понедельник, 06 декабря 2021
,
USD/KZT: 425.67 EUR/KZT: 496.42 RUR/KZT: 5.81
Как получить жилищную помощь малообеспеченным семьям? Атырауские рыболовы нанесли самый большой урон в стране Қазақстан мен Өзбекстан 200 миллиард теңге көлеміндегі келісімге қол қойды В Казахстане молодых предпринимательниц стало больше на 15% за год Известного супермарафонца судят за критику власти Ердоған Түркияның халықаралық атауын өзгертті Зеленский анонсировал «экономический паспорт украинца» Касым-Жомарт Токаев: IPO регионального лидера в сфере финтеха Kaspi.kz позволило повысить динамичность рынка капиталов Итоги недели от ИАЦ «Альпари»: макроэкономика, нефть, драгметаллы Тенге обвалили интервенции - эксперт Есеп-шот бойынша ақпарат 2025 жылға дейін берілмейді В Международный день инвалидов прошли два митинга с требованием санкций и отставок министров До 2025 года сведения по счетам передаваться не будут Ұлттық банк теңгенің не үшін құнсызданып кеткенін түсіндірді Үш елдің президенттері Ресейге қарсы санкциялар енгізуге шақырды Почему удвоили стоимость строительства аэропорта в Уральске? В Казахстане цены на стройматериалы подорожали на 30% за год Отечественных товаропроизводителей больше поддерживают коммерческие компании, нежели госорганы Оңтүстік Африка ғалымдары омикрон штаммына қатысты мәлімдеме жасады Как изменится порог достаточности для снятия пенсионных накоплений в Казахстане в 2022 году? В Казахстане спрос на SMM-специалистов стал больше, чем на официантов В Атырауской области выявлены финансовые нарушения на сумму более Т11 млрд - счетный комитет Заң жобасына сәйкес жарнама мен жол белгілері қазақ тілінде жазылатын болды Казахстанцы уменьшили свои долги перед банками почти на 42 млрд тенге - СМИ Асхат Аймағамбетов қашықтан оқуға көшу туралы айтты

Казахстанские родители платят дважды за «бесплатное» образование своих детей

«Государство должно возвращать казахстанским родителям базовый минимум из затрачиваемых ими средств на дополнительное образование», – считают представители казахстанской Ассоциации частного образования.

Экспорт студентов

– Начиная с 2019 года я поднимаю в публичном пространстве неудобные для МОН РК темы, касающиеся среднего и высшего образования, – говорит председатель ОЮЛ «Ассоциация учреждении частного образования РК» Нуркен Халыкберген. В ноябре текущего года он провел социологический опрос среди казахстанских родителей о том, сколько они тратят на дополнительное образование своих детей, по результатам которого выяснилось, что 95% опрошенных вынуждены оплачивать дополнительное образование.

Согласно официальному докладу Евразийской экономической комиссии по итогам 2019 года «Образование в цифрах. Статистика ЕАЭС», в общем объеме «экспорта» студентов среди стран ЕАЭС вклад Казахстана составляет 67%. Это больше чем Россия, Кыргызстан, Армения, Беларусь вместе взятые, что является, по мнению Нуркена Халыкбергена, прямым свидетельством отставания качества высшего образования в нашей стране от собратьев по вышеназванному Союзу.

– Одна из ключевых проблем в образовании заключается в том, что мы не закрепили законодательно, в чем измеряется качество знаний и образования в целом, – продолжает он. – Работа МОН РК оценивается лишь по финансовым показателям – сколько денег тратится на образование, а чиновники от образования из года в год обтекаемо говорят о каких-то неосязаемых, неконкретных вещах, но никогда о практических результатах своей работы. И никто не отвечает за последствия – за качество знаний. Это примерно так, как если бы оценивали ремонт здания исключительно по зарплате рабочих, но никак не по качеству выполненных ими работ. Но казахстанцев совершенно не волнуют отчеты министерств. Они переживают за знания, которые их дети недополучают в школах.

Возьмем английский язык, без которого сейчас никуда. За 29 лет казахстанской независимости значительная часть взрослого населения Казахстана прошла обучение этому языку у десятков тысяч педагогов в школах и университетах. И что мы увидели на выходе? В международном рейтинге за 2019 год среди 100 стран Казахстан занял 93 по знанию английского. Хуже нас только Кот-Д’Ивуар, Камбоджа, Ирак и Ливия. Ситуация ухудшается с каждым годом, так как в 2016 Казахстан был на 54 месте.

Согласно исследованию Международной программы по оценке образовательных достижений учащихся (Programme for International Student Assessment, PISA), оценивающей функциональную грамотность школьников в разных странах мира и умение применять знания на практике, казахстанские школьники оказались практически в самом низу – 69 из 78 мест.

Что тот министр, что этот…

– Чем вы это можете объяснить, ведь финансирование сферы образования растет почти ежегодно?

– Тем, что за 29 лет казахстанской независимости у нас сменилось 13 министров образования (средний срок пребывания на должности 2,3 года). Каждый из них запускал новую реформу отрасли, пытаясь совершить революцию. МОН потратил триллионы тенге на решение одной задачи – создание конкурентоспособной нации, которая могла бы не только продавать природные ресурсы, но и хоть что-то производить. Но я не могу припомнить, чтобы хотя бы один из них довёл хотя бы одну реформу до конца.

Наши дети в этих бесконечных опытах и экспериментах выполняют роль подопытных заложников. Чиновники в силу ограниченного видения (сегодня конкретный министр отвечает за образование, завтра – за экономику, послезавтра – за здравоохранение) принимают противоречивые регулятивные нормы, которые приводят к абсурду. Когда я от лица общественности стал задавать вопросы Асхату Аймагамбетову, то нынешний глава МОН предпочёл не давать каких-либо публичных ответов. Впрочем, как и его предшественники. Постоянная смена министров привела к тому, что большинство детей предпочитает или хотя бы мечтает учиться за рубежом.

Соцопрос среди родителей, проведенный нашей Ассоциаций в ноябре этого года, показал, что почти все респонденты (95% опрошенных) платят достаточно серьезные деньги на образование своих детей, поскольку они не довольны уровнем знаний, которые дает школа. При этом, цены не только на хлеб и бензин, но и услуги репетиторов. У большей части родителей (более половины из 620 опрошенных) затраты на одного школьника, начинаясь от 50 тыс. тенге, доходят до 100 тысяч.

Из этого следует, что значительная часть семейного бюджета казахстанцев тратится на обучение детей, которое по законодательству должно быть бесплатным. То, что родители вынуждены за свой счет исправлять огрехи среднего школьного образования, свидетельствует о том, что существующая государственная система школьного образования не справляется со своими задачами.

– К чему это может привести в перспективе, на ваш взгляд?

– К тому, что, если убрать все затраты на дополнительное образование, страна получит стопроцентно некачественный человеческий капитал. А это приведёт к тому, что качество базовых специалистов (я уже не говорю о людях с высшим образованием) будет критическим, как, например, в Бангладеш и Индии, но там большое значение придается знанию английского языка и базовой математике. К тому же, Юго-Восточная Азия, в отличие от нас, славится своей терпеливостью и дисциплинированностью. Таким образом, мы по факту является страной чуть ли не третьего мира, тогда как международных инвесторов, которых Казахстан пытается завлечь к себе, меньше всего привлекают страны с бедным, необразованным, а, следовательно, неплатежеспособным населением.

– И что ваша ассоциация предлагает, чтобы исправить сложившуюся ситуацию?

– Государство должно возвращать родителям какой-то базовый минимум затрат на дополнительное образование, как это происходит сейчас в сфере спорта. И обязательно проводить объективные мониторинги качества знаний в школах. Если на каком-нибудь образовательном портале родители будут делать заявки на обучение детей, допустим, английскому языку, то это означает, что школа свои функции в этом направлении выполняет плохо. Почему министр образования не говорит об этом? А потому, что ему невыгодно признаваться в том, что возглавляемое ему ведомство не справляется с поставленной задачей. Согласно статье 30 Конституции РК, государство обязано гарантированно обеспечивать своих граждан бесплатным средним образованием в государственных учебных заведениях. Вот и получается, что по документам у нас все прекрасно, а по факту родители вынуждены тратить деньги на репетиторов и на дополнительные образовательные курсы.

Счастливый самообман

– Последние два-три года мы только и слышим о неуклонно растущей заработной плате учителей. Разве это не означает рост качества знаний?

– Да, учителя довольны нынешним министром, поскольку при нем начали расти их зарплаты. Однако, этот процесс начался раньше.

Нужно понимать, что для повышения зарплат представителям бюджетной сферы нужно вначале посчитать, как это скажется на структуре бюджета, повлияет ли это на экономику страны и каковы будут источники финансирования. На такую экспертизу уходит обычно год-полтора. Для того, чтобы произошел рост заработной платы в 2019-2020 годах, подготовительная работа была начата еще в 2017 году.

Но вот вопрос – повлиял ли рост заработных плат учителей на улучшение качества знаний детей? В нашей стране чиновники благоговеют перед словом – стандарт. Однако государственный стандарт в области образования закрепляет только формальные требования. Например, учебное учреждение со статусом вуза должно соответствовать стандарту, обговаривающему количество книг в библиотеке… Но какой прок даже от самой большой библиотеки в мире, если студенты туда не ходят?! Стандарт также определяет количество квадратных метров на одного студента, но это тоже никак не влияет на качество знаний. По государственным стандартам, на 12 человек студентов должен приходиться один преподаватель. А вот на то, кто из тех преподавателей, кто учит маркетингу, менеджменту или, допустим, бухучету и аудиту, хоть сколько-нибудь проработал в коммерческом секторе и умеет на практике применять передаваемые студентам знания, у нас традиционно закрывают глаза. Образно говоря, плаванию у нас учат по учебникам плавания тренера, которые сами никогда не плавали. То есть в наших вузах очень трудно найти преподавателей, которые сами запускали рекламные компании или же работали бухгалтерами на производстве. Поэтому главная фраза, которую слышат выпускники наших вузов: «Забудь все, чему тебя учили в университете. К практике это не имеет отношения». Вот такой разрыв существует между реальными знаниями и тем. что заявляется в системе образования.

Если вернуться к опросу, который провела наша Ассоциация среди родителей, то хочу еще раз подчеркнуть две вещи. Первая – существующая школьная система в отчетах министерства из года в год демонстрирует якобы рост качества, но по факту родители прямо говорят, что недовольны школой. Многие воспринимают ее как место, которое, придерживаясь формальных стандартов, отнимает у их детей время на дополнительное образование.

Второе: государство декларирует, что среднее образование бесплатно, но мы, родители, ведясь на это, обманываем сами себя. Если брать за точку отчета среднестатистическую городскую семью (село в большинстве своем по известным причинам не может себе этого позволить), то, как выяснилось из опроса, она тратит от 50-70 тысяч до 100 тысяч тенге на ребенка, а в Казахстане в среднем по трое-четверо детей. Получается, наше государство дважды платит за образование. В первый раз – из национального бюджета, формируемого из налогов (именно на них школа существует), второй раз это делают родители, которые вынужденно из своего личного кармана оплачивать дополнительное образование.

Увы, это реальность, которую легко проверить, если задать своим родным, близким и друзьям вопрос – тратят ли они деньги на дополнительное образование? Я больше, чем уверен, что большинство опрошенных, как и в нашем случае, скажут «да», а те, кто ответит «нет», – к сожалению, просто не могут себе этого позволить. Почему я уверен в этом? Потому что у всех казахстанцев есть одна метальная особенность – мы хотим, чтобы наши дети жили лучше нас. Это правильная человеческая ценность. Но, к сожалению, нам не дают ее реализовать. У меня четверо детей. Общие затраты на их образование составляют около миллиона тенге. Я могу себе это позволить, у меня свой бизнес, но это большая часть моего семейного бюджета, поэтому наша семья сильно ограничивает себя в других затратах: мы не отдыхаем за рубежом, не замахиваемся на приобретение более просторной квартиры или новой машины.

Кроме того, зачастую репетиторы – это частные лица, которые принимают деньги за обучение в виде переводов или наличными. По факту, этот рынок давно стал теневым, так как в нем отсутствуют налоги, а учителя, получается, косвенно заинтересованы в низких знаниях детей, так как это дает им дополнительный доход в виде репетиторства.

Если возьмем только городских школьников и умножим их количество на 10 тысяч тенге ежемесячных затрат (хотя их на самом деле явно больше), то даже с этой скромной суммой мы получим 216 миллиардов тенге родительских затрат в год исключительно на знания, то есть на нематериальные вещи. А если я начну считать суммы, которые тратятся на различные классные сборы, школьные ремонты и т. д., то сумма увеличится в разы и будет наверняка сопоставима с тем, что тратится из национального бюджета на образование.

Оставить комментарий

Общество

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33