Жания Аубакирова: «Хватит заниматься самоуничижением. Пора поверить в себя»
Поддержать

Жания Аубакирова: «Хватит заниматься самоуничижением. Пора поверить в себя»

Народная артистка Казахстана Жания Аубакирова считает, что в январе на площади вышли те, кого объединило чувство несправедливости. Чтобы трагедия не повторилась, нужно главное – повышать уровень культуры в обществе.

Материалы по теме

– Сегодня все пытаются как-то смыслить прошедшие события и как-то их оценить. Но почему-то молчит интеллигенция?

– Разве недостаточно сегодня диагностов, экспертов, “лидеров мнений”, которые с первых же дней высказываются на всевозможных интернет-площадках? Конечно, как и всех, меня шокировали прошедшие трагические события. Если только возможно заочно передать соболезнования всем родным невинно пострадавших и ушедших из жизни наших сограждан… Теперь, когда хочется узнать, что же произошло на самом деле, шокирует реакция некоторых граждан на эти события. Совсем немного людей высказывают взвешенную, профессиональную позицию, которой можно доверять, а инфо-пространство наполнено, в основном, только криками вражды и оскорблений. Не успев подумать, пережить трагические потери, не разобравшись в происходящем, многие переключились на обсуждение новых назначений, делают прогнозы, требуют всего и сразу, без промедления. Осуждаются все: кого ещё не освободили от должностей и тут же другие, кто имел «несчастье» быть вновь назначенным. Этим, в сущности, нагнетаются ещё большие страхи, и у большей части общества из-за этого может быть подавлена или даже разрушена любая нормальная активность, работа, здравый смысл. Поэтому, скорее всего, люди, чьему мнению я доверяю, молчат, потому что испытывают те же чувства – потрясение и от самих событий, и от какой-то деформированной реакции на них.

– Вы имеете в виду то, как некоторые люди сменили свои оценки на ровно противоположные?

– Природа человеческая такова, что людям свойственно менять свои убеждения. Но зачем настолько быстро и с таким энтузиазмом? Если людям без амбиций, которые далеки от социальных или политических проблем, это простительно, то люди известные и влиятельные должны понимать: так быстро меняя свои взгляды, они не только снижают доверие к себе, но и просто его уничтожают. Только не хотела бы, чтобы моя позиция ассоциировалась с высказываниями бывшего главного партийца – у него как раз абсолютно понятный конъюнктурный мотив.

– Но вы как раз не были замечены в какой-то резкой смене своих взглядов. Именно поэтому оценки реальной, а не мнимой интеллигенции имеют в такие периоды особенное значение…

– Понимаете, у меня нет права и достоверной информации, чтобы давать оценки. Хотя я обладаю достаточным опытом общения с нашим истеблишментом и мне есть, что рассказать и о чём судить. В течение всех лет независимости лет я общалась с большинством руководителей, чиновников из всех составов нашего правительства. Я ходячий свидетель, и даже летописец событий в области культуры, и вполне могу судить о том, как развивалась страна и её социальная жизнь в этот непростой период.

Я помню, сколько переживаний, разочарований, отчаяния было испытано мною и пропущено через самые глубины сердца за десятилетия работы, хотя многим казалось, что моя известность облегчает всё, открывая все двери. Но также я никогда не забуду моменты счастья, триумфа, творческого удовлетворения, когда удавалось сделать полезное и важное для своей сферы, для людей искусства, когда в стране и за рубежом мы прославились своими талантами и яркими успехами. Чувствовать, что и мир, и народ с восторгом принимает твоё и воспитанное тобой искусство молодёжи – что может быть прекраснее? Поверьте, по тому, как государственный чиновник или крупный бизнесмен относится к человеку культуры и его сфере, можно понять многое. Признаюсь, я часто «злоупотребляла» своим влиянием в хорошем смысле этого слова. После очередного удачного проекта или концерта, транслируемого по ТВ, всегда старалась попасть на приём к «начальству», и, если они видели наш успех, это помогало мне продвинуться в решении бесконечных вопросов и проблем своей отрасли. Я в своё время столкнулась с недобропорядочностью бывшего руководства Министерства культуры, так же, как и многие в нашей стране в своих отраслях, но при этом у меня сохранилась благодарность к отдельным личностям, проявлявшим на своих позициях и государственное мышление, и благородство по отношению к культуре. Мне повезло пережить и то, и другое благодаря тому, что у меня есть музыка, мой рояль, моя профессиональная школа, моё удовольствие от достижений в сфере образования и просветительства.

– Но разве как раз у деятелей культуры не должно быть много претензий к власти? Ведь до сих пор расходы на искусство выделялись по остаточному принципу, как «экономически не целесообразные и бесперспективные»?

– Это слишком общий вопрос. Но есть некоторый парадокс в том, что некоторым удаётся при небольших средствах добиваться более значимых результатов, чем другим, у которых нет недостатка в финансировании. Сколько раз я это наблюдала в региональных организациях образования и культуры, которые с маленьким бюджетом максимально эффективно использовали свои средства. В равной степени это зависит от руководителей – при прочих равных условиях одни добиваются успеха, а другим – как до «луны пешком». Общеизвестно, что реальный руководитель также никогда не будет призывать делать всё и сразу. Системные изменения всегда требуют длительного времени, на которые, особенно у бюджетных организаций, не хватает ни квалификации, ни ресурсов. Я это точно знаю по своему опыту в консерватории, а теперь и в нашей школе (Школа Жании Аубакировой – ред). Нужны годы колоссальных усилий, чтобы стать лучше, сильнее, качественнее.

Конечно, всегда есть соблазн верить, что есть некто, кто придёт и всё исправит. Те редкие профессионалы, которые пишут, чтобы охладить горячие головы, скорее всего, имеют небольшую аудиторию слышащих и понимающих. Намного проще поддержать простое, очевидное и популистское мнение. Но, как показывает история и опыт, это не работает. У нас не какой-то исключительный и уникальный опыт строительства государства; все страны это рано или поздно проходили. И даже я, далёкий от политики человек искусства, это понимаю.

Вместе с тем, понимать недостаточно – надо точно знать и уметь внедрять преобразования, а с этим у всех, и не только у нас в стране, «напряжёнка». Как часто мы видим на примерах своей жизни, как ответственные и глубокие специалисты, профессионалы не решаются и попросту не хотят участвовать в реформах, в управлении, потому что не верят в силу изменений или чувствуют гипер-ответственность, сомневаются в своих силах. В это же время, другие с лёгкостью соглашаются и даже «рвутся» занять руководящие позиции любого уровня, несмотря на отсутствие ключевых качеств, параметров личности и квалификаций.

– Но разве решение проблемы не начинается с её осознания и признания?

– Безусловно. Но тут нельзя впадать в другую крайность. Мы так много и с таким упоением ругаем себя на всех уровнях, что это переросло в большую психологическую проблему для страны; это мешает делать шаги к развитию. Можно всю жизнь потратить на перечисление проблем, а можно и нужно терпеливо, планомерно их решать, что и делают в отдельно взятых случаях наши соотечественники. Нужно понять, где есть реальный потенциал, и наконец поддержать себя за то, что осознали его. Нужно перестать тратить время на самоуничижение.

За эти годы, пока я «топила» за музыкальное искусство, воспитание молодежи, за сохранение духовного потенциала страны, я видела столько чиновников разных уровней, разного возраста, которые за гроши работают сутками, в течение многих лет. У этих людей разный уровень квалификации и амбиций, но они выполняют всю текущую, незаметную, но абсолютно незаменимую работу. И не все они тот госаппарат, который мы привычно ругаем. Сказано же – «не обобщай, да не обобщаем будешь»! Разве эти тысячи людей – не мы с вами, не наши знакомые, родные, бОльшая часть нашего народа?!

Нам нужно осознать, что мы – не части чего-то разного, а цельный организм, в котором и чиновники, и полиция, и молодежь, и художники выполняют свои функции, и без работы каждого из них организм будет просто неполноценным или даже больным.

Может, я излишне оптимистична, но в последние годы в обществе начали понимать, что интеллигенция, люди искусства, все, кто занят в гуманитарной сфере – это не «бездельники», а важная часть общества, нужная для поддержания духовного здоровья нации. Мы, наконец, осознали ценность врачей и учителей, которые до сих пор не избавлены от своего униженного статуса и соответствующих зарплат.

Все прошедшие годы в стране происходил перекос в сторону финансистов, банкиров и нефтяников, и это одна из ключевых причин, приведших нашу экономику к коллапсу. Интересно, что об этом мы рассуждали несколько лет назад с профессором Королевской Академии музыки в Лондоне, ныне покойным Хемишем Милном, который акцентировал внимание на важности наших усилий по сохранению и развитию культуры и образования в стране, удержанию баланса частей общественного организма.

– Но разве, прежде чем думать о духовности, человеку не свойственно удовлетворить свои базовые потребности в еде и безопасности? Отсюда и тот самый «остаточный принцип». Как найти баланс?

– Человечество научилось лечить тело, воспроизводить, практически, любую его часть, но мы по-прежнему не научились лечить ментальные заболевания. В мире растёт число «аутистов», заболеваний с синдромами Альцгеймера, Паркинсона, и перед ними абсолютно бессильна вся мощь современной науки и технологий. Уровень потребления вырос до невиданных высот, полки магазинов забиты едой и одеждой. Но стало ли человечество счастливей? Или здоровей? С каждым годом нам всё страшнее жить, растёт количество фобий, число суицидов… В общем, духовное здоровье и физиологическое – вещи очень взаимозависимые. Я думаю, девальвация этической составляющей как раз приводит к экономическим кризисам. Так что не всё так однозначно…

Я убеждена, что качество народа не так сильно зависит от его количества или геополитического расположения. У нас есть главное преимущество – это ещё не растоптанная и не потерянная духовность. Правда, у этого очевидного преимущества так мало шансов и способов проявления из-за фатального пренебрежения не только со стороны власти, но и со стороны самого общества. Причина – в многолетнем понижении уровня образования и культуры, породивших сегодняшнее губительное невежество.

– Как вы относитесь к культурному национализму?

– Национализм и внутри него культурная нетерпимость – тенденция общемировая. Это тема об антиглобалистах и их желании противостоять глобальным процессам. И у нас эта тема нередко приобретает совсем уродливые формы. Самое сложное – удерживать баланс между противоположными интересами, представители которых считают себя единственно правыми и отрицают при этом иную правду. Ну, это вечная борьба.

Сегодня тех, кто вышел на протесты, пренебрежительно называют «люмпенами», «мамбетами». Как вы думаете, откуда корни у этого отношения к протестующим?

– Во-первых, насколько я могу судить, там были не только «люмпены», но и немало представителей интеллигенции. Просто дело в том, что все эти люди – и образованные, и не очень – чувствуют себя одинаково нуждающимися, обездоленными, и в этом главная трагедия нашей страны. Во-вторых, как я уже сказала, всё это – наш народ. И, прежде чем вешать ярлыки, надо разобраться в мотивах. Есть старая аксиома – культурный человек не пойдёт на площадь. А если даже пойдёт, то не позволит собой манипулировать. Он будет петь гимны, но не станет грабить магазины, сжигать машины. И тем более убивать. Человек с внутренней культурой всегда остановится перед крайностями. Уже давно стали общими словами и никому не нужными пожеланиями, что необходимо проводить намного больше выставок, концертов, выпускать книг и снимать кино. Нам нужна культура как индустрия, чтобы дать главное людям, и они могли бы тогда реализовывать свой творческий потенциал. Не страх и голод должны управлять людьми. Ведь как бы ни было страшно и ужасно, большинство не осуждает мародёрство; их поведение – это следствие проблемы, а не причина. А причина в том, что люди протестовали не против бедности как таковой, а из-за массового чувства несправедливости. И специалисты по массовой психологии давно это уже доказали.

Не могу забыть эту фотографию летней прохудившейся обуви, которую кто-то из обездоленных граждан снял прямо в магазине. А ведь даже эта фотография – это искусство, также как и фото мужчины с нашим флагом, идущим под пулями. Искусство – это великое изобретение человечества, способное даже в самых уродливых проявлениях разглядеть причину происходящего и через ассоциации увидеть глубинные смыслы.

Когда-то мне врезалась в память фраза – здоровая часть общества не даст ему пропасть. Я имею в виду тех людей, которые, несмотря ни на какие трудности, продолжают созидать, помогать нуждающимся, проявлять выдержку и мужество. И это не боязнь перемен, не конформизм, как некоторым кажется, но ответственность и самоотверженность. Я убеждена, что злость – это слабость, а доброта – настоящая сила. Когда человек кричит, впадает в истерику – часто это желание заглушить голос здравого смысла в себе только по одной причине: он просто так борется со своим страхом.

– Как же жить теперь со всем этим дальше?

– На самом деле, сегодня, как и всегда в особо напряжённые моменты, самое актуальное – спросить прежде всего с себя, чтобы суметь стать лучшей версией себя, и не потерять желание закатать рукава и работать.

Конечно, я боюсь, что всё произошедшее может повториться. Но надеюсь, что здоровых сил в обществе больше, чем деструктивных.

Мне совсем не интересно, кто в какой клан входит и кто против кого воюет; нет ничего нового в подлунном мире; всё бесконечно воспроизводилось на разных исторических этапах государств и сообществ. С нами произошло то, что уже тысячи раз происходило; а нужно просто знать историю и делать выводы из её горьких уроков.

Я верю в созидательную энергию нашей образованной молодёжи, которая пусть не многочисленна, но невероятно заряжена как своим профессионализмом, так и искренним патриотизмом без лозунгов. Их заботит благополучие государства, страны, народа намного больше, чем мы предполагаем. Мы их всё больше замечаем, когда они проявляют социальную инициативу, организуют волонтерские движения, участвуют в благотворительных акциях. У них нет опыта тоталитаризма, перед ними открыт весь мир, они свободны в своих словах, намерениях и делах. Важно не потерять их веры и энергии преобразований, а они справятся, поскольку наступило их время. Многие родители в наше время очень серьёзно прислушиваются к советам и рассуждениям своих детей, чтобы глубже понимать изменения, происходящие с жизнью на такой скорости!

И конечно, верная своей педагогической натуре, я надеюсь, что у кого-то получится прислушаться к моему тихому голосу – у меня есть три пожелания, особенно актуальные для любого возраста: несмотря ни на что, стремиться к самообразованию, верить в себя самого в любые периоды жизни и, используя все возможные средства, сберечь себя, чтобы направлять на добрые дела своё окружение, и, по возможности, всё общество.

Комментариев пока нет

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

С этим так же читают