Крапленые карты игорного бизнеса в Казахстане
Поддержать

Крапленые карты игорного бизнеса в Казахстане

В результате образовавшейся монополии и запретов Казахстан теряет игорный рынок, и это на пользу офшорным зарубежным онлайн-казино. Тем временем за последний год доходы офшорных игровых сайтов увеличились в 18 раз.

Игорная индустрия Казахстана – не запретная, но нежелательная тема, сфера больших денег, сфера интересов. Этот считающийся аморальным бизнес был загнан в своеобразные гетто в 2007 году, но ему не дали развиваться либерально и эволюционно даже в них: как и в экономике в целом, где-то они смогли прижиться, а где-то появились свои монополии.

В итоге, бюджет косвенно теряет миллиарды, которые мог бы получать с налогов, а казахстанский игорный рынок перетекает в зарубежные офшорные онлайн-сервисы. Чужих в эту крайне непрозрачную и полукриминальную сферу не пускают. Запреты и переносы не дали ожидаемых плодов. А в это время, агрессивный маркетинг казино в интернете сегодня завлекает всех. Рост доходов азартных игровых сайтов за последний год увеличился в 18 раз. При этом они не платят налоги и вовлекают в свое бизнес даже детей.

YouNews.kz приводит хронологию развития игорного бизнеса в Казахстане.

В 2006 году в Казахстане работало 141 казино. Однако, уже в следующем году вышел Закон «Об игорном бизнесе», в рамках которого было принято решение о переносе всех заведений с азартными играми в Акмолинскую и Алматинскую области.

Уже в 2008 году в Щучинско-Боровской курортной зоне работают около 10 объектов игорного бизнеса. Среди них крупные казино: Imperial-M, Lafayette, Eurasia и Diamond.

В 2009 году акимат Акмолинской области выделяет территорию под игорный бизнес и определяет локацию возле озера Щучье.

Однако ни одно игорное заведение на разрешенной территории так не и появилось. Маслихат проявил редкую чуткость к жалобам жильцов местных домов на действующие казино. В итоге, их запретили полностью. Игорный бизнес остался только на территории Алматинской области. В Капчагае, по данным на 2019 год (в допандемийный период), были зарегистрированы 16 казино и залов игровых автоматов.

И единственное казино – в Щучинско-Боровской курортной зоне.

ЩУЧИНСКО-БОРОВСКАЯ МОНОПОЛИЯ

В 2012 году состоялось торжественное открытие 5-звездочного отеля Rixos Lake Borovoe. Как сообщали официальные СМИ, это был «один из проектов, предусмотренных госпрограммой форсированного индустриально-инновационного развития. Он построен в специальной экономической зоне «Бурабай». Цель — развитие курортной зоны и вывода сферы курортного бизнеса на мировой уровень». А в пресс-релизе было указано, что «в комплекс Rixos входит казино CashVille, одно из самых крупных и роскошных казино в Центральной Азии». С тех пор это единственное казино на всей территории Щучинско-Боровской курортной зоны.


По мнению здесь усматриваются признаки коррупции, предоставление неправомерных

«Я в самом начале был противником того, чтобы в Боровом открывались казино. В той же Америке этот бизнес развернут в пустыне. У нас могли бы в том же Аркалыке открыть. Но если все же разрешили, то почему только избранному? — комментирует ситуацию общественный деятель, экс-член Национального совета общественного доверия при президенте РК Армана Шораев. – Когда мы видим, что созданы явные привилегии единственной компании-монополисту в Щучинско-Боровской игорной зоне, невольно напрашивается мысль о коррупции.

Впрочем, казино – не единственный памятник коррупции регионе. В ряду крупнейших по затратам инфраструктурных проектов, построенных под предлогом развития туристической отрасли, открытый в 2009 году высокоскоростной автобан «Астана — Боровое» стоимостью Т100 млрд.

А реконструированный на Т8,3 млрд в 2010 году аэропорт Кокшетау, несмотря на громкий статус международного, выполняет всего один рейс Алматы-Кокшетау два раза в неделю. Таков итог громких обещаний по увеличению туристического потока в Щучинско-Боровскую курортную зону.

«Миллиардные инвестиции, влитые в инфраструктуру, оказались пустыми. Даже такая отрасль, которая не только не требует бюджетных денег, но и может стать хорошим источником налоговых поступлений для местного бюджета, не может развиваться. Какой дурак поедет в единственное казино? Представьте, если бы в Лас-Вегасе было одно единственное казино? Тогда уже нужно либо его закрыть, либо наоборот открыть доступ в индустрию для всех. Из-за этой ситуации страдают не столько игроманы, сколько бюджет Акмолинской области», объяснил АРМАН ШОРАЕВ.

УПУЩЕННАЯ ПРИБЫЛЬ

В допандемийный период среднегодовые налоговые поступления от игорного бизнеса в Алматинской области составляли Т7 млрд., а в Акмолинской области, где работает только одно казино — Т931 млн., то есть практически в шесть раз меньше. А ведь природа региона просто создана для того, чтобы стать туристический кластер не только для Казахстана, но и близлежащих российских регионов. К примеру, в том же Батуми, где азартные игры стали визитной карточкой, можно встретить туристов не только из СНГ и именно благодаря казино. О высоком потенциале Щучинска говорит и президент ассоциации по защите прав граждан в сфере игорного бизнеса РК БАДРИ ШАИНИДЗЕ.

«Да, насколько я осведомлен, там действует одно казино CashVille. Щучинско-Боровская курортная зона обладает значительным потенциалом в сфере развлечений. На мой взгляд, эта местность обладает большим потенциалом, чем, например, Капшагайская игорная зона, ввиду природно-климатического расположения. Однако все зависит от органов власти».

Как мы знаем, с учетом местных климатических условий, туристический сезон в Щучинске длится всего несколько месяцев. В межсезонье курорты пустеют.

Либерализация игорной индустрии как источник инвестиций и роста занятости в межсезонье

Индустрия азартных игр, как известно, является одной из самых прибыльных в мире. Фешенебельные курорты, вроде Баден-Бадена и Монтекатини, обрели всемирную популярность благодаря не только лечебным свойствам местных вод, но и огромной востребованности казино. Крохотное княжество Монако долгие годы безбедно существует главным образом за счет сказочных доходов игорных заведение Монте-Карло. Американцы тоже отличаются не только игрой на фондовом рынке. $1 трлн — годовой оборот игорного бизнеса в мире, 60 процентов которого приходится на США. Только в Нью-Йорк после терактов 11 сентября 2001 года, которые пробили 9-миллиардную брешь в бюджете, выдали лицензии на открытие шести новых казино. Слегка ослабив узду моральных устоев, штат стал получать миллиардные прибыли ежегодно. Не стоит забывать про Макао, который в результате либерализации игорной индустрии в 2002 году, по оценкам экспертов, получил $10 млрд прямых иностранных инвестиций. Азартные игры в Макао прямо и косвенно обеспечивают работой 70% населения.

ПОТЕРЯ РЫНКА В ПОЛЬЗУ ОФШОРНОГО ИГОРНОГО ОНЛАЙН-БИЗНЕСА

За последний год доходы офшорных игровых сайтов выросли в 18 раз и это только начало. По мнению политолога, общественного деятеля ТАЛГАТА КАЛИЕВА, игроманы всегда будут играть, а запретительными мерами ничего не добьешся. Но при сложившейся ситуации есть риск того, что казахстанские игроманы уйдут в зарубежные сервисы, кредитуя офшоры без малейшей пользы для экономики региона и государства.

«Если было бы больше разных отелей с маленькими казино, это позволило бы загрузить курортную зону и повысить ее привлекательность. Сегмент Rixos все равно останется у Rixos. Его платежеспособная клиентура в любом случае будет останавливаться там. Но есть еще другой ценовой сегмент, который предпочли бы отели подешевле», — отметил КАЛИЕВ.

«Онлайн-казино у нас процветает. Россия очень хорошо борется с нелегальным бизнесом, они блокируют транзакции нелегалов и сайты», считает ГАЛЫМЖАН ДУАМБЕКОВ, президент Ассоциации букмекерского и лотерейного бизнеса РК.

НЕГЛАСНЫЙ ЗАПРЕТ НА НОВЫЙ ИГОРНЫЙ БИЗНЕС В БОРОВОМ

В 2008 году была начата реализация проекта по строительству гольф-клубу Burabay, на территории которого предполагалось и открытие казино. И только спустя годы, в 2017 состоялось официальное открытие гольф-клуба с участием Елбасы. Но самое интересное в том, что объект так и не был принят, и за него не рассчитались с подрядчиками. Так появился еще один загадочный проект, в который вложились миллиарды тенге.

«Если это игорная зона, надо ее эксплуатировать по полной, извлекать максимальный доход и развивать ее. Не должно быть никакой монополии. Или не должно быть там казино в принципе!» — заявил КАЛИЕВ.

Таким образом, даже игровая индустрия превратилась в еще одну зону упущенных возможностей из-за привилегий для одних, и запретов для других. Тем временем, сотни миллионов долларов уходят в неконтролируемый поток онлайн-казино, где, что важно, нет ограничений по возрасту.

Реконструированный по цене нового аэропорт Кокшетау, задуманный для развития туристско-игрового кластера в Боровом, практически бездействует, как и самая дорогая трасса за Т100 млрд. из Нур-Султана в Щучинск. Зато на всей территории курортной зоны в течение вот уже девяти лет горделиво работает единственное казино. А нуждающаяся в доходах Акмолинская область получает налогов в шесть раз меньше, чем Алматинская. И ничего, что весь мир использует прагматично использует потенциал игорной индустрии для привлечения инвестиций, развития туризма, обеспечения занятости населения. Видимо, Казахстан в этом не нуждается.

Комментариев пока нет

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.