среда, 22 сентября 2021
,
USD/KZT: 425.85 EUR/KZT: 499.78 RUR/KZT: 5.81
Казахстан в рейтинге устойчивого развития поднялся с 65-го на 59-е место В 2026 году Казахстан намерен отказаться от использования угля Как снизить инфляцию в Казахстане до «докоровирусного» уровня? Международный союз электросвязи при ООН установил новый код +997 def для Казахстана Нурлан Смагулов решил, что «искусство должно принадлежать народу» В компании «Шеврон» новый управляющий директор Экс-премьер Серик Ахметов вышел на свободу Выстрел в Алматы - жертвами ипотеки стали невинные люди Участие СБЕРа в цифровизации вопрос решенный Социально значимые продукты питания подорожали с начала года на 10% Письмо с призывом помиловать Атабека отправлено в Акорду Смерть без СИЗ В Казахстане растёт дефицит школьных мест В Казахстане выявили три тысячи фактов незаконного предоставления жилья в аренду Депозиты в Казахстане теряют свою популярность БРК подписал новую стратегию развития МБО ШОС в Душанбе Jysan Bank подал заявку на покупку российского Азиатско-Тихоокеанского банка (АТБ) Хорошие позиции Казахстана в рейтинге Doing Business оказались под вопросом Kaspi.kz  объяснил, почему не может заниматься цифровизацией правительства «Шеврон» передал шесть компьютерных томографов медицинским учреждениям Казахстана Банки теряют свою долю в потребительском кредитовании Топ-менеджеры трех банков выплатили себе более 7 миллиардов тенге В Казахстане растет смертность, в том числе младенческая Kaspi.kz вновь признан №1 в электронной коммерции в Казахстане Количество аварий в системе водоснабжения сокращается

Диляра Кайдарова: «Онкология – это не приговор»

В этом убеждены казахстанские онкологи. Какие-то современные методы в лечении онкологии сейчас вами используются и как можно проверить себя на любой вид рака? Об этом рассказала директор КазНИИ онкологии и радиологии Диляра Кайдарова.

– Диляра Радиковна, что-то изменилось с начала пандемии? В России, например, сегодня активно применяется таргетная терапия, как обстоят дела у нас?

– Мы поменяли протоколы лечения согласно Европейским стандартам. Сегодня в них введены 28 таргетных и три иммуноонкологических препарата. Их количество постоянно увеличивается. Но количество онкопациентов у нас по сравнению с Россией небольшое, из-за этого компании не хотят регистрировать свои дорогостоящие лекарства, так как им это не выгодно. Но мы стараемся этот вопрос решить.

Среди новых методов, которыми мы лечим онкобольных – хайпек-терапия или внутриполостная химиоперфузия. Это когда после операции на открытом животе проводится и химиотерапия всех находящихся там органов. Бывает, что опухоли занимают пол лица и конечно, срезать все не реально. Поэтому при больших опухолях кожи, саркомах используется электрохимиотерапия. Если сложно удалить хирургически, мы проводим химиотерапию маленькими иголочками, к которым подключен ток. То есть это отчасти напоминает мезатерапию. Эту методику мы позаимствовали у итальянцев, у которых обучались наши врачи. В плане диагностики в числе новых – цифровой томосинтез молочной железы. Такая маммография в 3D формате совершенно безопасна и ее можно проводить женщинам любого возраста с проблемами в виде кист, аденом и так далее, а также тем, у кого установлены импланты. Кроме того, томосинтез позволяет найти изменения в молочной железе с точностью до одного миллиметра. Сейчас такие японские аппараты направлены во все регионы нашей страны. В Алматы томосинтез проводится пока только в нашем институте. Но поликлиники города проводят скрининг на рак молочной железы и по их направлению у нас можно пройти такое обследование бесплатно.

Используем и ПЭТ-КТ диагностику, которая тоже оплачивается государством. Чтобы обнаружить точное место опухоли вводится фтор-глюкоза, которую для нас производит и ежедневно поставляет ИЯФ.

Мы также вводим такой новый метод как колонография тонкого и толстого кишечника. Это с 99 процентной точностью выявляет все проблемы этого органа. Причем наркоз здесь не используется. Пока в порядке научных исследований мы провели 380 колонографий у пациентов. Уже вышло несколько статей в научных журналах, в октябре – защита этих исследований, а затем уже будем просить Минздрав вводить данную диагностику для пациентов.

В эти дни в нашем институте онкологии и радиологии открылся современный Центр томотерапии, для лечения онкологических пациентов. До настоящего времени в Казахстане был только один такой центр в Нур-Султане, что было явно недостаточно. В новом центре на современном высокоточном линейном ускорителе «Radixact X9» будет бесплатно, в рамках ГОБМП, проводиться дистанционная лучевая терапия с использованием фотонов.

Для удобства пациентов мы внедрили такую опцию как «третье мнение», чтобы пациенты могли убедиться в точности своего диагноза. Например, бывает, лимфому трудно отличить от саркомы. У нас подписаны договора с российскими и японскими профессорами. Мы сканируем стекла с анализами и отправляем им электронным способом через систему «онкопотологии». Компетентный ответ получаем в течение недели. Деньги на это выделены каждому онкодиспансеру и они, со своей стороны, вправе заключать договора с любыми специалистами по своему выбору.

– У вас проводятся молекулярно-генетические исследования?

– Да, мы начали их проводить при раке молочной железы, раке легкого, меланоме и колоректальном раке. Раньше эту процедуру пациенты делали за свой счет, сейчас мы это делаем совершенно бесплатно. У нас три лаборатории в Казахстане – Алматы, Нур-Султане и Караганде, куда для выявления мутации гена отправляются анализы пациентов. Пациенту назначается соответствующая таргетная терапия, то есть точечное воздействие лекарств на определенную опухоль. Однако, таргетная терапия – весьма дорогая вещь и показана лишь при определенных заболеваниях и мутациях гена. То же самое касается иммунотерапии.

– Насколько мне известно, вы используете уникальный современный иммуноонкологический препарат, за который его изобретатели – японский и американский ученые удостоились Нобелевской премии.

– Совершенно верно, изобретение в 2018 году препарата Кейтруда (Keytruda) можно считать настоящим прорывом в лечении рака. По степени важности его приравнивают к изобретению пенициллина. К нам Кейтруду завезли в 2020 году. Одна ампула этого препарата стоит полтора миллиона тенге, но нашим пациентам он выдается при меланоме бесплатно. Капать концентрат нужно раз в три недели до достижения прогресса. В среднем лечением составляет год-два. Это огромные деньги, которые покрывает государство. От меланомы люди уходили из жизни уже через полгода, а сейчас, получая современное лечение, могут полноценно жить, работать. Например, мы лечили этим препаратом мальчика от меланомы с многочисленными метастазами, в том числе и в головном мозге. Уже после трех капельниц у парня наблюдается положительная динамика, многие метастазы просто исчезли.

 Сейчас расширяем показания, при котором может быть применена Кейтруда – рак шейки матки, пищевода. То есть это шанс выжить для пациентов с запушенными видами онкологии, которые уже безрезультатно прошли лучевую и химиотерапию.

– Насколько популярна функция полного чекап онкообследования, которая была внедрена вашим Институтом?

– Сейчас она становится очень востребованной. В день к нам приходит по пять –шесть пациентов. Они сдают кровь, потом идут на колоноскопию и проходят под наркозом ФГДС. Мы используем новые видеоколоноскопы, что позволяет снимать на камеру все изменения и передавать эти данные пациенту. Если мы выявляем полипы, то сразу их удаляем и отправляем на гистологию.

К сожалению, пока услуга чекап платная. Но за рубежом подобные проверки обходятся гораздо дороже. Например, в Корее полный онко чекап стоит тысячу долларов. У нас проводятся все те же исследования, но за гораздо меньшие деньги. К тому же, тем же алматинцам не надо платить за проживание, покупать авиабилеты. Стоимость услуг для женщин до 40 лет – 73800 тенге, после 40 лет – 92900 тенге, для мужчин до 40 лет – 63200 тенге, после 40 лет – 75700 тенге. Но мы надеемся, что государство нас поддержит хотя бы с введением сооплаты пациента.

Оставить комментарий

Общество

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33