пятница, 22 октября 2021
,
USD/KZT: 425.67 EUR/KZT: 496.42 RUR/KZT: 5.81
Блокада на границе с КНР продолжается Марқұмның жақындары жауынгердің өзіне қол жұмсағанына сенбейді Минтруда: На переселение с юга на север направят более 46 млрд тенге По затратам местных бюджетов лидируют Туркестанская и Алматинская области Во время пандемии казахстанцев охватила «эпидемия» лудомании Второй энергоблок Ростовской АЭС остановлен из-за неполадок Аида Балаева: «Ұлттық рухани жаңғыруға» 119 миллиард теңге жұмсалады Арон Атабектің халі нашарлап кетті Казахстанские аэропорты дожигают последний керосин 500 казахстанских женщин стали жертвами бытового насилия Орал әуежайына Мәншүк Мәметова есімі беріледі Казахстан в высокой группе риска - тенге дорожает Әлия Назарбаеваның кітабы: отырыс өткен театр директорына 670 910 теңге айыппұл салынды В Казахстане начнут прививать вакциной Pfizer подростков и беременных Тоқаев: Балаларды бір тілмен шектеудің қажеті жоқ Парламент Казахстана принял закон по защите Каспия Казахстанский уран и бразильский сахар: товарооборот составил $109,8 млн Казахстан и Италия начнут сотрудничать в военной области Минюст готовит изменения в выборном законодательстве Фильм о Назарбаеве презентуют на Римском кинофестивале В Казахстане уменьшается количество крупных и средних компаний Ә.Бәйменов: Сатқындықты да көрдім Тренды и точки роста долгового рынка Казахстана Шымкентте қоқыстан сәби табылды Казахстан на новые Нацпроекты потратит 49 трлн тенге

Снизит ли внедрение брачного контракта рост разводов в Казахстане?

За последние десять лет число разводов в Казахстане выросло почти вдвое. Чаще всего разводятся жители северных и восточных областей и городов Нур-Султан и Алматы – в них уровень разводов выше среднего по стране. Почему менее всего люди разводятся в южных и западных регионах страны, где выше процент казахоязычного населения? Как государство намерено влиять на статистику разводов? Ведь одинокие люди сегодня – это одинокие пенсионеры завтра, которых будет некому содержать. Об этом «Мозговой штурм» с демографом Аидой Альжановой, психиатром-психотерапевтом Жибек Жолдасовой, членом Нацкомиссии по делам женщин и семейно-демографической политике Казыбеком Шайхом.

Еженова Карлыгаш: Число разводов в Казахстане за последние 10 лет выросло практически вдвое. Но любопытно, что чаще всего разводятся жители северных и восточных областей и обеих столиц. А вот в южных и западных регионах, где живёт, в основном, казахоязычная часть селения и сильнее традиционные ценности, процент разводов гораздо ниже. Чем вы это объясните?

Жибек Жолдасова: Надо понять, что понимается под традиционными ценностями? Тот наш бесконечный казахский «уят», когда женщина, которая испытывает бытовое насилие в семье, не может уйти потому, что уже есть дети, потому что уйти стыдно? Дело в том, что в Алматы, Нурсултан, север и центр Казахстана женщины как раз начали отстаивать свои права, и поэтому гораздо легче отказываются от семей, в которых происходит насилие. Увы, у нас нет глобальных социологических исследований и мы не можем знать истинных причин. Статистику разводов можно интерпретировать, как угодно.

Казыбек Шайх: Нельзя традиционные ценности сводить только к уяту. В казахских семьях палитра именно традиционных ценностей очень большая. Уят – их ничтожная часть. Мы должны понимать, что наши казахские традиционные ценности – это ценности, целого сообщества, и они включают и внутрисемейную медиацию, и коллективную ответственность старшего поколения перед младшим. Более того, в традиционных обществах бытовое насилие даже менее представлено, потому что там, где «ата-енесі бар», они берут на себя защиту женщины.

Еженова Карлыгаш: Давайте исходить из того, что традиционная семья – это добровольный брак мужчины и женщины. При этом, традиционные ценности – это не сугубо специфические казахские ценности, а общечеловеческие. Институт семьи существует во всём мире, и он всё ещё достаточно развит.

Аида Альжанова: Дело в том, что разводы – это глобальный и неизбежный тренд, через который проходят все страны. Это отражение процессов урбанизация и повышения образовательного уровня женщин…

Еженова Карлыгаш: Значит ли это, что урбанизация и образование – прямые враги брака?

Аида Альжанова: Это демографический тренд в странах, которые находятся во втором демографическом переходе – на них урбанизация влияет именно так, а страны постиндустриального развития возвращаются к институту семьи.

Казыбек Шайх: Надо признать существующий разрыв между традиционным и правовым укладом, которые сосуществуют в нашем обществе, и особенно – южных и западных регионах. Но я не согласен с тем, что образование является врагом брака. Наоборот, когда заключается союз именно равных людей, когда муж и жена единомышленники, такие браки намного крепче. Но нельзя сбрасывать со счетов и экономические факторы. Там, где женщины не могут содержать семью самостоятельно, они держатся за брак как механизм обеспечения безопасности семьи. Там, где женщины могут прожить самостоятельно, и содержать семью, они более легко идут на развод.

Кроме того, Казахстан очень быстро ворвался в глобальное информационное пространство, и сегодня социальные сети задают модели поведения, стандарты и ценности.

Аида Альжанова: Когда мы говорим о традиционных ценностях, давайте вспомним, с чего начинаются наша традиция при заключении брака? У нас очень много семей, где парни крадут девушку и семья создается под принуждением. В таких семья высок риск насилия, психологического, физического, сексуального… Естественно, чем моложе девушку украли и выдали замуж, тем меньше шанс того, что она получит образование, но останется под моральным давлением окружающих, и никогда не разведется, даже если ей в этой семье очень плохо.

Казыбек Шайх: Дело в том, что воровство невесты – это как раз нарушение традиционных норм, это аномалия. У казахов есть традиция сватовства, и это очень долгий процесс, который может иногда длиться годами. И те, кто пытается выдать воровство за традиции, наоборот, их нарушает, как саму основу казахской культуры.

Это не есть традиция, это правовая безграмотность девушек и их семей. Более того, наши традиции не поддерживают бытовое насилие. Поэтому нам нужно просвещать людей, что действительно является традициями, а что ими только считается.

Еженова Карлыгаш: Среди наиболее распространенных причин разводов называют вмешательство родственников, (опять же юг и запад), но не уточняется, какое именно. На втором месте (на севере и в центре) – отсутствие моральных ограничений (непонятно, каких именно). И на третьем месте влияние социальных сетей. Ваши комментарии?

Казыбек Шайх: Я согласен, что такой фактор, как вмешательство родственников нуждается в валидации. Многие браки сохраняются как раз за счет вмешательства близких, которые сглаживают скоропалительные решения молодых. Что касается социальных сетей, то они их роль сильно растет. Среднестатистический современный человек проводит сегодня в своём смартфоне от 9 до 12:00 часов в день! Мы находимся в социальных сетях сегодня больше, чем общаемся между собой.

Еженова Карлыгаш: Мы провели фокус-группу о причинах разводов среди молодежи. И как раз о роли социальных сетей говорит тот факт, что инициируют разводы как раз женщины. И не из-за вмешательства родственников, а из-за того, что картина реальной жизни и фотографии из инстаграмма не совпадают. Там – гламурные картины зарубежных курортов, а рядом муж, который зарабатывает не так много, чтобы отдыхать за границей. Юноши, в свою очередь, тоже назвали причиной разрыва неспособность содержать семью исходя из стандартов, навязываемых социальными сетями. Поэтому, на мой взгляд, не все так однозначно…

Аида Альжанова: Не вижу никакой неоднозначности. Это все относится к вопросу гендерного равенства. Как бы там ни было, объектами домашнего насилия чаще всего бывают женщины. Но знаете ли вы, что женщины очень часто бывают насильниками по отношению к детям? И это происходит за счет того, что агрессию со стороны мужа и его семьи они вымещают на детях. Очень часто подвергаются насилию в семье пожилые люди и инвалиды. То есть это целый комплекс проблем, и в нем есть очень много гендерного аспекта. Гендерное неравенство работает одинаково как против женщин, так и против мужчин. Потому что женщине внушают с детства, что на должна быть красивой, она товар, который потом продадут в обмен на полное обеспечение. И мальчику точно так же говорят – ты должен обеспечивать свою жену. Им никто не говорит, что они должны стать полноценными личностями, должны найти такую же личность как они и развиваться вместе.

Еженова Карлыгаш: Есть постулат: чем выше уровень гендерного равенства, тем устойчивее семья. Но что такое гендерное равенство в Казахстане? Считается, что именно феминизм отвечает за рост разводов...

Аида Альжанова: Феминизм вообще тут не при чем. Это то же самое, что обвинить в христанстве или исламе. Все дело в образовании и урбанизации. Если женщины более образованы, они должны более активно участвовать в экономике, в принятии политических решений. А нас даже Нацкомиссия называется «по делам женщин и семейно-демографической политике». То есть уже в названии указано место женщины – рожать и стоять у плиты.

Еженова Карлыгаш: У нас женщины сегодня представляют 60% сектора МСБ и широко представлены на среднем уровне управления. К сожалению, вы правы, их очень мало на уровне топовых должностей, но, я думаю, это вопрос времени. Но какова сейчас политика государства в отношении браков? Ведь разводы – это очень дорого для государства, не говоря уже о том, что сегодняшние одинокие люди – это завтрашние уязвимые пенсионеры.

Казыбек Шайх: Государство строит политику, при которой женщины или мужчины имеют одинаковые права, хотя в некоторых аспектах это очень спорный тезис. Я, например, считаю, что женщины больше нуждаются в заботе, чем мужчины хотя бы потому, что по объективным физиологическим причинам они определенное время должны посвятить свое время ребенку. Моя жена после родов на два года почти выпала из социальной жизни. И не потому, что она не могла продолжать работать, а потому, что ее главной ценностью на физиологическом уровне стал ребенок, хотя у моей супруги очень активная жизненная позиция.

Другой вопрос, что со стороны женщин тоже должна быть в повестке забота о муже и в этом я вижу баланс гендерного равенства. Нацкомиссией создано много рабочих групп, в том числе для разработки экономических механизмов повышения благосостоянии семьи как главного сдерживающего фактора распада. Второй аспект – повышение правовой грамотности. Но главное – развитие женского предпринимательства. Чем больше женщины будут вовлечены в предпринимательство, тем больше их мировоззрение будет выходить на другой уровень, давая больше самодостаточности. Тогда мужчины и женщины в равной степени будут создавать брак равных людей, где каждый будет экономически независим. Но главный аспект государственной стратегии – повышение благосостояния населения. Статистика говорит: чем более суровые условия наступают в экономике, тем выше число разводов, тем больше склонность к асоциальному поведению. Опыт всего мира говорит о том, что там, где появляются женские сообщества взаимной поддержки, ситуация в лучшую сторону меняется кардинально. Кстати, у нас именно на юге эта модель работает наиболее успешно.

Аида Альжанова: У каждой страны есть конституция, определяющая рамки взаимодействия граждан. Когда вы берете кредит, вы подписываете договор. А при вступлении в брак вы ничего не подписываете, кроме заявления! А как они будут между собой взаимодействовать? Будет ли мама заходить в спальню в любое время? Как они будут распределять обязанности по детям? Люди вступают в брак вслепую! Поэтому нужно на входе нужно определять правила брачным договором. Должен быть базовый договор, который супруги могут дополнить так, как они захотят.

Жибек Жолдасова: Совершенно согласна! Чем больше пунктов будет обговариваться в брачном контракте, тем лучше и проще будет житься людям. Например, перед операцией берут информированное согласие о наличии рисков и человек вынужден его подписывать хотя, конечно, для многих это выглядит ужасно. Как супруги будут действовать, например, при обнаружении у одного из них бесплодия? Конечно, об этом даже думать никому не хочется, но от этого никто от этого не застрахован. И чем больше случаев будет обговорено в этом договоре, тем меньше вероятность развода. Естественно, в нем должно быть оговорен и сценарий бытового насилия и не важно, в отношении кого. Что касается необходимости ухода за ребенком, то ответственность за рождение ребенка, его воспитание и развитие должны нести оба родителя. А папа где? В конце концов, нужно прописать, что, если мама больше зарабатывает, то муж берет декретный отпуск и будет каждые три часа привозить ребенка на кормление. А все остальное время он прекрасно может менять подгузники и развлекать ребенка. Просто все это вне нашего менталитета, у нас только женщина должна заниматься ребенком, хотя на самом деле это не так. Вот это и есть гендерное равенство тоже.

Еженова Карлыгаш: Но практика зарубежных стран, где брачные контракты — это норма, тоже не спасают от разводов. Какие еще меры вы считаете нужно принять для того, чтобы поменять ситуацию?

Аида Альжанова: Если бы у них не было бы брачного контракта, уровень разводов был бы еще выше. С другой стороны, я уверена, что необходимость заключения серьезного брачного контракта, где прописана вся ответственность обеих сторон, может вообще поставить вступление этих людей в брак под сомнение. Ведь приходят в ЗАГС не для того, чтобы показаться в белом платье на лимузине. А если они прочитают брачный контракт, то поймут, что впереди жизнь, полная ответственности и проблем, и регистрироваться не обязательно.

Еженова Карлыгаш: Это как раз то, что происходит на Западе, когда мужчина и женщина заключают брачный контракт только тогда, когда они решают завести ребенка. Именно поэтому там огромное количество гражданских браков, когда люди годами и десятилетиями живут вместе. Но при этом, как правило, именно интересы женщины защищены больше и поэтому мужчины очень неохотно идут на юридическое оформление своих взаимоотношений. Поэтому в следующий раз я предлагаю обсудить, как может выглядеть брачный контракт и какие момент в него обязательно нужно включить.

Оставить комментарий

Общество

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33