суббота, 25 сентября 2021
,
USD/KZT: 423.91 EUR/KZT: 497.37 RUR/KZT: 5.81
Джо Байден намерен назначить уроженку Казахстана главой банковского регулятора США USAID окажет финансовую помощь Мангистауской области Кто купит яхту «Дочки» «Казмунайгаза» за 878 млн тенге? Климатическая тревожность: 40 % молодежи боится заводить детей Центральная Азия улучшит дороги за счет ЕБРР В Казахстане растет количество правонарушений, связанных с наркотиками В Казахстане цены на лекарства подорожали на три процента В Казахстане 85% многодетных семей живут за чертой бедности В Казахстане за прошедшие сутки зарегистрировано 2 537 новых случаев заболевания коронавирусной инфекцией ⠀ Бывший вице-министр финансов Руслан Енсебаев приговорен к четырём годам лишения свободы Генеральной лицензии лишился еще один вуз Казахстана Сенат утвердил новые пособия для людей с инвалидностью В Казани смогут обучаться родному языку в метро Прибыль казахстанских ломбардов составила 19 миллиардов тенге 15 из 100 казахстанцев не могут позволить себе купить две пары обуви В Казахстане рост затрат на науку ожидается не раньше 2023 года У казахстанцев появилась возможность повысить качество предоставления государственных услуг В Латвии запретили использование георгиевских ленточек Куликовская битва: миф или реальность? МИИР собирается субсидировать 10 авиамаршрутов 5 миллионов казахстанцев прошли онлайн-перепись Токаев прибыл в Мангистаускую область 100 субъектов АПК обязаны возвратить в бюджет около 5 млрд. средств Объём казахстанского импорта составил 21,7 млрд долл. США Объём займов на душу населения в Казахстане вдвое ниже, чем в России

Правительство и бизнес: только кнут и никаких пряников

Если во время первого локдауна правительство хоть как-то поддерживало бизнес, то сегодня он остался один на один со все более углубляющимся кризисом. Большинство предпринимателей уже не понимают, как дальше планировать свою жизнь. О том, какая помощь на самом деле им нужна, рассказал директор Палаты предпринимателей «Атамекен» в Алматы Айтуар Кошмамбетов.

– Сейчас малый и средний бизнес работает в сложнейших условиях. С одной стороны, по сравнению с прошлым годом он начал приспосабливаться к новым обстоятельствам, но целые отрасли малого бизнеса вынуждены приостановить свою деятельность. Это, в частности, касается как туркомпаний, которые занимаются внешним туризмом, как и в целом сферы услуг. Рынок организации концертов, зрелищных и спортивных мероприятий сократился больше, чем наполовину, так как все эти мероприятия до сих пор до сих пор запрещены. Сильно пострадала и сфера общественного питания. Более 60 процентов таких предприятий либо прекратили, либо приостановили свою деятельность.

В последние годы до пандемии неплохо развивалась индустрия кино. Ежегодно снималось несколько десятков фильмов казахстанского производства, и зрители с удовольствием их смотрели. За последние два года мы практически не видим премьер фильмов, так как в кинотеатрах ограничения по количеству зрителей. Предприниматели понимают, что любой снятый ими фильм не окупиться.

Если говорить о плюсах пандемии, то она научила МСБ работать в новых направлениях, которые пошли в рост. Например, если в классическом виде торговля показывает явный спад, то онлайн или электронная торговля, когда все взаимоотношения с клиентами, происходят бесконтактным путем, наоборот, процветает. Электронная коммерция за последние полтора года выросла в два раза. Количество интернет-магазинов по стране составило 970. Из них 60 процентов находится в Алматы. В целом оборот электронной торговли по Казахстану составил 12 млрд. тенге и 71 процент принадлежит нашему мегаполису. Большой рост показывает онлайн продажа билетов на ж/д поезда, самолеты.

Бесконтактные и безналичные операции по сравнению с 2020 годом выросли на 320 процентов. То есть речь идет об оплате через интернет или по терминалам. Наличные средства у нас сейчас практически не используются.

– Нуждаются ли наши предприниматели в государственной поддержке?

– В прошлом году, когда у нас было введено чрезвычайное положение, государство внедрило ряд инструментов для поддержки МСБ. В частности, освободило от определенных видов налогов – на землю, на фонд оплаты труда. Нам давали отсрочку по кредитам, возможность реструктуризации займов. Сейчас, к сожалению, несмотря на то, что ситуация с коронавирусом еще более напряженная и ограничительные меры продолжаются, никаких мер поддержки нет.

Сейчас работают только такие стандартные программы, как «Экономика простых вещей», «Дорожная карта бизнеса», «Енбек». Палата предпринимателей «Атамекен» проводит обучающую программу «Бастау бизнес».

Но в то же время нужно понимать, локдаун продолжается на протяжении нескольких месяцев, а взамен бизнес ничего не получает и это вынуждает предпринимателей либо уходить в тень, либо нести большие убытки.

Во всех развитых странах существует прямая связь между мерами ограничения и мерами поддержки МСБ. Если это не зависит от самого предпринимателя, возмещаются убытки по вынужденному простою бизнеса. Мы предлагаем внедрить аналогичные меры прямого финансирования предпринимателей, оказавшихся в сложной ситуации. Это ресторанный бизнес, сфера торговли и услуг, индустрия красоты, торговые центры. Мы считаем, что государство, как это происходит во многих странах мира, должно возмещать временный простой, так как упущенная выгода приводит к падению экономики. Либо государство должно дать возможность предпринимателям работать свободно, соблюдая при этом какие-то условия. Было требование подключиться к базе Ashyq. Сейчас только по Алматы 21 тысяча участников данного проекта. Более половины сотрудников казахстанских предпринимателей вакцинировались. То есть, бизнес выполняет возложенные на него обязанности. В то же время предприниматели не понимают, как дальше планировать свою жизнь, свой бизнес. Они находятся в ежедневном ожидании каких-то новых решений об ограничениях. В целях достижения стабильности, жизненно необходима отраслевая поддержка тех направлений бизнеса, которые пострадали больше всего.

Во всей Европе и США при закрытии бизнеса выделяются субсидии. Как самому предпринимателю, так и его работникам выплачивается зарплата в размере не менее 50 процентов от полного оклада. Это довольно мощная поддержка.

– Как сегодня обстоят дела с кредитованием МСБ?

– За последний год кредитование МСБ выросло в 2,5 раза. Это, конечно хорошо, для развития бизнеса, пополнения оборотных средств и покупки товаров для реализации. Но в то же время их сложнее реализовать, так как рынки и торговые центры в выходные дни закрыты. Все это ведет к увеличению долгового ярма предпринимателей.

Конечно, рано или поздно мы, конечно, победим коронавирус и начнется восстановление экономики. По прогнозам экспертов, мы вернем нашу экономику в прежние рамки развития при оптимистичном раскладе в 2022 году, при худшем – в 2022-2023 годы.

– Как обстоят дела с фермерскими хозяйствами? Мне кажется, что отечественные продукты должны быть всегда востребованы у потребителей. Почему бы предпринимателям не делать на этом акцент?

– Согласен. Спрос на отечественные продукты питания ежегодно только растет в условиях сокращения импорта. Но и здесь та же проблема – отсутствие быстрых и дешевых денег для пополнения оборотного капитала. Да, НПП «Атамекен» создал сеть микрофинансовых организаций по стране, но это в целом вопрос не решает.

Предприниматели, которые проходят обучение у нас по программе «Бастау бизнес», могут получить микрокредит сроком до 5 лет, для проектов в сфере животноводства – до 7 лет. Максимальная сумма займа для сельских населенных пунктов и малых городов в 2021 году 7,2 млн. тенге (2,5 тыс. МРП), для городов и моногородов до 18,9 млн тенге (6,5 тыс. МРП), в городах Шымкент, Актау, Атырау – 23,3 млн тенге (до 8 тыс. МРП).

Это льготный микрокредит под 6 процентов годовых. Для малого бизнеса эта сумма достаточно неплохая. Обучение проходит 21 день, после чего нужно защитить свой проект и получить грант. В этом году мы обучим 2000 человек, половина из них уже получили гранты в размере 200 МРП. В основном, это сфера торговли. Если говорить о производстве, то популярны такие направления, как открытие теплиц, складов для пищевых продуктов, овощехранилищ, микропроизводств хлебобулочных или молочных изделий.

Несмотря на пандемию, число желающих обучиться основам бизнеса растет – люди ищут новые постоянные ниши.

– Как вы относитесь к передаче в доверительное управление лицеев? Что это изменит в работе МСБ?

– У казахстанского бизнеса огромная потребность в кадрах. У нас нет хорошо обученных официантов, поваров, швей, представителей рабочих специальностей, как, например, сварщики. Причина в качестве и стандартах образования. Акцент в колледжах делается на теорию, а в этих специальностях больше нужна практика. И здесь требуется участие бизнеса. Бизнес готов брать в доверительное управление колледжи или участвовать в жизни студентов. Сегодня предпринимателям приходится либо переобучает свои кадры, либо искать их за рубежом. Так как в период пандемии — это проблематично, мы ведем реестр учебных центров, и по Алматы уже больше 100 организаций проводят обучение на своей базе. На территории предприятиях в течение трех месяцев наши предприниматели ведут обучение по определенным специальностям. Но, к сожалению, там ограничены квоты. В Алматы они составляет всего одну тысячу человек, что явно недостаточно.

– Поднимаете ли вы свои проблемы на государственном уровне? Слышат ли вас власть имущие?

– Мы на постоянной связи с правительством, у нас есть проектный офис при премьер-министре, где мы встречаемся, обсуждаем наши проблемы. Сейчас в соцсети Телеграмм проводим полномасштабный опрос среди предпринимателей для оценки состояния наиболее пострадавших отраслей экономики. Его результаты будут обязательно направлены в правительство Казахстана для оценки положения бизнес-сообщества и принятия необходимых меры по его поддержке.

Оставить комментарий

Общество

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33