Как преодолеть раскол в казахстанском обществе после январской катастрофы
Поддержать

Как преодолеть раскол в казахстанском обществе после январской катастрофы

Сегодня все чаще говорят о том, что в январе проявилась колоссальная проблема – раскол в казахстанском обществе. Наличие линий разлома поделило общество на образованных и необразованных, городских и пригородных, на маргиналов и обеспеченных, на правоохранителей, демонстрантов, мятежников и мирных и т.д.

На самом деле, эти расколы возникли намного раньше, возможно, начиная с событий Желтоксана-1986. Однако Январь текущего года «окрасил» эти линии кровью, разбередив «рубцы» Жанаозена-2011. Увы, но эти трагические события способны довести национальную боль казахов до критической точки и привести наше общество к социальной катастрофе.

На наш взгляд, в современной казахстанской действительности мы наблюдаем возрождение непреодолимого антагонизма Еламана и Танирбергена со страниц бессмертного произведения недавно усопшего великого казахского писателя Абдижамила Нурпеисова «Кровь и пот». В нашем восприятии современный Еламан – это собирательный образ рабочих Жанаозена, протестующих на площадях городов Казахстана в начале Января, родственников погибших и пытаемых.

С другой стороны, этого противостояния, в первую очередь в понимании самих протестующих, актуальный Танирберген воплощает в себе полицейских с дубинками и оружием в руках, чиновничий аппарат и депутатов «Нур Отана», сдобренный «кричаще вульгарными» персонами вновь назначенных зампреда Агентства по делам госслужбы и генерала на коне, возглавившего полицию Мангыстау. И это, пожалуй, основная линия разлома, которая может вырасти до фатальных размеров.

Как мы помним, апофеозом противостояния между баями Танирбергенами и жатаками Еламанами стала революция 1917 года, вылившаяся в гражданскую войну в степи.

Как же быть нам всем в этой ситуации? Как в попытках поиска справедливости и законности не потонуть в крови взаимных репрессий и люстраций? Почему вдруг казахи стали столь рьяно и безапелляционно ненавидеть друг друга? В памяти многочисленные ролики взаимного избиения и перестрелок на площадях нашей страны всего каких-то полтора месяца назад. Казахи били и убивали казахов! А ведь историческая память народа должна напоминать нам об ужасах коммунистической революции, репрессиях и голоде 30-х годов.

Многие страны мира в результате авторитарного, а кое-где и тоталитарного режимов правления столкнулись с аналогичными ситуациями, в конце концов, приведших к катастрофам в виде гибели сотен тысяч людей.

И во многих странах нации, не правительства или оппозиция, а именно нации под воздействием инстинкта самосохранения смогли колоссальными усилиями преодолеть внутренние разногласия и продолжить свой исторический путь.

В ряде стран, таких как Испания, Чили, Грузия, эти процессы были названы «национальным примирением». Где-то этот опыт можно назвать успешным, где-то нет, но важно понимать одну непреложную истину – процессы эти всегда были болезненными и сопровождались неоднозначными судебными процессами как в отношении представителей властвующих групп, так и бедных, угнетённых протестующих.

Рассмотрим отдельно взятые шаги в направлении национального примирения, которые могли бы, на наш взгляд, представлять интерес для казахстанского общества.

Испания в течении XX века пережила несколько драматических исторических периодов, которые связаны с диктатурой Франко. Примечательно, что именно испанскую модель преодоления противоречий в обществе предлагали использовать на Украине в период правления Виктора Ющенко.

Грузинский опыт поиска национального примирения также заслуживает внимания. «Революция роз» 2004 года привела к власти новое руководство во главе с Михаилом Саакашвили. Одним из первых решений новых лидеров стало возобновление расследования обстоятельств смерти первого президента независимой Грузии Звиада Гамсахурдиа. Эти неоднозначные действия новой власти всколыхнули грузинское общество, поскольку вновь ввели в общественную повестку попытки поиска справедливости, поиска и жестокого наказания виновных в убийстве президента страны.

По утверждению профессора Нани Мачарашвили, посвятившей свои исследования этой проблеме современной Грузии, перед правительством Саакашвили встал вопрос экзистенциального характера: какой алгоритм действий избрать – «карательный», направленный только на осуществление правосудия как концепции национального примирения, либо «реститутивный», в основе которого лежит поиск истины для определения жертв преступлений и выплаты им компенсаций.

Мачарашвили, ссылаясь на Хантингтона, называет такую ситуацию термином «проблема палачей», с которой сталкиваются власти в процессе восстановления справедливости.

Грузинский опыт можно назвать определённо успешным, поскольку изначально Комиссия национального согласия в этой стране работала по принципу полного отказа от карательной модели восстановления справедливости. Возможно, это связано с тем, что Саакашвили являлся новым человеком в стране, не имевшим никаких связей и опыта работы с режимами Звиада Гамсахурдиа и Эдуарда Шеварднадзе.

С другой стороны, Саакашвили в 2004 году инициировал принятие декларации «О национальном согласии и примирении», в которой делается акцент на свершении правосудия и начала судебных процессов против представителей предшествующей власти. Такой шаг можно воспринимать как определённое проявление карательных мер в отношении чиновничьего аппарата свёрнутого режима Шеварднадзе.

Как показывает исторический опыт зарубежных стран, сохранение страны и нации возможно только лишь путём поиска компромисса обеими противоборствующими сторонами – властными структурами и пострадавшими гражданами. И здесь антагонисты вынуждены в целях сохранения нации и государства идти на взаимные неудобные для себя, а порой даже чересчур болезненные уступки.

Выбрав тему этой статьи, конечно же, мы понимали, что универсальных рецептов национального примирения не существует. Нации, пережившие кошмар внутреннего самоуничтожения, смогли последовать инстинкту самосохранения, принеся в жертву десятки тысяч своих сынов и дочерей. И эти трагедии навечно вписаны кровавыми буквами в истории. Но, на наш взгляд, именно «взросление» нации, осмысление жизненной необходимости жить и развиваться дальше подразумевает движение по пути национального примирения.

В мире существуют нации, сумевшие не только пройти по этому пути, но и пережившие поражения в мировых войнах и сумевшие возродиться на руинах, а на современном этапе войти в список лидирующих государств – это Германия и Япония.

В нынешних условиях, особенно после событий Января, неважно трагического, кровавого или иного прилагательного, каждому члену казахстанского общества: власть имущим и оппозиционерам, силовикам и протестующим, состоятельным и живущим менее чем на 50 тысяч тенге в месяц – абсолютно всем здравомыслящим из 19-миллионного Казахстана следует задать себе один вопрос: КАК мы хотим жить в своей стране? И хотим ли ВООБЩЕ жить в своей стране, родном Казахстане? Всем нам нужно осознать одну простую истину – дальнейшее обострение противостояния, усиление взаимной ненависти и антагонизма означает игру с «нулевой суммой», в этой войне не будет победителей и проигравших – будут лишь могилы с обеих сторон.

Еламан и Танирберген из «Крови и пота» не убили друг друга, оба сгинули в горниле большевистской революции в казахской степи. Оба были стёрты в пыль кровавой войной, не оставив после себя ни потомства, ни памяти.

Здесь также важно понимать, что компромисс и консенсус между властью и народом не означает «выигрыш и торжество» власть имущих с одной стороны, а также покорность и смирение населения – с другой. Это взаимный труд и болезненные уступки в поисках прагматизма во благо наших детей и внуков. Также необходимо провести тщательное расследование событий Января, их причин и последствий. Важно, чтобы ход расследования, а главное – его итоги, были прозрачны и понятны для всего населения, иначе все попытки преодолеть недоверие народа к действиям властей в ходе Январских событий будут тщетными.

А тем, кто, накопив капитал, и сейчас сидит на чемоданах, хотелось бы напомнить о невероятном феномене Султана Бейбарса. Пройдёт время и однажды вам или вашим детям, загорающим на побережье моря или океана, залётными ветрами к лицу прибьёт веточку жусана с родных мест. Вот только вас и ваших детей в Казахстане уже никто ждать не будет, возможно даже вам будет закрыт въезд в родную страну.

Лично я верю в пассионарность моего народа, вековую мудрость и прагматичность, его способность колоссальными усилиями преодолеть углубляющийся раскол в казахстанском обществе как предвестие возможной катастрофы. И как первый проблеск возможного примирения – эта иллюстративная фотография (фото из социальных сетей) с площади Республики в Алматы 13 февраля т.г., на которой полицейские и протестующие склонились вместе в едином порыве, молясь за упокой трагически погибших в Январе.

Мирлан Нуртазин, аспирант заочного отделения Дипломатической академии МИД России

Комментариев пока нет

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.