среда, 22 сентября 2021
,
USD/KZT: 425.85 EUR/KZT: 499.78 RUR/KZT: 5.81
МИИР собирается субсидировать 10 авиамаршрутов 5 миллионов казахстанцев прошли онлайн-перепись Токаев прибыл в Мангистаускую область 100 субъектов АПК обязаны возвратить в бюджет около 5 млрд. средств Объём казахстанского импорта составил 21,7 млрд долл. США Объём займов на душу населения в Казахстане вдвое ниже, чем в России Сколько тратят казахстанцы на коммунальные услуги? Турция не признает юридической силы прошедших выборов в Госдуму в Крыму В Казахстане одобрены очередные послабления для бизнеса Как будут защищать персональные данные в Казахстане? «Михаил Ломтадзе и Kaspi.kz получили три награды на Kazakhstan Growth Forum» Казахстан в рейтинге устойчивого развития поднялся с 65-го на 59-е место В 2026 году Казахстан намерен отказаться от использования угля Как снизить инфляцию в Казахстане до «докоровирусного» уровня? Международный союз электросвязи при ООН установил новый код +997 def для Казахстана Нурлан Смагулов решил, что «искусство должно принадлежать народу» В компании «Шеврон» новый управляющий директор Экс-премьер Серик Ахметов вышел на свободу Выстрел в Алматы - жертвами ипотеки стали невинные люди Участие СБЕРа в цифровизации вопрос решенный Социально значимые продукты питания подорожали с начала года на 10% Письмо с призывом помиловать Атабека отправлено в Акорду Смерть без СИЗ В Казахстане растёт дефицит школьных мест В Казахстане выявили три тысячи фактов незаконного предоставления жилья в аренду

Самоуправление: как родителям и школе стать союзниками

Авторская школа Жании Аубакировой пригласила известную российскую компанию «Бизнес со смыслом», чтобы провести для своих учителей тренинг по внедрению самоуправления или так называемой социократии. Сегодня эта модель менеджмента набирает популярность в самых успешных компаниях, для которых пандемия стала поводом измениться и стать сильнее. Об этом рассказывает Алена Королева, медиатор-конфликтолог, партнер компании «Бизнес со смыслом».

– Вот сейчас вы проводите такой тренинг в Авторской школе Жании Аубакировой. Как это выглядит, например, в образовании?

– На самом деле, нам очень повезло, потому что школа, где мы сейчас находимся, уже готова к переходу. Она уже кипела внутри, готовилась, изучала материалы, и мы пришли к тем, кто уже знает инструменты, но пока не знают, как их внедрять. Очень часто к нам приходят руководители и говорят: мы по-старому не можем, и не хотим, но как по-новому, еще не знаем. Изначально мы сформулировали главные вопросы: как нам сделать прозрачную систему, как создать сообщество с учителями, с школьниками, с родителями, как на уроках внедрить элементы фасилитации, чтобы включить детей в процессы, чтобы зарядить их и давать энергию? Как нам сделать объединить лучшее «старой» и «новой» школы? Сейчас в школе находятся представители старой и новой школы – имеется в виду, что есть процессы, которые достались по наследству, но они уже не будут так эффективно работать в новых реальности, которой мы живем. Есть направление, которое нужно развивать, но которому очень требуется сама опора старой школы, те функции и процессы, которые были заложены. И как раз самоуправление помогает взлететь над структурой, сохранить то ценное, которое было все эти годы, которое привлекало учеников, и делало их сильнее и способнее, что привлекало родителей, что привлекало сильных учителей в классы, что привлекало и развивало детей и убрать то, что мешает школе двигаться дальше. То есть мы за сохранение самого ценного, что делает школу уникальной, но добавить элементы, которые помогут ей еще сильнее и качественнее развиваться и идти вперед.

– Но стоит ли вообще внедрять самоуправление в школе? И вообще, что такое самоуправление?

– Школа — это тоже организация, которая существует по своим правилам и принципам, существует по своим смыслам. Самоуправление – изначально другой тип организационного управления, операционная система, которая строится на традиционном менеджменте, но запускает другое виденье. Разница в самоуправлении от обычного регулярного менеджмента заключается в том, что в самоуправляемых организациях любой сотрудник творец, и он может и должен принимать решения на уровне компании в рамках своей зоны ответственности. В самоуправлении очень прозрачные процессы: мы знаем к кому обратиться, что сделать, очень быстро внедрить процессы. В самоуправлении, как только мы видим, что процессы стопорятся, что есть элемент бюрократии, что допущена ошибка делается все, чтобы понять и устранить причину и моментально перестроиться. В результате, у нас меньше времени уходят на рутину, на решение проблем, но больше времени остается на качественную и творческую работу. При этом, понимать, куда и зачем идет вся компания. Самоуправление помогает по-другому смотреть на компанию, дать энергию ее каждому сотруднику, потому что каждый из них важен, ценен и уникален.

– Мировые исследования компании Gallup говорят о том, что 87% людей не любят свою работу, а 17% людей работу ненавидят. То есть для большинства из нас каждый день работа – это источник добровольного стресса, но они боятся ее потерять, как источник дохода. Как вы думаете, почему так случилось и что с этим делать? Что вы посоветуете людям, которые чувствуют себя несчастными на работе?

– Почему так сложилось? Потому что всем нам внушали, что к окончанию школы мы должны твердо определиться со своей профессией. В противном случае, ты некачественный человек. Но мало кто к 17 годам понимает, чего он хочет. Прежняя система образования не помогала пройти какую-то профориентацию, попробовать себя, чтобы понять, что ему нравится. Более того, все мы находимся под сильным давлением социума. Все знали, чтобы бандитом быть плохо, но там много денег, а, например, а быть врачом, это хорошо, но там мало денег.

Поэтому человека внутренне разрывало, он испытывал громадный конфликт, выбирая между призванием и доходами. Поэтому в своё время стало очень много юристов и маркетологов, поскольку считалось, что там большие деньги. Сейчас направление поменялось – многие идут в искусство, в социальные сферы…

Мы так устроены, что определяемся с тем, чем хотим заниматься ближе к 30-35 годам, и хорошо, если успеваем перестроиться, переобучиться. У меня у самой четыре высших образования, потому что я постоянно учусь, ищу новые направление, и они все мне очень важны и дороги. Я поняла, что мне нравится работать с людьми, развивать их. Поэтому, если вы чувствует себя несчастным на работе, посмотрите вокруг и попытайтесь понять, от чего вы получаете удовольствие, где ваша сильная сторона. Каждый из нас талантлив, но важно понять, в чем именно. При этом не всегда обязательно менять специализацию. Возможно, вам просто нужно поменять атмосферу.

Кому-то нравятся свободные компании, а кому-то это не подходит, и они привыкли к классическому менеджменту, когда есть жесткая вертикаль управления.

– Чтобы вы посоветовали современным родителям?

– Современным родителям я бы посоветовала сохранять традиции и ценности семьи. Во-вторых, поощрять активность ребенка. Начиная с трех лет у детей просыпается эго, поэтому нужно внедрять правила, но они должны быть результатом совместных переговоров. Например, у меня сын подросток, и мы с ним вместе планируем общие проекты, начиная от уборки квартиры и заканчивая выбором спортивной секции, учитывая интересы друг друга. Семья – это и есть микроорганизация, в которой должен быть баланс свободы и взаимных обязательств. При этом, всегда есть ситуации, которые для нас некофмортны, мы не можем их изменить, но можем изменить свое отношение к ним, найти в них выгоду и даже ценность. То есть мы должны постоянно развиваться, сталкиваясь со сложностями, находить те самые точки натяжения, которые помогут с ними справится.

– Ещё один часто затрагиваемый вопрос: взаимоотношения семьи и школы. Родители склонны делегировать ответственность школе, а учителя считают, что ребенок формируется в семье. Как вы думаете, где баланс между ответственностью родителей и школ?

– Я часто сталкиваюсь с этой проблемой. Сейчас любой родитель, как и ребенок, может отчитать учителя. Если раньше общественное мнение было на стороне учителя, то сейчас пошел обратный перекос. И это наносит большой вред учителю, как и в целом взаимодействию школ, родителей и учеников. И здесь высока роль государства – оно должно стоять над системой, стимулировать вовлечение родителей в школьные процессы.

Мне очень нравится, что школы сейчас активно вовлекают родителей в процессы. Но всегда будут родители, делегирующие школам задачу формирования готового зрелого ребенка, и наоборот, те, кто гиперактивно хотят контролировать процессы обучения. Поэтому здесь необходимо соблюдение баланса, который обеспечит партнерство учителей и родителей. Ведь когда учителя с родителями в хороших отношениях, растет их авторитет в глазах ученика и тогда процесс креатива, творчества, совершенно по-другому проходит.

– Но есть такая большая проблема – та самая пресловутая двойная отрицательная селекция, когда сначала в педагогические вуза идут по остаточному принципу, потому что там самый маленький конкурс, а потом идут по профессии работать как раз те люди, которые не нашли себя больше нигде. И при всем при этом кадровый голод в школах.Что с этим делать?

– Во-первых, конечно же было бы здорово повысить популярность профессии. Учителем должно стать престижно. И не только потому, что очень не хватает учителей. Я рада, что мы стали осознавать важность воспитания. Сегодня появилось очень много образовательных программ для взрослых, а дети оказались на периферии внимания, их продолжают обучать по старым стандартам.

Во-вторых, создавать такую атмосферу, чтобы учителю хотелось получать дополнительное образование по своей специализации, заново влюбить учителя в предмет. Наверное, каждый из нас сначала влюблялся в педагога, а потом в предмет, который он преподает. Все помнят про горящие глаза, когда мы влюбляемся в предмет, мы хотим про него говорить, у нас новые идеи, происходит взаимное опыление. И это так называемые мягкие навыки, которые и представляют то самое качество взаимодействия с другими, их сложнее всего взращивать в себе и в окружении. Твердым навыкам, как неким механическим действиям, проще научиться. И сейчас пошла очень большая тенденция в организациях, когда прежде всего подбирают сотрудников по мягким, а не твердым навыкам. Если раньше мы брали эксперта, который будет делать работу, то сейчас мы берём человека, который умеет коммуницировать, брать ответственность на себя, знает, что делать, даже если он не прокачан по твердым навыкам, потому что этому можно научиться. Но если мы берем человека без эмпатии, но с завышенными амбициями, причем это касается любой, даже узкой специализации, то это лишено смысла. В итоге компания страдает, человек становится незаменимым, создавая бутылочное горлышко. Нет, я возьму того, кто хочет писать код в айти сфере, но, в то же время, готов делиться знаниями, у него очень хорошие внутренние качества. Научиться вести бухгалтерию можно, а вот научиться общаться с людьми намного дольше и сложнее. Именно поэтому мы первую очередь на этом делаем акцент. Самоуправление — это про коммуникации прежде всего. Дайте своим коллегам инструменты, помогайте им обучаться, и это взаимодействие даст новую энергию.

Оставить комментарий

Общество

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33