Всем публиковаться в Scopus!
Поддержать

Всем публиковаться в Scopus!

В Узбекистане началась активная дискуссия о требовании публикаций в журналах, индексируемых в международных базах данных Scopus и Web of Sciences. Без них докторантов не аттестовывают, а преподавателям грозят увольнением. Философ и антрополог, доцент Университета мировой экономики и дипломатии Валерий Хан считает эти требования не разумными и даже отрицательными для развития отечественной науки. Многие казахстанские ученые с ними солидарны. В ближайшее время мы опубликуем точку зрения МОН РК об этой дилемме. А пока аргументы узбекских ученых.

«В настоящее время насчитываются десятки тысяч научных журналов (в интернете можно встретить цифру в 100 тысяч). В 2018 году в мире было опубликовано более 1,6 миллиона научных статей, включённых в базу научных данных Web of Science. Этот показатель стал рекордным за всю историю науки. И эта тенденция сохраняется.

А сколько опубликовано статей, не попавших в эту базу? Миллионы. Учёные физически не могут отследить даже ту информацию, которая касается их узкой специализации, не говоря уже об области, к которой они принадлежат в целом. А ведь есть ещё и смежные дисциплины! Исследователи просто тонут в море этой информации.

Кроме того, увеличилось количество псевдоучёных. Согласно оценке президента Российской Академии наук Владимира Фортова, количество учёных в мире сегодня составляет около 6−7 миллионов человек, при этом количество псевдоучёных такое же. И каждый из этих псевдоученых строчит и выкладывает свои статьи в интернете, публикует книги и брошюры (были бы деньги).

«Это не безобидные вещи, — высказался об этой продукции Фортов, — они отупляют нацию». Как указывает статья в Nature, даже солидные научные журналы пропускают фейковые статьи, основанные на таких же фейковых рецензиях.

Штатный сотрудник научного журнала Science Джон Боаннон с целью проверки качества рецензирования в различных журналах написал и разослал статью-розыгрыш о лишайнике, внешне похожую на серьёзную научную статью, но в действительности таковой не являющуюся.

В итоге из 304 журналов 157 (более 50%) выразили согласие принять её в печать, примерно 80 из них не стали проводить никакой проверки и лишь 98 журналов (40%) отклонили её. Примерно треть проверенных изданий была зарегистрирована в Индии, из них 64 приняли поддельную статью и лишь 15 в публикации отказали.

Появились статьи, созданные специальными программами — генераторами научных текстов. Французский учёный Сирил Лаббе в 2010 году с помощью программы SCIgen сгенерировал 102 фальшивые статьи и опубликовал их от имени вымышленного автора Айка Анткаре. Публикации попали в базу Google Scholar, а индекс цитирования h-index для Анткаре вскоре вырос до 94 баллов, что сделало виртуального персонажа на тот момент 21-м по цитируемости учёным в мире.

В этих условиях потребность вычленения действительно научной, новаторской и востребованной информации стала просто необходимостью. Но как это сделать? Прежде всего, нужно было создать базы данных наиболее качественных научных журналов, книг и других форм научных изданий в различных областях знаний. И такие базы стали создаваться.

Крупнейшая из них — Scopus, библиографическая и реферативная база данных, созданная издательской корпорацией Elsiever, дающая также возможность отслеживать цитируемость рецензируемой научной литературы. В настоящее время в базу данных Scopus входят более:

  • 23,7 тысячи изданий (включая более 4000 журналов открытого доступа), а также 280 специализированных изданий;
  • 166 тысяч книг (ежегодно добавляется ещё 20 тысяч. книг) и 560 книжных серий;
  • 8,3 миллиона докладов конференций;
  • 71 миллион записей;
  • 39 миллионов патентных записей.

Другая реферативная и поисковая платформа, учитывающая взаимное цитирование публикаций — Web of Science (WoS). До 2016 года разрабатывалась и принадлежала компании Thomson Reuters, в настоящее время принадлежит корпорации Clarivate Analytics. На платформе WoS собраны данные различных специализированных баз (Core Соllection, Data Citation Index и т. д.), куда входят свыше 100 миллионов записей из 33 тысяч журналов, 5000 сайтов, 7,4 миллиона материалов конференций, более 1 миллиарда ссылок по более 250 дисциплинам.

Однако это лишь 2 научно-информационные и реферативные платформы (хотя и самые мощные), в мире же существуют десятки других, в том числе и специализированных библиографических баз и научно-информационных продуктов.

За деревьями не видно леса

С недавнего времени от докторантов, преподавателей вузов и научных сотрудников академических институтов Узбекистана, как и других стран СНГ, стали требовать публикации в журналах, реферируемых именно в Scopus и WoS, а чаще всего — в Scopus.

Почему только в них? Существует очень престижные, имеющие высокий авторитет в научной среде, базы данных, о которых наши чиновники от науки почему-то не упоминают…

…И таких баз — десятки, многие из которых признаны международным научным сообществом и пользуются заслуженным авторитетом — кроме стран Центральной Азии, которые только и говорят о Scopus и Web of Sciences.

Два года назад ВАК Узбекистана распространила список баз данных, публикации в журналах которых засчитываются для диссертаций — всего 43 наименования. В нём Scopus, Web of Sciences, Agris, Springer, GeoRef, PubMed и др. Однако на сайте ВАК этот список в настоящее время отсутствует.

И получается так, что на практике от учёных, преподавателей и докторантов по-прежнему требуют Scopus и Web of Sciences, прежде всего — Scopus.

Мне представляется, что работа над списком должна быть возобновлена, и не формально. Включение каждой базы данной в этот список должно быть обоснованным. Кроме того, нужно создание собственной национальной базы данных, наподобие российской РИНЦ.

Причём в силу того, что база базе рознь, к составлению списка необходимо подойти серьёзно, и здесь Узбекистан может выступить с инициативой о создании реферируемой базы данных стран СНГ.

В итоге база журналов для зачёта публикаций для диссертаций и аттестации увеличится, станет более разнообразной и не будет сводиться только к журналам Scopus, тем более, что в последнее время под вывеской Scopus стали публиковаться журналы, не имеющие к нему отношения, и в которых массово публикуются учёные Узбекистана, низводя научный имидж отечественной науки до нижних отметок мирового рейтинга.

Прогресс науки и публикации в престижных журналах — не одно и то же…

Какова цель публикаций в научном журнале? Прежде всего, чтобы они стали достоянием научной общественности, воздействовали на развитие той или иной области науки. В связи с этим роль и значение публикаций в тех или иных журналах не являются однозначными.

Изучение истории и культуры Центральной Азии для нас является приоритетным. Какие журналы посвящены изучению нашего региона? Central Asian Survey (Великобритания), International Journal of Central Asian Studies (Южная Корея), Journal of Central Asian Studies (Индия), Voices on Central Asia (США), Central Asian Affaires (США), Central Asian Analytical Network (США), Central Asia and Caucasus (Швеция), Central Asiatic Journal (Германия), Central Asia’s Affaires (Казахстан), Journal of Central Asian and Eurasian Studies (Россия) и некоторые другие.

Все ли они есть в списках Scopus и Web of Sciences? Конечно, нет. Достаточно сказать, что самый престижный из этих журналов, Central Asian Survey (Великобритания), получил прописку в Scopus лишь в 2021 году. Журнал Central Asia and Caucasus (Швеция) и Central Asiatic Journal (Германия) индексируются в Scopus, Journal of Central Asian Studies (Индия) — в EBSCO, International Journal of Central Asian Studies (Южная Корея) — в BLA International Bibliography, Journal of Central Asian and Eurasian Studies (Россия) — в eLIBRARY.RU, Central Asia’s Affaires (Казахстан) — в российском индексе научного цитирования Science Index. Американские журналы-платформы Voiceson Central Asia и CentralAsian Analytical Network ни в одной из баз данных не заявлены, но в них публикуются ведущие специалисты.

Все эти журналы важны для нас, и все публикации в них имеют значение, независимо от того, в каких базах данных они индексируются.

Журналы — хорошо, а книги — плохо?

Хотелось бы сделать отдельный комментарий к требованию публикаций в журналах Scopus и Web of Sciences. А почему именно в журналах? Что же монографии, брошюры, сборники статей, доклады на конференциях? Ведь они также реферируются в международных базах данных, тех же Scopus и Web of Sciences, и не только. Так, в настоящее время в базу данных Scopus, помимо журналов, входят более 166 тыс. книг (ежегодно добавляется ещё 20 тысяч книг) и 560 книжных серий, 8,3 миллиона докладов конференций.

База данных в EBSCO eBook Academic Collection содержит более 120 тысяч электронных книг от таких ведущих издательств как Oxford University Press, Cambridge University Press, University of California Press, Harvard University Press и др. А как быть с монографиями, изданными в национальных издательствах России, Узбекистана, Казахстана, Кореи, Японии, Китая, других стран?

Всё это «не то»? Из-за такого узкого подхода игнорируется важнейший компонент публикационной активности ученого-гуманитария.

А если статья не опубликована в ни в каком журнале, а размещена в депозитарии научных статей и препринтов, например, в arXiv.org, bioRxiv, ChemRxiv, SocArXive, engrXiv, PsyArXive, национальных архивах (Франции, Индии, Индонезии и др. стран), и при этом пользуется повышенным спросом, на неё ссылаются, её идеи внедряются? Будет ли она учитываться?

Российский математик Григорий Перельман, решивший одну из семи задач тысячелетия, проблему Пуанкаре, опубликовал все свои три статьи по доказательству гипотезы Пуанкаре в arXiv.org. Архив сделал эти статьи до рецензирования и публикации в журналах такими же востребованными, как если они были опубликованными.

Согласно исследованию 2015 года, около 75% работ физиков по теме конденсированного состояния депонируются в arXiv. Опрос профессорского состава Оклахомского университета показал, что 92% преподавателей математики и 67% физики использовали препринты arXiv для поддержки и распространения своих исследований. И это серьёзно. Достаточно сказать, что в настоящее время только в arXiv.org содержится более 2 миллионов статей, годовой бюджет в 2021 году составил около 2,5 млн долларов и хранилище поддерживали 243 организации (университеты, исследовательские институты и т. д.) из 30 стран.

Всё ли ладно в королевстве

Разработчиком и владельцем Scopus является нидерландская издательская корпорация ElsieverКроме неё крупнейшими издательскими домами являются Springer, Wiley. Доля этих трёх монополистов на рынке научных публикаций составляет 42%.

Так ли безупречна корпорация Elsiever? Стоимость подписки на журналы издательства столь высока, что от подписки на продукцию Elsiever в разное время отказывались Библиотека Конгресса США, Гарвардский университет, Массачусетский технологический институт, Университет штата Северная Кародина и другие. В 2012 году более 10 тысяч учёных бойкотировали журналы Elsiever (а значит — журналы Scopus), не публиковались в них, отказывались от рецензирования и редактирования работ для него.

Было обнаружено, что издательство публиковало фальшивый журнал, полностью рекламирующий проекты фармацевтической компании Merck. Издание выглядело как независимый научный журнал. В действительности же там публиковались лишь перепечатанные статьи, ранее уже публиковавшиеся в других изданиях; почти все они посвящены лекарственным препаратам компании Merck.

За фасадом науки, или как геополитика влияет на отбор публикаций

И ещё. Для непосвященного читателя наука — это некий храм с высоким предназначением поиска истины. Истина и только истина — вот девиз науки.

Однако научные изыскания, особенно общественно-гуманитарные, во все времена были подвержены многим вненаучным факторам — экономическим, политическим и идеологическим. Современная наука — поле ожесточенной геополитической борьбы.

Scopus и Web of Sciences — базы, ориентированные, прежде всего, на англоязычные журналы. Достаточно сказать, что публикации на английском языке в журналах Web of Sciences в 2016 году составили 96,19%. Иначе говоря, имеет место монополизация журналов на английском языке; причём статьи должны быть на качественном английском языке. А это во многих случаях означает повышенную плату за качественный перевод.

Тем самым для многих учёных развивающихся стран, у которых заработная плата значительно ниже, чем у их западных коллег, подготовка качественной статьи становится весьма накладной. А ведь с точки зрения интересов науки, её демократизации и гуманизации, нужно было бы делать скидки для таких стран. Но это не в финансовых интересах гигантов-издательств, под пятой которых находятся престижные научные журналы.

Кроме того, существует политико-идеологический фактор. Так, учёным из России и Китая, особенно, в области общественно-гуманитарных наук, не так-то просто опубликоваться в западных журналах и издательствах. Здесь одного качественного перевода недостаточно. Нужно использовать западный понятийный аппарат, западную стилистику, западные идеи, западные методологические подходы и западные оценки. А это значит, что историю Китая и российско-советскую историю нужно подавать, как это принято на Западе.

И получается, что многие обществоведческие российские журналы не попадают в Scopus и Web of Sciences, а журналы Прибалтики и Восточной Европы — нынешние союзники США и члены ЕС — вдруг становятся передовыми. Та же история с журналами Китая и Тайваня. Англосаксонская монополия привела к тому, что в 1-й квартиль Scopus (наиболее престижный) попадают философские журналы с ориентацией на аналитическую философию, распространённую в США, Великобритании и др. англоязычных странах, а лучшие европейские журналы с другой философской традицией оказываются в 4-м, последнем квартиле, или их вообще не найти в Scopus.

В последнее время во многих странах всё больше ширится критика монополии издательств-гигантов и движение за предоставление научных статей в открытый доступ. Корпоративные интересы издательств сталкиваются с интересами самой науки, учёных и человечества в целом.

Создавать собственные качественные научные журналы

Если признавать только журналы Scopus и Web of Sciences, то нужно ставить крест на отечественных журналах.

Как могут развиваться научные журналы Узбекистана, если собственная страна не признаёт их научной ценности? Думая о публикациях в авторитетных международных журналах, необходимо поднимать авторитет собственных журналов.

Джефри Билл, американский профессор, составивший перечень некачественных и недобросовестных журналов и введший в оборот термин «хищнические журналы», сформулировал критерии, по которым можно отнести издательство или журнал к категории «некачественных». Согласно этим и другим критериям, можно описать требования к качественному журналу.

Выполнимы ли данные требования для создания и развития отечественных журналов? Я думаю, да.

Создание и издание качественных журналов должно быть особым направлением деятельности вузов и научно-исследовательских институтов с выделением отдельных средств. И это самое сложное — сделать науку автономной от чиновников.

Нужно изменить всю публикационную стратегию в узбекистанской науке — создавать автономные вебсайты журналов, делать их рецензируемыми (включая анонимный формат рецензирования), поднимать планку рецензий, повышать требования к качеству присылаемых статей, вводить в редколлегии зарубежных ученых, принимать статьи на мировых языках, публиковать зарубежных авторов, документировать переписку с авторами и рецензентами и т. д.

Публикуемые статьи должны быть качественными, и именно их качество должно быть основанием для публикации, а не «таниш-билиш». И тогда наши отечественные журналы смогут войти в вожделенные международные базы данных тех же Scopus и Web of Sciences, и не будет необходимости публиковаться в мошеннических журналах.

Полная версия.

Комментариев пока нет

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

С этим так же читают