- Exclusive
Поддержать

Помнится, идеей обустройства сел и аулов в Казахстане загорелись еще в начале нулевых. С тех пор эта идея с периодичностью примерно раз в пятилетку подвергалась обновлениям и модернизации, обрастала новыми фантастическими целями и задачами, которые, конечно же, требовали не просто больших, а просто-таки огромных бюджетных вливаний.

Деньги на реализацию лились рекой, чиновники бодро рапортовали о мифических победах, а жители глубинки по-прежнему терпеливо ждали наступления лучшей жизни. И продолжают ждать до сих пор, мечтая об элементарных благах цивилизации. Только вот вряд ли кто-то сможет ответить на вопрос, дождутся ли они обещанного…

На все эти размышления натолкнула состоявшаяся недавно на площадке Civil Kezdesu дискуссия на тему «Сельские территории Казахстана: развить или забыть?». Несмотря на явную заинтересованность и чиновников, и общественников в налаживании жизни сельчан, у семи нянек дитя так и остается без глазу…

Казнить нельзя помиловать

Определенные надежды возлагались на инициированную еще первым президентом программу «Ауыл – Ел бесігі», которая в отличие от своих предшественниц действительно основательно подходила к обустройству сельских территорий. В ее рамках были установлены социальные стандарты, чего не наблюдалась ранее, также она предполагала комплексный подход к решению проблем глубинки. Подразумевалось, что если уж власть взялась обустроить тот или иной населенный пункт, то она обязана сделать это от и до: провести газ, воду, интернет, отремонтировать дороги, организовать предприятие, обеспечивающее сельчан работой. Однако получилось, как всегда – гладко было на бумаге, да забыли про овраги.

Государственные органы, ответственные за реализацию проекта, конечно же, полны оптимизма и уверяют всех, что еще чуть-чуть и казахский аул наконец-то расцветет.

«При сохранении темпов финансирования программы у меня есть вера, что к 2025 году мы охватим преобразованиями свыше 1100 опорных сел, как и было запланировано», – заявил директор Департамента регионального развития министерства национальной экономики Даурен Жамбайбек.

Но, как говорится, свежо предание, да верится с трудом…

Эксперты, общественники и даже депутаты мажилиса воспринимают анонсированные чиновником перспективы с большим скептицизмом. И, надо отметить, небезосновательно.

«Сельские проблемы способны решаться только на уровне местного самоуправления. А оно у нас абсолютно не развито, – подчеркнул исполнительный директор Фонда развития парламентаризма в Казахстане Арсен Кудабаев и добавил: – Спускаемые же сверху программы на местах работать не будут, поскольку не учитывают специфику регионов».

Сомневается в эффективности действующих программ, направленных на развитие села, и руководитель программы регионального развития Фонда устойчивого развития сельских территорий Фатима Герфанова:

«Провести в аул инфраструктуру – это хорошо. Но имеет ли это смысл, если у людей нет работы и они рано или поздно уедут из него? Нужно разрабатывать долгосрочные стратегии районов и направлять меры государственной поддержки на приоритетные проекты, которые могут стать драйвером того или иного села, а не каждый год бессистемно раздавать гранты, гадая при этом, выстрелят они или нет».

Отсутствие системного подхода

Действующая сейчас программа «Ауыл – Ел бесігі» совершенно не решает глубинных проблем казахских аулов – такого рода приговор вынес ей депутат нижней палаты парламента, член Комитета по аграрным вопросам Кайнар Абасов:

«До сих пор у нас нет ни одного населенного пункта, который соответствовал бы стандартам нового аула. Вместе с тем на реализацию этого проекта из бюджета уже было выделено 206 миллиардов тенге.

Проблема в том, что государственные средства, можно сказать, распыляются. Это приводит к тому, что в одном ауле есть вода, но нет газа, в другом – есть газ, но нет света, в третьем – есть дороги, но нет модернизации школ и детских площадок. А это то, без чего возрождение аула в принципе невозможно. Но главное – не решаются проблемы трудоустройства сельских жителей и финансирования села в целом. Банки второго уровня не выделяют средств на проекты, существующих же кредитов недостаточно. В итоге получается, что сельское хозяйство должно само о себе позаботиться и само себя профинансировать. Какие-то точеные решения, конечно, имеют место быть, но системного подхода в этом вопросе не наблюдается».

Напомним, в рамках национального проекта из 6316 сельских населенных пунктов было отобрано более 3,5 тыс. сел, из которых – 1173 опорные и 2388 – спутниковые. Однако на начало 2022 года программа фактически коснулась только 665 сел.

Только по официальным данным, к примеру, выявлены вопиющие случаи, когда выделенные из республиканского бюджета средства на ремонт районной больницы перераспределили ради большего числа проектов.

Вместе с тем какого-то определенного мнения о том, что способно помочь решить годами копившиеся проблемы сельских территорий и заставить их развиваться хотя бы по тем канонам, которые заложены в государственных программах, похоже, не имеют ни чиновники, двигающиеся исключительно в рамках утвержденных сверху критериев, ни общественники, предлагающие довольно размытые подходы. Остается ждать, когда появится оптимальный, реально работающий вариант. Сельчане же вынуждены беспомощно наблюдать за последствиями реформаторского зуда и надеяться на то, что не все выделенные на улучшение их жизни бюджетные деньги бездарно уйдут в песок…

Комментариев пока нет

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

С этим так же читают