понедельник, 23 мая 2022
,
USD/KZT: 425.67 EUR/KZT: 496.42 RUR/KZT: 5.81
Почти Т232 млрд потратят на опреснительные заводы в Мангыстау Шымкенттік оқушыны әлемнің 34 университеті оқуға шақырды Установлена причина массовой гибели скота на Западе Казахстана Литва прекратила импорт российской электроэнергии Ақтауда ешкімді танымай қалған сарбаз үйіне қайтарылды В Нур-Султане арестован мужчина, домогавшийся девочки в автобусе Россияне продают казахстанский ИИН Жәнібек Әлімханұлы әлем чемпионы атанды Швейцария сняла санкции с российской компании «Еврохим» Азербайджан и Армения обвиняют друг друга в обстрелах на границе Риск конфликта между мировыми державами возрос - США Россия запретила Байдену въезд в страну Эрдоган назвал условие для вступления Швеции и Финляндии в НАТО Туркменистан и Казахстан достигли договорённости по поставкам газа Пресс-служба Токаева опубликовала его архивные фотографии Смартфоны начали ввозить в Россию через Казахстан В Шымкенте во время футбольного матча обрушилась крыша Amnesty International обратилась к Токаеву по делу Мамая Казахстан и Россия расширяют сотрудничество в энергетической сфере «Қазақстанның халық әртісі» атағы қайтарылады – Тоқаев Токаев подписал закон о выплате премий школьникам Казахстана «Қаза тапқандар бар»: Шымкентте перзентхананың жанында жарылыс болды Ресей қорғаныс министрлігі «Азовсталь» зауытын басып алғанын мәлімдеді О чем говорили Тлеуберди и Блинкен в Вашингтоне? В Казахстане произведут перерасчет за оплаченный по старым ставкам утильсбор

Законопроект о промышленной политике «омолодил» Атамкулова

В среду, 6 октября, депутат, лидер акжоловцев Азат Перуашев шел на работу неспешным, но решительным шагом. Законопроект о промышленной политике, обсуждавшийся в экспертном сообществе почти год, должны были рассмотреть на пленарном заседании. Документ Перуашеву не понравился, поэтому с членами фракции он договорился выразить протест, насколько это будет возможно.

Господдержка «душит» промышленность

Прибывший на пленарное заседание глава Министерства индустрии и инфраструктурного развития Бейбут Атамкулов рассказал парламентариям, что государство готово стимулировать производство более 4 тысяч товаров с добавленной стоимостью. Господдержка достанется наиболее эффективным предприятиям обрабатывающей промышленности.

– Для повышения эффективности мер господдержки вводятся встречные обязательства. Это требования по повышению показателей производства. МИИР будет проводить мониторинг. В случае неисполнения обязательств предприятия должны вернуть бюджетные средства в соответствии с правилами. (…) Всего для бизнеса предусмотрены порядка 20 мер стимулирования. Разработан также новый инструмент стимулирования – промышленный грант, предоставляемый на модернизацию производства путем софинансирования. Это обеспечит технологическую модернизацию предприятий, повысит качество выпускаемой продукции, – сообщил министр.

Еще с прошлого года эксперты критиковали законопроект за нормы, замещающие рыночные механизмы стимулирования индустриального предпринимательства. Однако, пункты, предполагающие «тепличные» условия для бизнеса в связке с государством, в законопроекте все же оставили. Депутат Самат Акишев заметил, что значительная часть норм законопроекта регламентирует полномочия институтов развития – это холдинг «Байтерек», Банк развития Казахстана, АО Qazindustry, СПК, АО «Казахинвест», АО «Казахэкспорт», АО Kaztrade. На заседаниях рабочей группы парламентарии предлагали сократить институты развития в связи с их низкой эффективностью и размытостью функций, но правительство это проигнорировало.

Рекламная пауза по-нигматулински

– Почему при таком количестве институтов развития нельзя определить один институт развития, который бы отвечал за предоставление мер господдержки комплексно или же организовать «одно окно», чтобы предприниматели не обращались к различным институтам развития для мер господдержки? – спросил Акишев министра.

Бейбут Атамкулов стал перечислять институты развития и объяснять принципы финансирования. Спикер Нурлан Нигматулин прервал его.

– Нам не надо рассказывать, кто чем занимается. Вопрос в другом же был. Ваша позиция, ваше мнение о сокращении институтов развития и передаче их в Фонд развития промышленности? Давайте четко, пожалуйста. Вы министр – ваша позиция? – сказал он учительским тоном.

– Нурлан Зайруллаевич, над этим мы работаем, – уклончиво отвечал Атамкулов. – Вопрос правильный. По единому окну: практически все меры господдержки сейчас

– Дойдем до единого окна! – отрезал Нигматулин. – Вашу позицию сформулируйте, пожалуйста.

Было очевидно для всех, что принимать решение о сокращении институтов развития единолично Атамкулов не может. Нигматулин, конечно понимал это, но продолжал наслаждаться его несвободой.

– Моя позиция: в принципе, я поддерживаю, – юлил министр. – Мы готовы в этом направлении поработать…

– Что поддерживаете?

– У нас институты развития имеют разные функции. То есть, у разных госорганов – есть при них эти институты развития. Часть из них делают и оперативное сопровождение, и операционную работу по инструментам. Часть из них занимается аналитической работой. Вот в части поддержки бизнеса эти инструменты можно проработать и собрать в одном институте….

– Минутку, подождите, – снова прервал Нигматулин. – То есть, позиция министра Атамкулова в том, чтобы поддержать сокращение количества институтов развития, так?

– Эм… Нурлан Зайруллаевич, сокращение – это не в компетенции министра, но если эти инструменты собрать в одном …

– Подождите, мы не о компетенции. Хоть раз вы свою позицию четко и ясно сформулируйте, Бейбут Бакирович. Сегодня кто занимается промышленностью, какое министерство в стране?

– Министерство инфраструктурного развития, – отвечал Атамкулов, как первоклассник.

– Точно! – не без удовольствия продолжал опрос Нигматулин, следя за эмоциями в зале. – Теперь количество институтов, поддерживающих эту промышленность, сколько в стране?

– Семь! – послушно чеканил Атамкулов.

– При скольких министерствах?

– Это министерства, ээ…

– При скольких министерствах?

Атамкулов прищурился, словно бы помогая себе вспомнить нужное число.

– При четырех, кажется, министерствах.

– Да! – победоносно продолжал спикер. – Вот отсюда весь у вас и разлад в работе, понимаете? Точно, как в пословице «У семи нянек дитя без глазу».

– Нянек, – бормотал Атамкулов, боясь запнуться

– Отсюда вы и позволяете себе не отвечать на вопросы, которые вам ставятся и в СМИ, и блогерами, и по автопрому, и по другому вопросу. Потому что в футбол играете, вроде бы 7 институтов развития, 4 министерства. Я точно знаю, как это обсуждалось в рабочей группе. Ваш заместитель говорит: «Исторически так сложилось». Ну и что, что исторически так сложилось? Это разве ответ?

Спикер стал объяснять Атамкулову, что условия, в которых работают промышленные предпринятые в Казахстане меняются, потому что меняется жизнь и что институты развития, которые давно пора оптимизировать, стали похожи на министерства с приличным штатом, содержание которого обходится государственному бюджету недешево.

– Видение должно быть у министерства, что нам нужно с ними (институтами развития – ред.) делать, а потом обсуждать. А когда аморфное состояние – «исторически сложилось»! Исторически что только у нас не сложилось! – говорил Нигматулин, теперь абсолютно уверенный, что именно этот спич вечером покажут по телевизору.

На пленарное заседание не пришли руководители НПП «Атамекен», но советоваться с ними все равно будут. Как сообщил Бейбут Атамкулов, для конкретизации встречных обязательств получателей господдержки планируется принять подзаконный акт, в котором и пропишут, как предприниматели должны возвращать деньги государству в случае неудачи в бизнесе.

Второкурсник и Википедия

Лидер фракции «Акжол» Азат Перуашев не стал задавать министру вопросы, я взял слово, когда перешли к выступлениям.

– При упоминании в законе различных мер поддержки ни одна из них не прописана в законе, порядок их применения указан через отсылочные нормы на решения отраслевых госорганов. Такой подход оставляет широкие возможности и для творчества, и для коррупционных проявлениях. Тем более, когда речь идёт о льготах и субсидиях. Поэтому мы считаем более правильным хотя бы базовые подходы прямо зафиксировать в нормах закона. (…) Даже без учёта холдинга "Байтерек" и БРК, такие госкомпании как Kaztrade, Qazindustry, KazakhExport имеют более 500 сотрудников и фонд зарплаты более 2,5 млрд тенге, не считая расходы на офисы, автомобили, зарубежные представительства в шикарных столицах и так далее. Их содержание и так съедает значительную часть средств, по идее выделяемых на поддержку бизнеса. В проекте предлагается создать дополнительные структуры и их филиалы, хотя во всех областях существуют и местные управления предпринимательства и промышленности, и палаты "Атамекен". Иногда даже непонятно, это чиновники для промышленности работают или промышленность для чиновников создаётся? По требованию депутатов фракции "Ак жол" правительство согласилось не вводить так называемые региональные организации в области инвестиции, но кто-то же толкал их в этот закон. И как быть с остальными "прилипалами" к бизнесу? – говорил Перуашев.

Лидер акжоловцев заявил, что законопроект обеспечит нулевую эффективность и предположил, что формулировки статей его авторы скачали с «Википедии».

– Это не уровень закона, это реферат студента второго курса, – поддел Атамкулова Перуашев.

– На основании изложенного депутатская фракция «Ак жол» не считает возможным поддержать рассматриваемый законопроект в первом чтении и воздержится при голосовании по этому документу.

Протест акжоловцев не помешал палате одобрить законопроект в первом чтении. До второго чтения парламентарии обещают доработать все спорные нормы.

Оставить комментарий

Общество

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33