четверг, 28 октября 2021
,
USD/KZT: 425.67 EUR/KZT: 496.42 RUR/KZT: 5.81
Карим Масимов издаст две книги о пограничниках Тоқаев Түркіменбасының ұсынысын қабыл алды ма? На трансферном рынке 370 игроков казахстанской премьер-лиги (КПЛ) стоят 55 млрд тенге Ең аз жалақы алатын қызметкерлер кім? Чипирование, штрафы, собачьи бои: депутаты приняли законопроект о «защите животных» Қазақстанда ЭКО бағдарламасы бойынша 25 мыңыншы бала дүниеге келді Минкультуры выделило на издание книг чиновников и депутатов Т705 млн Солтүстік Қазақстан облысында 40 млн теңгеге салынған қазандық іске аспай қалды Работа над вакциной QazVac: ученые-разработчики получат премию в Т37,2 млн от государства Электронные сигареты реабилитированы Алматы лидирует по бракам и разводам среди регионов Казахстана В Мангистауской области заработают проекты на 167 млрд тенге Қытайдан келетін тауарлар қымбаттайды – мамандар Маңғыстау облысында ауыз су мәселесі жылдан жылға ушығып барады Казахстанские чиновники хотят потратить S280 млн на развитие национального духа Объем вкладов за год в Казахстане вырос на 3 трлн тенге "Халық-Life" компаниясы баспасөз конференциясын өткізеді Казахстан предоставил транзитный коридор для афганских женщин В Казахстане в 2022 году появятся два новых налога Цой коронавирусқа қарсы ақылы вакциналар туралы айтты Microsoft заблокировала более 13 млрд подозрительных писем «Оқушыға екпе салып жатыр»: Мектепте белгілі дәрігер дау шығарды Четыре спектакля представит Темиртауский ТЮЗ на Большой сцене ARTиШОКа Қасым-Жомарт Тоқаев БҰҰ басшылығымен кездеседі В Казахстане увеличилось количество ИП на 32%

Насколько правосудие доступно казахстанцам во время пандемии?

Насколько правосудие было доступно нашим гражданам во время пандемиии? Об этом размышляли представители Верховного суда Республики Казахстан и Центр исследования правовой политики.

– Пандемия изменила обычный уклад нашего общества, и судебная система не стала исключением, – отметил судья судебной коллегии по административным делам Верховного суда РК Аслан Тукиев. – Однако, в отличии от наших зарубежных коллег мы ни на один день не остановили прием и рассмотрение дел. За исключение отдельных эпизодов, связанных с заболеваемостью ковид, в целом судебная система работала четко.

По словам Тукиева, определенная часть судей и работников судов была отправлена на удаленку или дистанционный формат работы. Но от этого качество отправления правосудия не пострадало. Весь документооборот был максимально (92 процентов) переведен в онлайн формат. И хотя из-за возросшей нагрузки на операторов связи были некоторые затруднения, распределение судебных процессов по часам позволило в течение месяца вернуть объем рассматриваемых дел в докарантинный период.

– Если в 2019 в онлайн формате ежедневно проводилось всего 110 процессов, в 2020-ом, перед введением ЧП – 150, то буквально через месяц – более 1000 дел, а к концу апреля мы подошли к 2,5 тысячи дел и материалов, то еть, 90 процентов от всех рассматриваемых дел. Это, в частности, стало возможным благодаря WhatsApp, ZOOM и возможностям нашей системы, которые мы сделали дружелюбными для этих новых технологий и удобства наших граждан, чтобы они могли пользоваться ими с различных устройств. И это в то время как в других странах во время пандемии рассмотрение дел было приостановлено на 3-6 месяцев.

Сейчас не менее 70 процентов документов в нашей стране подается через судебный кабинет дистанционно и еще 20 отцифровывается в канцелярии судов при первом обращении граждан. В течение дня можно посетить три и более судебных заседаний. Это позволяет истцам и ответчикам, да и самим представителям судов значительно экономить время. Мы молниеносно, буквально за неделю нарастили количество серверов со 150 до 250, модернизировали со всеми судами единое окно доступа, которое позволяет получать обратную связь с участниками судебного процесса и судами. Данные сервисы существенно упростили правосудие и сделали его мобильным, прозрачным и понятным. Сейчас пользователи, не выходя из дома, могут подать в суд иск, а также отправить более 100 видов электронных документов.

Для удобства граждан организованы онлайн-конструкторы заявлений по некоторым категориям дел. На основе ответов, которые набирает пользователь, система автоматически готовит иск. Для желающих примириться также имеется сервис «е-примирение» и «онлайн беседа». Граждане могут подать в электронном виде заявление о медиации, провести онлайн беседу, после завершения которой судье передается переписка со всеми документами для ознакомления. Также есть возможность получить информацию по динамике рассмотренных дел и принятых по ним решениям. Востребован сегодня и банк судебных актов, посредством которого можно найти и заказать любое судебное решение за исключением закрытых дел. В среднем количество поисковых запросов в сутки составляет более тысячи.

Сейчас разрабатывается сервис «Цифровая аналитика и прогнозирование исхода дел». Эти самообучаемые айти– продукты, благодаря которым наши граждане могут лучше понимать логику принимаемых решений, прогнозировать их с учетом имеющейся судебной практики в регионе, где они проживают и в целом в стране. Новыми возможностями искусственного интеллекта мы сможем воспользоваться уже в следующем году.

Казнить нельзя помиловать

Тем не менее, польза онлайн–судов не всегда очевидна. С одной стороны, это – отсутствие эффекта присутствия, а с другой – возможные технические несовершенства системы.

Адвокат, профессор высшей школы права «Адилет» Гульнара Сулейменова отметила, что наиболее уязвимыми с точки зрения справедливости правосудия казались сложные уголовные многоэпизодные дела, которые рассматриваются дистанционно.

– Но у нас нет специального программного обеспечения для проведения таких заседаний. Поэтому в онлайн-формате невозможно установить и идентифицировать свидетелей, – говорит Сулейменова. – К тому же рядом с ними могут находиться другие лица, которые оказывают на них воздействия, которых судья попросту не видит. Этого быть не должно, особенно в отношении лиц, для которых избрана мера по содержанию под стражей. Например, в России дела по тяжким и особо тяжким преступлениям в период пандемии в режиме онлайн фактически не рассматривались, исходя из верховенства принципов уголовного процесса.

По словам старшего правового советника Программы, для Европы и Центральной Азии, Международной комиссия юристов (ICJ)

Тимура Шакирова, обычно в большинстве уголовных и гражданских отдельные граждане и их адвокаты физически лично присутствуют в суде. Однако, в связи со вспышкой COVID-19 многие судебные органы предоставляют возможность или устанавливают требование, чтобы лица и их адвокаты присутствовали на таких слушаниях только посредством видеоконференций или аналогичных средств.

– Мы считаем, что право любого человека на физическое присутствие на судебном процессе по уголовному обвинению должно полностью соблюдаться, в том числе в кризисных или чрезвычайных ситуациях, к коим и относится пандемия COVID-19, – считает Шакиров. – С другой стороны, власти должны обеспечить, чтобы любая отдельная сторона или обвиняемый, лишенный свободы, имел доступ к адвокату до, во время и после слушаний, включая безопасные и конфиденциальные средства связи между адвокатом и клиентом.

Требования публичности слушаний должны по-прежнему соблюдаться, несмотря на переход от очных к онлайн слушаниям. Это может быть доступ к видеозаписи по заявлению отдельных представителей общественности или одновременная трансляция процесса.
При дистанционных слушаниях суды также должны обеспечить определенным категориям лиц средства дополнительной поддержки. Это, в частности, касается жертв гендерного насилия, детей и лиц с ограниченными возможностями.

Управляющий партнер Адвокатской конторы De Facto, член квалификационной комиссии при Высшем Судебном Совете Республики Казахстан адвокат Сергей Сизинцев уверен, что, хотя пандемия существенным образом и ускорила процессы цифровизации в деятельности казахстанских судов, все же есть и определенные проблемы.

– В целом мы оказались готовы к изменениям, – готовит Сизинцев. – Несмотря на условия карантина и возникшие ограничения, право на доступ к правосудию в Казахстане в большинстве случаев было обеспечено. Сегодня мы имеем опыт работы в новых условиях, что позволяет сделать ряд предложений по дальнейшему развитию дистанционного правосудия. Наша задача сделать использование данных возможностей простым, удобным, предсказуемым и логичным, что позволит, с одной стороны, устранить имеющиеся барьеры, а с другой стороны – снизить нагрузку на судебную систему. Но для этого предстоит решить целый ряд проблем. Дело в том, что ранее утвержденные правила применения технических средств связи, обеспечивающие участие в судебном заседании, не предусматривали массового перехода к онлайн-правосудию и сегодня утратили свою актуальность. Нужно конкретизировать порядок применения технических средств «по умолчанию», а также включить подробные инструкции для секретарей, технических специалистов судов и участников процессов. Требует урегулирования и процедура идентификация личности участников процесса и допроса свидетелей.

Определенные трудности вызывает приобщение доказательств в дистанционном судебном процессе. Необходимо завершить переход к полноценному электронному судебному делу по всем видам судопроизводства, а также обеспечить возможность ознакомления с материалами дела в режиме реального времени.

Также предстоит организовать извещение участников процесса обо всех значимых процессуальных действиях и событиях в автоматическом режиме, что поможет более быстрому и эффективному реагированию на такие события.

Побочные эффекты

В числе побочных эффектов пандемии на уголовный процесс, которые были отмечены в Англии и Уэльсе, а также США – рост сделок о признании вины, отказ от права на адвоката, сокращение количества дел, рассмотренных присяжными заседателями и формы процесса. Об этом сообщил руководитель программ по криминологии и праву, со-управляющий исследовательского отдела уголовного правосудия, старший преподаватель права факультета бизнеса и права Университета Западной Англии Эдвард Джонстон.

– В ходе досудебных задержаний подсудимого часто принуждают к признанию вины, – уточнил Джонстон. – Сами судебные заседания превращаются в покер с высокими ставками. Например, можно пойти на соглашение о меньшем пункте обвинения, или рисковать лишением свободы на 25 лет без права на УДО. Такой подход к уголовному правосудию выхолащивает принцип состязательности, а роль адвоката защиты оттесняется на второй план. Возникает опасность того, что невиновные обвиняемые будут признавать вину из-за давления. Поэтому, я считаю, что нам нужно притормозить рационализаторство и вновь подтвердить приверженность праву на надлежащую правовую процедуру, которое защищено принципом состязательности.

С зарубежным экспертом отчасти согласен старший правовой советник Центра исследования правовой политики Дмитрий Нурумов.

– Судебная практика зарубежных стран говорит о том, что часто наказания, вынесенные в онлайн процессах, более суровы, чем в традиционных процессах, – отметил Нурумов. – Важно провести сравнительное исследование, которое бы показало, какие есть отличия в практике назначения наказания и как на нее повлияла пандемия. Европейский суд по правам человека определил, что личное присутствие на судебном слушании является необходимым предварительным условием для эффективного осуществления права на защиту. Именно личное присутствие позволяет объективно допрашивать свидетелей и изучать доказательства, и при необходимости, оперативно получать юридическую помощь и помощь переводчика. Это право особенно важно, если лицо впервые доставляется к судье в рамках процедуры habeas corpus. Именно на этом этапе судья может не только принять соответствующие процессуальные решения, но и оценить общее физическое состояние человека на предмет применения пыток. Все обвиняемые, в том числе задержанные, желающие воспользоваться правом присутствовать лично на своем слушании, а не через видео или аудио платформу, должны такую возможность иметь.

Вместе с тем, реалии таковы, что онлайн правосудие вошло в нашу жизнь и останется с нами навсегда. Поэтому Дмитрий уверен, что Правительству Казахстана совместно с судебными властями следует закрыть «цифровой разрыв», который к слову, существует во всех странах в связи с цифровым переходом, и обеспечить доступ для всех к правосудию. Особенно это касается лиц с инвалидностью, а также уязвимых групп населения, которые особенно подвержены риску несправедливого судебного разбирательства, когда судебное разбирательство проводится удаленно. Как показывает практика, сегодня имеющиеся сервисы плохо адаптированы к потребностям таких граждан. Многие из них попросту не имеют доступ к техническим средствам связи и интернету.

Кроме того, по мнению специалиста, следует пересмотреть казахстанское законодательство, которое на данный момент в большой мере сформировано таким образом, что допускает цифровые, дистанционные судебные разбирательства, но, в то же время не обеспечивает четкие гарантии на соблюдения их справедливости.

В среднесрочной перспективе, параллельно с цифровыми нужно поддерживать и нецифровые решения, которыми могли бы воспользоваться все желающие, не обладающими возможностями по использованию новых технологий.

Вас плохо слышно

Заместитель председателя правления Центра политико-правовых реформ, член Комиссии по вопросам правовой реформы при Президенте Украины Роман Куйбида отметил, что одним из минусов онлайн заседаний является то, что качество связи при этом не всегда хорошее. Поэтому в некоторых странах ограничивают использование определенных ресурсов для онлайн правосудия. Некоторые компании поработали с судами и адаптировали свои программы к потребностям судебных процессов. Специальные программы созданы и используются в США и Канаде.

– Разные страны используют разные подходы, в первую очередь исходя из гарантирования стандартов справедливого судебного процесса, обеспечения гласности, -говорит Куйбида. – Так, в США во время онлайн трансляции заседаний в YouTube подключают заинтересованных лиц, например журналистов. Такие онлайн трансляции обычно не сохраняются на ресурсе, но в случае необходимости запись можно запросить. А в Индонезии создаются точки доступа в судах, куда желающие представители сторон могут прийти для подключения к процессу, в Индии также имеются такие мобильные точки, а Новой Зеландии обеспечен спутниковый интернет. Для идентификации участников часто используют ЭЦП или где-то, например в Китае, – идентификацию по лицу.

В онлайн заседаний судов есть проблемы и в исследовании вещественных доказательств и производстве экспертизы. Поэтому, по мнению эксперта, такие исследования все же лучше проводить офлайн. Также существуют проблемы с судами присяжных. В США, например, присяжным раздавались планшеты. Сейчас перед онлайн правосудие стоят задачи по переходу от временных правил к постоянным, от отдельных онлайн сервисов к их интеграции. Таким образом, участвовать в суде, можно не выходя из дома. Впрочем, и в таких случаях не удается избегать курьеров. Один из них произошел в США, когда судья вел заседание в виде … кота. Дело в том, что его сын включил на планшете фильтр, который и дал такой впечатливший всех эффект.

Оставить комментарий

Общество

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33