среда, 25 мая 2022
,
USD/KZT: 425.67 EUR/KZT: 496.42 RUR/KZT: 5.81
Экс-сенатор Нигматулин задолжал государству и расстался с хлебопекарным бизнесом Әлімханұлы Мұхаммед Әли сияқты болғысы келетінін айтты В Казахстане установят автоматизированные станции за Т8 млрд Тараз қалалық сотының төрағасы пара алды деген күдікке ілінді Жүрсін Ерманның құдасы ДДCҰ басшысы болып қайта сайланды Что требуют активисты заблокировавшие здание резиденции президента Армении? Украина-Ресей: Зеленский Қытайдың ұстанымын сынға алды В Алматы 2 июня пройдет рекламно-медийная конференция AdTribune-2022 Клановость политических элит сказывается на высоком уровне коррупции в РК - исследование В престижный академический рейтинг топовых университетов мира попал всего один казахстанский вуз Сорос: Өркениетімізді сақтаудың жалғыз тәсілі – Путинді жеңу В Техасе ликвидирован 18-летний стрелок убивший 21 человек Принуждают ли преподавателей ЕНУ вступать в ряды политической партии «Amanat»? Дело против меня от начала и до конца политизировано - Рыскалиев Министр обороны призывает ОДКБ подключиться к миротворческой деятельности ООН События в Украине стали причиной фрагментации мировой экономики - Токаев Генерал-майор полиции подозревается в коррупции Қазақстан бюджетіне 220 миллиард теңге қайтарылды Казахстан снижает площадь посева риса Қазақстанда машина жасаудың болашағы бар – Роман Скляр Еще 20 стран предоставят военную помощь Украине - Пентагон $671 тысяч наличными пытались вывезти из Казахстана Тұрсынбек Қабатов саяси партия құратынын мәлімдеді В Kcell исключили главу «Казахтелекома» из совета директоров и отложили выплату дивидендов Вице-премьер Роман Скляр не будет подавать в суд на активистов

Возвращение смыслов вместо ментального выгорания

Наше общество переживает ментальную болезнь. Ее симптомы: социальный пессимизм, апатия, депрессия. А ее выражения – конфликты, насилие, суициды. Это состояние подавленности и истощения вызвано не только высокими эмоциональными и физическими усилиями для выживания, но и отсутствием позитивного результата, положительных перемен в течение длительного периода. Ментальное истощение общества вызвано и осознаем того, что оно лишено контроля над своей жизнью, здоровьем, благополучием, будущим.

Безрезультатно потерянная энергия людей приводит к их нежеланию что-либо предпринимать, к истощению долго не восполняемого запаса сил и терпения. Ситуация осложняется осознаваемой ими бессмысленности, абсурдности происходящего, когда любое действие власти, выдаваемое за шаг вперед, лишь усугубляет и без того уязвимое положение народа и страны. Эмоциональная, когнитивная и физическая усталость порождает выгорание.

Жизнь даже внешне благополучных людей оказывается в плену гнетущей атмосферы и алогичных ситуаций. Построенное на зыбкой основе благополучие, практика беззакония не дают уверенности в своем положении или в завтрашнем дне. Отсюда желание уехать из страны тех, кто не испытывает видимых жизненных затруднений и финансовых проблем.

Царящие в обществе разочарование и апатия опасны тем, что они приводят к потере социального оптимизма, без которого невозможны подъем страны, реализация способностей и талантов людей, достижение поставленных целей. Физическое и эмоциональное истощение общества, отсутствие энтузиазма, упаднические настроения влекут за собой негативные изменения в социальном устройстве, развивают когнитивные и ценностные искажения.

Симптомами выгорания общества являются эмоциональное истощение, трансформация ценностей, заниженная самооценка, жалость к себе, озлобленность, чувство вины, неверие в собственные силы, пессимистический взгляд на будущее.

Для самосохранения люди использует механизм психологической защиты, а именно перекрытие эмоционального отклика в ответ на травмирующее воздействие. Это рискованно углублением равнодушия к происходящему, безразличия к окружающим, отстраненности от жизни, фрагментацией общества вместо его единения.

Наблюдаемое нами отсутствие инициативы является следствием того, что она долгое время пресекалась и не получала реализации; сопротивление общества нововведениям – плод горького опыта, основанного на том, что улучшения для народа не происходит, несмотря на десятки госпрограмм и вливаемые в них финансовые средства; стойкое недоверие – результат обмана народа в течение десятилетий.

Именно власть прилагает усилия для того, чтобы сломить волю, дух народа, подорвать его веру в себя, уничтожить его нравственные ценности, а взамен навязать сомнительные императивы и некритическое восприятие происходящего в стране. Нескончаемая череда инициатив, вызывающих сопротивление народа, призвана заглушить их восприимчивость, ослабить сопротивляемость им. Усталость общества от споров с властью, с абсурдной аргументацией чиновников – это искомая властью цель. Незаметно за десятилетия власть приучала общество относиться к коррупции как к норме социальных отношений, воспринимать доминирование определенной категории людей как закономерность, рассматривать несправедливость как естественное положение вещей. Сопротивление морали и разума людей такому положению вещей, а также безрезультатность борьбы с коррупицонно-бюрократической машиной порождает когнитивную и эмоциональную усталость.

Но развитие страны, духовного и интеллектуального потенциала нации невозможны без снижения подавленности, разочарования, наконец, без позитивных перемен. Пока все силы людей уходят на выживание, о развитии не может быть речи.

Чтобы общество, вопреки абсурду и несправедливости, не оказалось в состоянии надлома, необходимо наполнять смыслом все, что происходит в стране. Даже четкое понимание причин проблем – это уже не растерянность, не бесконечный когнитивный диссонанс, не поражение. Пусть несогласие, но не усталость; пусть возмущение, но не истощение; пусть сопротивление, но не упадок духа. Лучше гнев, чем заниженная самооценка; лучше спор, чем неверие в собственные силы и самобичевание; лучше отстаивание своих ценностей, чем чувство безнадежности.

Пока народ сохраняет оптимизм, веру в себя, он не побежден. Народ терпит поражение лишь тогда, когда сломлен его дух, его воля. Каким будет народ, такой станет и страна. Посмотрите на народ, и в нем вы увидите будущее страны.

Казалось бы, нескончаемая лавина негатива, рискованных и порой откровенно вредных инициатив, порождаемый властью, способна сломать любой оптимизм. Но комплексное видение позволяет сосредоточиться на причинах, а не на следствиях. Надо смотреть не на разбегающиеся волны негатива, а на эпицентр. Следствий – многие тысячи, а причин – пара десятков, и их решение позволит уменьшить многие негативные явления.

Мы наблюдаем разрушение смысла на трех уровнях: ложь, когда говорят одно, а делают прямо противоположное; симуляции, скрывающие пустоту; и подмена ценностей, когда черное выдается за белое. Обнажение этих явлений, способных превратить жизнь в абсурд и вызывающих ментальное выгорание, позволит сохранить истинные смыслы и не терять ориентиры.

Все, что происходит в стране, должно находить оценку народа. Это, среди прочего, способ сохранить нравственные ценности, сквозь призму которых должны оцениваться любые явления. Экономику можно будет восстановить быстро, а на возрождение морали, нравственного здоровья нации могут уйти десятилетия. Именно поэтому важно не уставать транслировать то, что по-настоящему ценно: справедливость, честность, добро, свобода слова, защита слабых, помощь нуждающимся и др. Не менее важно говорить о том, что для народа неприемлемо: беззаконие, насилие, коррупция, ложь, беспринципность, лизоблюдство, хамство, снобизм и т.д.

Неприятие чуждых ценностей, сопротивление деморализации, ретрансляция собственных смыслов – это сила, способная защитить от эмоционального и когнитивного истощения.

Если есть цели, отвечающие ценностям, значит, есть ориентир, который не позволит заблудиться. Таковыми могут стать ценности и смыслы, значимые для всего общества. Их не способна генерировать нынешняя власть, потому что у нее иные цели и ценности. Псевдоэлита и чиновничество подрывают единые для всей нации ценности – закон, справедливость, права и свободы, земля, здоровая экология.

Почему в развитии стран ценности оказались более продуктивными по сравнению с идеологиями? Потому что ценности – категория постоянная, тогда как идеология зависит от сиюминутных (в контексте истории) интересов провозглашающей ее группы или доминирующего класса. Ценности касаются каждого человека и отвечают его устремлениям и планам, идеология же, как правило, защищает интересы отдельно взятой группы людей. Ценности и достигаемый посредством их результат актуализируется в «сегодня», в то время как идеология, чаще всего, устремлена в некое гипотетическое «светлое будущее».

Выиграли те общества, которые опирались и провозглашали, прежде всего, ценности, а не идеологию. Они апеллировали к собственному историческому опыту. Именно ценности определяют национальные идеи. Примеры: Япония (индустриальное развитие при сохранении национальных традиций и ценностей) и США (ценности общества потребления, что тоже вполне может стать и стало на определенном этапе хорошим мотиватором, позже «облагороженным» демократическими ценностями).

Следование ценностям общества позволяет определять понятный всем и принимаемый всеми путь. Значимым смыслом наполняются лишь те решения и действия, которые призваны улучшать жизнь народа и развивать страну. Для нас после колониального и тоталитарного периодов сначала следовало преодолеть их последствия, а не строить новое на зыбкой почве. Осознание потерь диктует пути приложения усилий: демография (мощная поддержка рождаемости необходима после потери половины населения страны); права и свободы человека; верховенство закона; экология; восстановление языка и национальной культуры.

Главный культ – дети, и эта установка потянет за собой всё: сохранение экологии, развитие образования и медицины, обеспечение безопасности, справедливости, равенства возможностей. У нас почти третья часть населения – дети до 18 лет. Их следует подготовить к жизни и конкуренции с представителями их же поколения из других стран. В некоторых странах число их ровесников превышает в десятки и даже сотни раз. Именно поэтому необходимо охватить каждого без исключения ребенка дополнительным образованием, создать условия для развития заложенного в него потенциала. Если в Японии, США, Индии или Китае будут вкладывать в углубленное развитие хотя бы 10 % детей, то это даст 5-10 миллионов, а то и больше высокообразованных, всесторонне развитых граждан, которые через двадцать лет будут продвигать вперед свою страну. У нас те же 10 % – это всего 400 тысяч из нынешних детей. Даже если никто не уедет, разве они смогут успешно конкурировать с десятками миллионов своих сверстников из других стран? Сомнительно. Значит, мы должны делать ставку на 100 % детей страны. Только тогда у новых поколений народа Казахстана появится шанс хотя бы догонять, а не безнадежно отставать.

Лишен смысла предлагаемый нам сегодня путь – авторитаризм, олигархат, как абсолютно чуждые нам явления, противоречащие менталитету народа. Нам необходим новый общественный договор, основанный на демократических принципах политического и социального устройства. Демократия не есть для нас нечто искусственно привнесенное; она исходит из нашего традиционного социального устройства.

К месту звучит важный вопрос Р. Лахмана: «Академическую полемику о причинах и процессе демократизации можно сжато передать единственным вопросом: Была ли демократия подарком государств своим гражданам в обмен на уплату налогов и прохождение воинской службы (а то и подачкой, чтобы избавиться от экономических требований трудящегося класса) или же правом, отвоеванным в борьбе народных сил против элит, стремившихся удержать свою монополию на государственную власть?» (Лахман Р. Государства и власть. – М., 2020. – С. 218).

Следует подчеркнуть, что был и третий вариант – номадический, о котором не упоминается. Ответ в следующем: у номадов демократия не была ни подарком государства своим гражданам, ни результатом революционной борьбы народа против элит, а стала следствием долгого пути развития социальных отношений, поддерживаемых многими поколениями и закрепленных традицией, правами и свободами.

В связи с этим вспоминаются слова, сказанные Шынгысхану китайским чиновником о том, что можно завоевать Поднебесную на коне, но управлять ею с коня нельзя. Это слова оседлого. Проблема не в правлении с коня, а в обществе, которому требовалась стоящая над ним крепкая власть, дающая закон, регламентирующая, усмиряющая. Оседлый не был столь же свободным, как кочевник, и он не представлял, как можно существовать без централизованной власти, осуществляемой через систему бюрократического аппарата.

Однако править с коня (определяя лишь общие законы и ценности, без надзора и насилия) вполне уместно тем сообществом, которое свободно, привычно к демократическому (народовластие) устройству и не нуждается в пастухе.

Нынешняя власть, утверждая, что народ не готов к демократии, мыслит как тот, кто сам не свободен и потому не рискует предоставить свободу другим; кто не уверен в своем авторитете и потому удерживает власть посредством применения силы; кто надеется не на народ, а на разветвленный коррумпированный бюрократический аппарат.

(Продолжение следует)

Оставить комментарий

Общество

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33