Медиа-юрист: права ребенка не защитить регулированием интернет-пространства
Поддержать

Медиа-юрист: права ребенка не защитить регулированием интернет-пространства

«Терминология законопроекта «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по вопросам защиты прав ребенка» не соответствует действующему законодательству», – заявил юрист Игорь Лоскутов. Напомним, проект этого документа уже принят первом чтении Мажилисом парламента, но дискуссии по нему продолжается.

– Если рассматривать интернет-ресурсы с юридической точки зрения, то тут надо оперировать соответствующей терминологией, но поправки в закон о правах ребенка не укладываются в рамки действующего законодательства, так как в него вводятся понятия, которые там не предусмотрены, – считает медиа-юрист. – Начнем с того, что в законодательстве нет такого понятия как «деятельность на территории Республики Казахстан» и уж тем более – интернет-ресурсов. Поэтому непонятно, что имели в виду разработчики, говоря про «деятельность» интернет-ресурсов на территории страны. Когда говорят о введении платформ или сервисов обмена мгновенной связью, то понятно, что речь ведут о социальных сетях – Facebook, Instagram, Telegram и т.д., но кто будет определять, на каких языках они будут введены? А если, допустим, в китайских соцсетях на китайском языке идет обсуждение вопроса – принадлежат ли Казахстану те или иные территории или нет, будет ли это подпадать под наш контроль? А если все же подпадет, то на каких языках законодатель предлагает контролировать этот процесс? И как в интернет-пространстве мы можем регулировать прохождение наших границ? Все эти вопросы депутаты так и не определили в проекте закона.

По всему выходит, что мы вторгаемся в деятельность зарубежных компаний, потому что у нас своих соцсетей, где люди массово ведут переписку, по сути нет. Те, которыми мы пользуемся, регулируются компаниями, которые находятся в США, Европе, Ирландии и т. д. И тут возникает вопрос об юрисдикциях, иначе говоря, о том, насколько мы можем регулировать деятельность иностранных компаний. Если всё-таки мы собираемся это делать, то встает вопрос о собственниках этих интернет-ресурсов. Если посмотреть на нынешнее определение этого понятия (оно есть в законе об информатизации), то там написано, что интернет-ресурсы – это информация. Я даже процитирую последнюю формулировку, а то депутаты, видимо, давно не заглядывали или забыли, что это такое. «Интернет-ресурс – информация (в текстовом, графическом, аудиовизуальном или ином виде), размещенная на аппаратно-программном комплексе, имеющем уникальный сетевой адрес и (или) доменное имя и функционирующем в Интернете» (подпункт 46, статья 1).

Собственник информации должен подать заявку о постановке на учёт в Казахстане. Но как? И о ком вообще идёт речь – о регистрации юридического лица или филиала представительства? О каких собственниках идет речь, если у юридических лиц по нашему законодательству (согласно Гражданского кодекс, в частности), собственников нет, есть учредители или участники, участники ТОО или акционеры. А раз собственников нет, то непонятно, о ком вообще говорят разработчик закона и кто всё это должен определять.

Еще один момент касается того, что произойдёт, если они (собственники соцсетей) не зарегистрируют здесь, в Казахстане, юридическое лицо, филиал или представительство. В законопроекте написано, что их деятельность будет ограничиваться. Но у нас нет такого понятия – «деятельность будет ограничиваться». Если взять закон о средствах массовой информации, то СМИ либо приостанавливают свою деятельность, либо прекращают ее, а об ограничениях там ничего не сказано. Пишут, что деятельность будет замедляться, а кто это будет определять? Где это написано? И как она (деятельность) будет замедляться?

А раз это не определено юридическими формулировками, то, соответственно, в законопроект заведомо вносится коррупциогенный фактор, потому что все эти вопросы оставлены, получается, на усмотрение каких-то лиц, которые будут решать, так это или не так.

В соцсети Facebook бывает, что автор открывает какую-то тему, под ней кто-то пишет комментарий, к нему цепляется ещё три комментария, к каждому из трех еще по четыре комментария… Если возникнет проблема, то авторы поправок, видимо, полагают, что они напишут хозяину этих соцсетей, что третье сообщение к четвертому комментарию нужно удалить. Но в Facebook ведь ссылку не поставишь на эти комментарии, в лучшем случае можно на исходное сообщение, а если там 22 комментария и к каждому из них идут ещё подкомментарии, да еще вопросы, и все это расходятся веткой, кто же всё это будет искать, если ссылок на эту тему нет? Как с этим разбираться? Совершенно непонятно. Поэтому я считаю поправки сырыми. Из-за того, что формулировок точных нет, юридическая терминология и понятия не раскрыты совершенно, их в таком виде принимать нельзя.

Напомню, этот законопроект предложили депутаты, а вообще это было предусмотрено в рамках государственной программы «Киберщит». В плане мероприятий по её реализации было написано, что силовые ведомства – КНБ, МВД – проводят переговоры с представителями зарубежных соцсетей на предмет того, чтобы они открыли здесь, в Казахстане, свои представительства. Это было ещё в 2019 году, но с кем эти структуры вели переговоры, чем они закончились и почему авторами поправок выступили не они, а депутаты, – ничего неизвестно, в открытой печати публикации на эту тему не было.

Если бы КНБ, МВД, Министерство информации и общественного развития, как уполномоченные органы, контактировали с кем-то из разработчиков, то, возможно, сырых формулировок, которые не ложатся в канву действующего законодательства, можно было избежать. То, что депутат Айдос Сырым, говоря о необходимости принятия закона, заявляет, что соцсети не являются инструментом демократии, а напротив тоталитаризма, это вообще не юридическая формулировка, также, как и заявление о том, представительства зарубежных соцсетей в Казахстане можно открывать виртуально. Но последнее нашим законодательством не предусмотрено. Представительство должно быть зарегистрировано как положено, в соответствии со стандартом государственной услуги через электронное правительство или каким-то другим способом.

Комментариев пока нет

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.