понедельник, 06 декабря 2021
,
USD/KZT: 425.67 EUR/KZT: 496.42 RUR/KZT: 5.81
Как получить жилищную помощь малообеспеченным семьям? Атырауские рыболовы нанесли самый большой урон в стране Қазақстан мен Өзбекстан 200 миллиард теңге көлеміндегі келісімге қол қойды В Казахстане молодых предпринимательниц стало больше на 15% за год Известного супермарафонца судят за критику власти Ердоған Түркияның халықаралық атауын өзгертті Зеленский анонсировал «экономический паспорт украинца» Касым-Жомарт Токаев: IPO регионального лидера в сфере финтеха Kaspi.kz позволило повысить динамичность рынка капиталов Итоги недели от ИАЦ «Альпари»: макроэкономика, нефть, драгметаллы Тенге обвалили интервенции - эксперт Есеп-шот бойынша ақпарат 2025 жылға дейін берілмейді В Международный день инвалидов прошли два митинга с требованием санкций и отставок министров До 2025 года сведения по счетам передаваться не будут Ұлттық банк теңгенің не үшін құнсызданып кеткенін түсіндірді Үш елдің президенттері Ресейге қарсы санкциялар енгізуге шақырды Почему удвоили стоимость строительства аэропорта в Уральске? В Казахстане цены на стройматериалы подорожали на 30% за год Отечественных товаропроизводителей больше поддерживают коммерческие компании, нежели госорганы Оңтүстік Африка ғалымдары омикрон штаммына қатысты мәлімдеме жасады Как изменится порог достаточности для снятия пенсионных накоплений в Казахстане в 2022 году? В Казахстане спрос на SMM-специалистов стал больше, чем на официантов В Атырауской области выявлены финансовые нарушения на сумму более Т11 млрд - счетный комитет Заң жобасына сәйкес жарнама мен жол белгілері қазақ тілінде жазылатын болды Казахстанцы уменьшили свои долги перед банками почти на 42 млрд тенге - СМИ Асхат Аймағамбетов қашықтан оқуға көшу туралы айтты

Государственное развитие бизнеса: бессмысленное и беспощадное

Недавно был опубликован проект концепции по развитию малого и среднего предпринимательства до 2030 года. Документ поразил своей непоследовательностью (начали за здравие, а закончили за упокой). Также он еще раз показал, что новое госпланирование в Казахстане стало намного хуже.

Странное «новое» госпланирование

В начале 2021 года была утверждена новая Система государственного планирования. Как было объяснено властями, она предусматривает внедрение новых документов, перезагрузку и выстраивание действующих планов для обеспечения реализации Стратегии развития Казахстана до 2050 года.

В результате вместо одного документа «Государственная программа развития (какой-то сферы)» получилось два отдельных документа «Концепция развития» и «Национальный проект развития». Концепция развития является вышестоящим документом, определяющим видение развития определенной сферы/отрасли, а также основные принципы и подходы к реализации соответствующей государственной политики. В свою очередь, в Нацпроекте есть только цифры, которые должны обосновываться анализом проблем и описанием госполитик, которые даются в соответствующей Концепции развития. То есть, сначала нужно утвердить концепцию по развитию и только потом – нацпроект.

Удивительным образом Агентство по стратегическому планированию и реформам (АСПИР) и правительство умудрились сделать все с точностью наоборот. 12 октября 2021 правительством был утвержден «Национальный проект по развитию предпринимательства на 2021–2025 годы» (далее Нацпроект), где есть только плановые цифры без анализа и пояснений откуда они взялись. Далее 22 октября был опубликован проект «Концепции развития малого и среднего предпринимательства (МСП) в Республике Казахстан до 2030 года» (далее Концепция), где дается анализ и описание госполитики в этой области.

Оба документа разрабатывались министерством национальной экономики (МНЭ) и согласовывались в АСПИР, которое является автором новой системы госпланирования в Казахстане. Помимо неприемлемой последовательности подготовки и утверждения этих двух документов, создалось впечатление, что Концепцию и Нацпроект писали три разные организации, которые никак не общались с друг другом.

В целом Концепцию можно разделить на две основные части. В первой части документа делается анализ текущей ситуации в Казахстане и анализ лучших мировых практик. Во второй части описываются принципы и меры государственной политики, а также планы по развитию предпринимательства. Анализ проблем в сфере предпринимательства получился на удивление хорошим. За некоторыми небольшими исключениями, авторов анализа хочется поблагодарить за открытость и смелость. Такое впечатление, что эту часть Концепции писали независимые внешние консультанты, возможно иностранные.

По второй части Концепции (меры и планы госполитики) и по Нацпроекту создаётся впечатление, что их уже писали разные чиновники в МНЭ, которые совсем не общались между собой и с авторами анализа проблем предпринимательства: между ними почти нет взаимосвязи.

С развитием МСП все очень плохо

В Концепции абсолютно правильно констатируется, что «устойчиво растущие малые и средние бизнесы являются ключевым элементом построения диверсифицированной и инновационной экономики». Концепция анализирует развитие МСП в Казахстане за 5 лет с 2015 по 2019. Судя по официальной статистике, с развитием МСП у нас в стране все просто отлично. На конец 2014 года доля МСП в ВВП составляла 25,9%, а на конец 2019 года – 31,7%. Выглядит, как отличный рост МСП. К сожалению, на самом деле все с точностью наоборот.

В Концепции авторы авторы анализа развития МСП подчеркивают, что «данные статистического учета не в полной мере достоверно отражают данные по МСП, так как он ведется только по критерию среднегодовой численности работников и не учитывает критерий среднегодового оборота». Поясню, что имеется в виду о недостоверном отражении МСП в Казахстане.

До 2014 года госстатистика соответствовала международной практике и использовала два критерия для определения крупного бизнеса в Казахстане – среднегодовая численность работников более двухсот пятидесяти человек и (или) среднегодовой доход свыше трехмиллионократного МРП. Все остальные бизнесы относились к малому и среднему предпринимательству (МСП). Начиная с 2014 года статистика использует только один критерий – среднегодовая численность работников, из-за чего в МСП вошли компании с небольшим штатом, но с оборотами как у крупных компаний. В результате таких вывертов статистики доля МСП в ВВП резко выросла с 16,7% в 2013 году до 25,9% в 2014 году.

Затем госстатистика пошла еще дальше и, начиная с 2018 года, стала включать в валовую добавочную стоимость МСП теневую экономку. Вполне возможно, что доля МСП в ВВП выросла с 28,4% в 2018 году до 31,7% в 2019 только из-за таких изменений в статистической методологии.

Концепция поразила тем, что официальном документе МНЭ вдруг решили показать реальную картину с развитием МСП в Казахстане. В частности, в документе говорится, что «если очистить данные по МСП от компаний, относящихся по размеру своего годового оборота к крупным, то доля МСП в ВВП снизится с 31,7% до 12,7%». К сожалению, авторы анализа в Концепции не стали акцентировать, что до того, как начались статистические выкрутасы по отношению к МСП (когда для определения МСП учитывался размер годового оборота) доля МСП в ВВП составляла 16,7%.

Таким образом, если правильно посчитать долю МСП в ВВП, то окажется, что она сильно упала с 16,7% в 2013 году до 12,7% в 2019! Такое положение дел можно однозначно назвать катастрофическим провалом мер текущей госполитики по развитию предпринимательства, которая, согласно Концепции, продолжается с 2009 года и до сегодняшнего дня.

Очень плохие институциональные условия развития МСП

В Концепции авторы анализа развития МСП также удивили своей честной оценкой бизнес-среды в Казахстане. Вот несколько очень показательных цитат из документа.

«В сферах, таких как верховенство права (права собственности, транспарентность правительства, суды), искажение ценообразования, конкуренция, свобода инвестиций, государство не смогло обеспечить благоприятных условий, необходимых бизнесу. Это выражается в незащищенности собственности бизнеса судами и правоохранительными органами (высокий риск конфискации), фаворитизме, недостаточно развитой конкуренции, прямых запретах на экспорт/импорт, прямом и косвенном вмешательстве в ценообразование. По-прежнему остро стоит проблема с защитой прав предпринимателей от неправомерных действий бюрократического аппарата и связанного с этим рейдерства.»

«Предпринимаемые меры по улучшению бизнес-климата продвигают наверх позиции Казахстана в международных бизнес-рейтингах, но не ведут к реальному снижению административных барьеров для бизнеса. Набор основных проблем предпринимателей в разрезе ключевых факторов ведения бизнеса остается практически неизменным на протяжении последних лет. Во многом это обусловлено тем, что действующие государственные программы по поддержке и развитию МСП не содержат задач и мер по улучшению бизнес-климата.»

«Правильные фундаментальные институциональные реформы были озвучены Первым Президентом Республики Казахстан – Елбасы в 2015 году в рамках «5 институциональных реформ». Однако, ограниченные изменения с тех пор являлись результатом излишней бюрократизацией задач со стороны исполнительной власти.»

В Концепции есть еще несколько подобных жестких высказываний по поводу бизнес-среды в Казахстане.

«Эволюция государственной политики в отношении МСП и постоянное расширение целей и задач, в том числе конфликтующих между собой, привели к превалированию количественных показателей над качественным развитием МСП. Текущая политика направлена в первую очередь на сохранение существующего статус-кво, нежели на развитие и качественный рост. Реализация политики в таких условиях осложняется неясными целевыми показателями, ориентированными на рост количества субъектов МСП, их доли в экономике, числа рабочих мест.»

«Существующие противоречия между декларируемыми целями на уровне политик и реальными действиями по их реализации посылают противоречивые сигналы для предпринимательства. Это сопровождается ростом регуляторной нагрузки, слабой заинтересованностью государственных органов в реальном снижении административных барьеров.» «Используемые государством практики не поощряют, а зачастую наказывают за предпринимательскую активность, принятие риска и добропорядочность

«Влияние вложенных бюджетных средств и оказанных мер государственной поддержки (в виде субсидирования процентных ставок и гарантирования по кредитам) на увеличение активно действующих субъектов МСП ничтожно». «Инструментами субсидирования процентной ставки и гарантирования за рассматриваемый период (2015–2019) смогли воспользоваться лишь 19,6 тысяч субъектов предпринимательства, или в среднем 3,9 тысяч субъектов ежегодно, что составляет 0,3% от среднегодового количества действующих субъектов МСП за этот же период.»

Информация по охвату МСП льготным государственным кредитованием просто убивает! Правительство постоянно говорит о своих достижениях в сфере доступности кредитования для МСП, но реальные цифры говорят об обратном.

Удивило упоминание политических реформ

Авторы анализа МСП в Концепции вдруг заговорили о политических реформах, с чем я полностью согласен. Приведу две цитаты из Концепции по этому поводу.

«Многие развивающиеся страны при проведении политических реформ сталкиваются с их пробуксовкой. Успех политических реформ во многом зависит от наличия социальной группы, имеющей наибольший стимул настаивать на политических реформах и подотчетном, прозрачном правительстве. Базой этой социальной группы становится успешная группа предприятий из состава независимых МСП.»

«Миссия государства в развитии предпринимательства и МСП (в Казахстане) – создать социальную группу, наиболее заинтересованную в политических реформах, подотчетном и прозрачном правительстве. Ядром этой социальной группы могут и должны стать независимые, конкурентоспособные и успешные предприниматели из состава МСП.»

Из этого можно заключить, что вполне может быть, что наши власти не развивают малое и среднее предпринимательство, чтобы избежать политических реформ.

Когда левая рука не знает, что делает правая

Как я говорил ранее, после прочтения Концепции, создалось четкое мнение, что первую часть документа по анализу проблем предпринимательства и вторую часть по планируемым мерам госполитики по развитию предпринимательства писали разные авторы одного и того же министерства. Причем, эти авторы совсем не общались с друг другом.

Как было описано выше, первая часть Концепции честно и открыто говорит о глубоких или, даже можно сказать, катастрофических проблемах государственной политики по развитию МСП в Казахстане. Поэтому, как «гром среди ясного неба», в главе Концепции «Основные принципы и подходы к развитию малого и среднего предпринимательства» прозвучало следующее.

«Текущая система государственной поддержки МСП в целом соответствует международному опыту и практикам. Необходимо провести ее более точную настройку с учетом новой модели экономического развития страны и новой повестки предпринимательства. Политика будет ориентироваться на рост производительности МСП и развитие конкурентоспособных предприятий, а не просто на увеличение количества субъектов.»

Невероятно поражает то, что у кого-то в МНЭ поднялась рука написать, что нужно продолжать текущую госполитику по МСП, когда правильные расчеты из первой части Концепции показывают, что с 2013 года до 2019 доля МСП ВВП упала с 16,7% до 12,7%!

Также, не менее сильно поразило следующее заявление из второй части отчета. «Текущая классификация, применяемая в Предпринимательском Кодексе РК, базирующаяся на среднегодовой численности и среднегодовом доходе, представляется достаточной для дизайна и проектирования эффективной политики, механизмов и инструментов для развития МСП.»

Такое впечатление, что авторы второй части Концепции (по планируемым мерам госполитики по МСП) не читали Предпринимательский Кодекс и первую часть самой Концепции. В кодексе говорится, что «для целей государственной статистики используется только критерий среднегодовой численности работников», а в первой части Концепции говорится, что если пересчитать долю МСП в ВВП правильно, с учетом среднегодового дохода бизнеса, то доля сразу упадет в 2,5 раза!

Не менее удивил Нацпроект по развитию предпринимательства, который был утвержден до Концепции, то есть до согласования госполитики в этой области. Авторы Нацпроекта (из того же самого министерства) по всей видимости не знали, какая госполитики будет описана в Концепции.

Например, в Концепции говорится, что госполитика будет ориентироваться на рост производительности МСП и развитие конкурентоспособных предприятий, а не просто на увеличение количества субъектов. Эффективность государственной политики для МСП будет оцениваться метриками, которые будут отличаться для микро, малого и среднего бизнеса. Однако авторы Нацпроекта ничего не слышали ни о каких специальных метриках для МСП. В Нацпроекте для МСП они по старинке поставили непонятные планы по росту рабочих мест и по росту фиктивной доли МСП в ВВП.

Более детальные показатели Нацпроекта по эффективности госполитики по МСП вызывают еще больше вопросов. Например, планируется, что «Количество субъектов предпринимательства, получивших нефинансовые меры поддержки» в 2021 будет 177 445 единиц, а в 2022 году и далее ежегодно эта цифра будет – 115 160. Нефинансовые меры поддержки – это в основном обучение основам предпринимательства. Спрашивается, почему решили сократить такое обучение со следующего года при таких глубоких проблемах с развитием МСП?

Также, в Концепции говорится, что «в рамках реализации Национального проекта по развитию предпринимательства должны быть разработаны правила, которые придут на замену ДКБ 2025 и Государственной программы развития продуктивной занятости и массового предпринимательства «Енбек 2021» в части поддержки начинающих предпринимателей». Это очень важная тема. Однако в самом Нацпроекте никаких планов по разработке таких правил нет. Там только малозначащие плановые цифры по МСП и планы по освоению госбюджета. Ничего более чиновникам и не надо.

В заключении хотелось бы отметить, что недавно я давал интервью по поводу государственной поддержки бизнеса в Казахстане. Основной вывод из него – у нас сейчас вместо рыночной экономики – командно-административная экономика чиновников. Именно из-за этого у нас нет развития предпринимательства. Второй вывод – в текущей ситуации изменить такое положение вещей практически невозможно. Экономические реформы в Казахстане не работают из-за отсутствия политических реформ.

Оставить комментарий

Общество

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33