среда, 22 сентября 2021
,
USD/KZT: 425.85 EUR/KZT: 499.78 RUR/KZT: 5.81
Казахстан в рейтинге устойчивого развития поднялся с 65-го на 59-е место В 2026 году Казахстан намерен отказаться от использования угля Как снизить инфляцию в Казахстане до «докоровирусного» уровня? Международный союз электросвязи при ООН установил новый код +997 def для Казахстана Нурлан Смагулов решил, что «искусство должно принадлежать народу» В компании «Шеврон» новый управляющий директор Экс-премьер Серик Ахметов вышел на свободу Выстрел в Алматы - жертвами ипотеки стали невинные люди Участие СБЕРа в цифровизации вопрос решенный Социально значимые продукты питания подорожали с начала года на 10% Письмо с призывом помиловать Атабека отправлено в Акорду Смерть без СИЗ В Казахстане растёт дефицит школьных мест В Казахстане выявили три тысячи фактов незаконного предоставления жилья в аренду Депозиты в Казахстане теряют свою популярность БРК подписал новую стратегию развития МБО ШОС в Душанбе Jysan Bank подал заявку на покупку российского Азиатско-Тихоокеанского банка (АТБ) Хорошие позиции Казахстана в рейтинге Doing Business оказались под вопросом Kaspi.kz  объяснил, почему не может заниматься цифровизацией правительства «Шеврон» передал шесть компьютерных томографов медицинским учреждениям Казахстана Банки теряют свою долю в потребительском кредитовании Топ-менеджеры трех банков выплатили себе более 7 миллиардов тенге В Казахстане растет смертность, в том числе младенческая Kaspi.kz вновь признан №1 в электронной коммерции в Казахстане Количество аварий в системе водоснабжения сокращается

Врач объяснил, почему люди умирают после вакцинации

Очередная вспышка коронавирусной инфекции в Казахстане, по мнению независимых врачей, спровоцирована непродуманной кампанией по вакцинации населения. Другая причина, приводящая к множественным смертям в ковидных центрах, – лечение сугубо по протоколу Минздрава, которого придерживаются врачи-неинфекционисты.

Информационный вакуум

– Вакуум, образовавшийся от отсутствия нормальной официальной информации, потребовал заполнения, – говорит известный врач, кандидат медицинских наук, до недавнего времени работавший в составе объединенной комиссии по качеству Минздрава РК, Чингиз Шашкин. – Этим воспользовались антиваксеры. Информационная война, проводимая ими с помощью крупных блогеров, имела (и имеет) куда более высокий пропагандистский эффект, чем информация, исходящая от государственных органов в лице Минздрава. Его чиновники в прошлом году очень сильно дискредитировали себя, и люди, как мне кажется, теперь просто не доверяют экспертам от официальной медицины. Однако сейчас поставлена задача использовать 10,2 млн доз закупленной в России вакцины Спутник V, а вопросы, как и кому (какой категории граждан) нужно делать вакцинацию в первую очередь, пока до конца не изучены, четких рекомендаций по показаниям к вакцинации и медотводу до сих пор нет. Забыв о том, что вакцинировать нужно тех, кто не переболел и у кого чистые анализы, у нас подвергали этой процедуре необследованных людей, которые, возможно, были уже инфицированными, бессимптомно болеющими или имеющими тяжелые хронические заболевания. Скорее всего, именно это и привело к очередной вспышке коронавируса. Наши медицинские власти только недавно ведь признали, что должно пройти, как минимум, 3 месяца после болезни, чтобы человека можно было вакцинировать. Но так как никакого обследования перед этим не было, то, конечно, появилось много побочных эффектов. Это еще больше усугубило ситуацию – люди просто стали бояться вакцинации, хотя она, безусловно, позволила бы улучшить переносимость заболевания в перспективе. 

– Вы читали пост известного экономиста Олжаса Худайбергенова, который сообщил, что вакцинировался он в апреле, а в августе попал с ковидом в реанимацию?

– Читал. Я, честно говоря, был в недоумении, когда он сказал, что заразился, будучи вакцинированным, от вакцинированных в июне Pfizer иностранцев. Сложно сказать, что было на самом деле. Так как нет данных, то однозначного ответа никто сейчас не сможет дать, но, может быть, у него были какие-то сложности со здоровьем, которые и привели к болезни.

Практика доказывает – вакцинированные люди могут быть не только переносчиками инфекции, но и болеть, и даже умереть. Дело в том, что, на мой взгляд, процесс вакцинации должен проходить совсем по-другому. Мы же все (даже не специалисты) знаем, что от других инфекций всех подряд не прививают. Изучение этого вопроса – кого, когда и какой дозой нужно вакцинировать – заняло у ученых не один год, иногда это длилось даже десятилетия. Но сейчас, когда из-за сложной эпидемиологической ситуацией мы надеялись на вакцину как на панацею, сроки резко сократились. Это и в самом деле хороший инструмент против болезни, если умно им распоряжаться. Залогом успешной вакцинации являются четко обозначенные показания, противопоказания и сроки. Но, к глубокому сожалению, мне приходилось сталкиваться с тем, что наши эксперты по коронавирусной инфекции оказались не в состоянии отслеживать современные мировые тенденции по этому вопросу.

Трудности перевода

– Но ведь сейчас никто ведь не может пожаловаться на недоступность информации? 

– Дело в том, что отечественные эксперты часто основывают свои выводы на переводных русскоязычных источниках. Однако вся современная информация публикуется на английском языке, а им большинство из них не владеет. Это очень печальный момент, когда профессора, доктора наук, пользуясь только переводами, не читают в оригинале ту литературу, список которой они приводят в конце своих статей. Ведь это большой вопрос – насколько качественен перевод, который, как правило, делали не медики. Не являясь специалистами, они не могут адекватно воспринимать нюансы научного текста. Исходя из этого, информация, которой пользуется наше здравоохранение, поступает к нам искажённой.

У нас до сих не готовят врачей со знанием английского, пользоваться иностранными источниками их тоже не учат, поэтому наши исследования очень далеки от совершенства. Кстати, президент Казахстана в Послании этого года сказал, что нужно проводить собственные исследования и усиливать по возможности фундаментально-прикладные науки. Наука — это глобальная, общемировая практика, люди, благодаря знанию английского, заимствуют или используют опыт других авторов, которые где-то на других континентах работают по той же проблематике, что и они. Однако у нас пока преобладает наука ради науки, регалий или галочек в резюме о том, что состоялась защита и т.д. Поэтому я абсолютно поддерживаю Касым-Жомарта Токаева в части развития прикладных наук, но не знаю, насколько дальше слов это пойдет. Об этом у нас и до него давным-давно говорили, но воз и ныне там. А происходит так потому, что сейчас выгоднее быть блогером-вайнером, чем научным сотрудником. Наука, являясь процессом творческим, должно быть свободным от мыслей о добыче куска хлеба насущного. Для этого ей нужна государственная поддержка, мощная и очень серьёзная. Я не понаслышке знаком со многими нашими НИИ. Наука, которая делается там, находясь в зачаточном состоянии, все еще опирается на старые местечковые советские принципы. Есть такое понятие, как applied science (прикладная наука), развивающая знания, которые применяется в ежедневной жизни. Нам нужно именно такая наука, она позволит профессионально расти нашим специалистам. Потом, когда случаются такие «чёрные лебеди» как коронавирус, они могут экспертно заявить о создании нужных вакцин.

Лечение по протоколу

– Но ведь наши ученые создали вакцину, которая зарегистрирована ВОЗ?

– Я никогда раньше не слышал про Институт проблем биобезопасности, где создан Qazvac. Поэтому подумал, что это очередная кампанейщина, но, оказалось, там работают серьезные люди, у которых достаточно много публикации в зарубежных изданиях. Разработанная ими вакцина показала и возможности, и необходимость прикладной науки в Казахстане. Но она должна развиваться не только в одном отдельном институте. Другие НИИ, где проводятся эпидемиологические исследования и противоинфекционные мероприятия, тоже должны двигаться вперед, чтобы искать и давать ответы на такие вызовы как COVID-19. 

Пока же мы видим только то, как наши власти изо дня в день дискредитируют себя, пытаясь контактировать по этим вопросам с населением. Один день у нас красная зона, а на второй уже зелёная. Но здравомыслящий человек понимает, что такие данные не могут меняться так быстро. Поэтому, складывается ощущение, что говорят либо неподготовленные специалисты, либо власти сами не понимают, что они делают. Отсюда и недоверие к любым официальным заявлением.

– Так почему же все-таки так много людей умирают в больницах? Экономист Худайбергенов, к примеру, считает, что у нас нет специалистов. Его лично поставили на ноги врачи, которых друзья привезли из Москвы.

– Из-за нехватки инфекционистов в ковидные центры стали набирать врачей совершенно других специальностей, хотя здесь надо подключать совсем другие ресурсы и других врачей, и мотивировать их тоже надо по-другому. Я сам свидетель – люди бросали свои специальности и уходили в ковидные стационары, чтобы заработать денег – миллион в месяц. Неважно, какие будут результаты, никто же за это не спрашивает, все списывают на пандемию, привлекли – значит, нужно. Хотя, если кто-то начнёт заниматься нейрохирургией, не имея профессионального сертификата, то врачу могут ведь и статью «пришить».

Сейчас и инфекционистам-то сложно лечить эту инфекцию, потому что она новая, но у них есть хоть опыт лечения других инфекций. Когда коронавирусная инфекция проходит в средне-тяжелой стадии, то это очень опасное заболевание. Мы видели, как люди сгорали от него за 3-5 дней. Чтобы спасти их, надо уметь «поймать» инфекцию и знать, что нужно делать дальше, а для этого надо годами наращивать опыт. Но когда ею начинает заниматься травматолог с трехлетним стажем работы за плечами, онколог или хирург, то впору хвататься за голову. Представляете, что будет, если моих нейрохирургических пациентов возьмется вдруг лечить дерматолог? Сейчас сложилась именно такая ситуация. Переподготовки врачей других специальностей перед приходом в ковидные центры нет никакой. По программе повышения квалификации привозят специалистов из России, но на основе двух-трёх прослушанных лекций и мастер-классов нельзя освоить другую специальность. Возвращаясь к истории болезни экономиста Худайбергенова. Его друзья пригласили специалистов из Москвы, которые каждый день вытаскивают таких больных. Те быстро разобрались в ситуации и пациенту стало легче. До этого его, видимо, лечили (по протоколу) врачи, которые толком и не знали, что с ним происходит. При ковиде требуется довольно хороший практический опыт именно синдромальной терапии инфекционных больных, а не оперирование тазобедренного сустава или какой-то дерматологической проблемы.

Впервые в жизни столкнувшись с инфекционными заболеваниями, неинфекционисты лечат, естественно, только по протоколу, но этот документ не может учесть все клинические моменты проявления болезни. Это всего лишь стандарт, от которого надо отталкиваться, но в конкретных ситуации он не может заменить полноценного лечения. Однако для врачей-неинфекционистов протокол является страховкой, уводящей их от ответственности за жизнь и здоровье пациента. Если лечение проходило по нему, то любая комиссия из Минздрава скажет, что врач все делал правильно, то есть по протоколу. А то, что пациент умер, не выдержав такого лечения, – значит, судьба его такая.

Оставить комментарий

Общество

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33