники с передачей сигнала на околоземные спутники. Например, только в прошлом году наши орнитологи поставили более 50 спутниковых передатчиков на различные виды птиц для изучения путей их миграции и мест зимовок. В эпоху ковида это имеет особое значение, ведь птицы являются переносчиками некоторых типов коронавирусов. На нашей полевой орнитологической станции «Чопак» на юге Казахстана орнитологи уже более 50 лет изучают миграционные потоки, изучают эктопаразитов птиц и берут микробиологические пробы на болезнетворные микроорганизмы. Каждый год туда выезжают наши орнитологи, ставят большие сети-ловушки, отлавливают, измеряют и кольцуют птиц, берут микробиологические пробы, и передают эти материалы в соответствующие институты, которые занимаются этими проблемами (Институт микробиологии и вирусологии, Алматинский филиал национального центра биотехнологии, и др.). Зная, куда и откуда летят наши птицы на гнездование или зимовку, мы можем определить пути распространения вирусов и инфекционных болезней и оценить степень угрозы заражения нашей территории.

– Как вы считаете, для чего необходимо сохранять разнообразие видов в природе?

– Вопрос очень хороший. Очевидно, что обеднение биоразнообразия означает сокращение ресурсной базы для выживания человечества. Помимо понимания того, что многообразие живых организмов позволяет обеспечить устойчивость природных экосистем и выживаемость входящих в них видов, этот вопрос имеет очень большой психоэмоциональный подтекст. Осознание того, что какие-то яркие виды исчезли из природы способно вызвать у человека сильное угнетение вплоть до глубоких изменений в психике. Мы подспудно уверены в том, что где-то далеко, в Африке, Австралии, Сибири, Юго-Восточной Азии или Южной Америки и т.п., есть девственные уголки нетронутой природы и сокращение или исчезновение видов здесь как-то перекрывается благополучием других видов там. Это придает нам уверенности в себе и в окружающем мире. Когда я, впервые посетив Африку, увидел, что многие крупные животные живут не в естественной среде, а в полувольном содержании, то испытал шок, поняв, насколько все хрупко и насколько велика наша ответственность за сохранение биоразнообразия планеты. Трагедией является исчезновение не только крупных млекопитающих или птиц, но также и малозаметных беспозвоночных животных, чью огромную роль в природе мы не всегда осознаем. Науке до сих пор непонятны все последствия исчезновения многообразия окружающих нас видов живых существ, мы только сейчас приблизились к пониманию глубинных энергетических связей в отдельных экосистемах, и в целом в биосфере.

Другие интересные материалы, посвященные миру живой природы можно найти на сайте Института зоологии Республики Казахстан http://zool.kz/, в электронной библиотеке https://zoomet.ru/, в фундаментальной электронной библиотеке флоры и фауны http://herba.msu.ru/shipunov/school/sch-ru.htm . Институт зоологии также приглашает волонтеров для помощи в изучении живой природы и будет благодарен за любую помощь – спонсорскую, помощь в съемке, монтаже видеоматериалов, журналистском освещении работы в сфере живой природы.

Фото из открытых источников.

Оставить комментарий

Общество

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33