вторник, 17 мая 2022
,
USD/KZT: 425.67 EUR/KZT: 496.42 RUR/KZT: 5.81
Атырау облысы әкімінің бұрынғы орынбасары 10 жылға сотталды Кто покупает казахстанский банк Home Credit? Студенты-предприниматели налаживают сотрудничество между городом и селом Дефицит специалистов, импортозависимость по мясу, недостаточная кормовая база - министр о проблемах сельского хозяйства Қазақстанда орташа зейнетақы мөлшері аталды Наши тела, наша жизнь, наши права - иностранные дипломаты сделали заявление Qnet не ведет предпринимательскую деятельность согласно требованиям закона РК - ДП Алматы Әкімдердің рейтингі жол сапасы бойынша анықталады Пугачева планирует вернуться в Россию Қасым-Жомарт Тоқаев 69 жасқа толды Выделит ли сенат США 40 млрд долларов Украине? Контрабандисты пытались ввезти в Казахстан спортивную одежду известных брендов ҰҚШҰ саммитінен кейін Тоқаев Путинмен кездесті Рынку «Алтын Орда» выставили налоговые счета почти на Т3 млрд В какую сторону вывезли украинских военных из завода «Азовсталь»? ВОЗ приняла резолюцию о закрытии офиса в России О чем говорили лидеры стран на саммите ОДКБ? В Москве начался саммит лидеров стран ОДКБ Экономика ЕС сильно страдает из-за ситуации на Украине Тигран Кеосаян Қазақстанға қатысты мәлімдеме жасады - БАҚ Активиста осудили на семь лет за критику власти Арыстанбек Мұхамедиұлы президенттен араша сұрады Финансовой системе России грозит затяжной кризис Т3,1 млрд получат бизнесмены пострадавшие от взрывов в Арыси Украина Ресейді жеңуге қауқарлы – Столтенберг

История рождения и триумф партии «Алаш»

До Февральской революции 1917 года в Казахских степных областях существовали лишь филиалы российских политических партий. Попытки казахов создать самостоятельную партию жестоко пресекались. Первым большевиком, вступившим на казахскую землю, был Алиби Джангельдин, бывший христианский миссионер под именем Ивана Степнова, он же Али-бей, настоящим именем которого было Али Жалгабайулы.

 

 

Посвящается 100-летию со дня образования Автономной Парламентской Республики Алаш.

І Всеказахский съезд, состоявшийся 2-8 апреля 1917 года в Оренбурге в качестве Тургайского областного, о чём речь шла в предыдущей статье, «с целью объединения всего казахского народа, выяснения и обсуждения его нужд, а также находя созыв общеказахского съезда острой необходимостью», образовал особое организационное бюро (далее Оргбюро), которому поручил выработать программу (повестку дня) предстоящего съезда, определить место и время его созыва. В состав бюро были избраны Алихан Букейхан, комиссар Временного правительства в Тургайской области (его резиденция, наряду с комиссаром Оренбургской области, находилась в Оренбурге. – С.А.), Ахмет Байтурсынулы, Миржакып Дулатулы, Сеидазим Кадырбайулы (Кадирбаев) и другие, всего 8 человек.

Основной целью созыва съезда являлось подготовка к предстоящим выборам во Всероссийское Учредительное собрание (далее ВУС). От ВУС зависела дальнейшая судьба не только всей России, бывшей самодержавной колониальной империи, но и многомиллионного подколониального казахского народа, как, впрочем, многих других народов. ВУС должно было определить форму государственного правления, признать право бывших подколониальных народов на самоопределение и самоуправление, а затем стать высшим законодательным органом новой федеративной демократической России.

Лидер казахов Алихан Букейхан, принявший пост комиссара Временного правительства в Тургайской области исключительно из политической целесообразности и тактических соображений, был крайне озабочен предстоящими выборами прежде всего в ВУС. На страницах газет «Қазақ» и «Сарыарқа» он неустанно призывал граждан Алаш организованно провести эти выборы и делегировать в ВУС максимальное число своих представителей из самых достойных. Он убеждал своих сородичей в том, что от качественной организации выборов и собственно от итогов этих выборов зависит дальнейшая судьба всей нации. В статье «Қазақ депутаттары» («Казахские депутаты») он со всей определённостью заявил: «Если мы выстоим, то нас впереди ждёт великий праздник. ЕСЛИ НЕ В ЭТОТ РАЗ, ТО В САМОМ БЛИЖАЙШЕМ БУДУЩЕМ ДЕТИ АЛАШ ОБРАЗУЮТ СУВЕРЕННОЕ ГОСУДАРСТВО (!!!). Текущий момент - это нелегкое испытание, выпавшее на долю граждан Алаша. Если мы объединимся и воспользуемся этим моментом, значит сыны Алаш встали на путь счастья. ВПЕРЕДИ ЖДУТ ВЕЛИКИЕ ДЕЛА, ЗА КОТОРЫЕ НАШИ ПОТОМКИ НАС БУДУТ ЛИБО БЛАГОДАРИТЬ, ЛИБО ПРОКЛИНАТЬ. Подумай об этом, народ мой казах!».

Элита «Алаш» осозновала, что для единства народа необходима современная политическая партия и, для достижения поставленной цели, на предстоящие выборы необходимо выставить единый партийный список кандидатов от казахов. Созрел момент для создания национальной партии. Хотя, важно подчеркнуть, что попытка создания партии была предпринята ещё в период первой российской революции 1905-1907 годов, краткая история которой такова.

Архивные документы свидетельствуют, что в конце 1905 и первой половине 1906 годов были образованы казахские комитеты (ККДП) в ряде областей Степного и Туркестанского краев – в Семипалатинске, Каркаралы, Уральске и Верном. Например, профессор Д. Аманжолова в своей статье о жизни и деятельности А.Н. Букейхана, изданной в сборнике «Политические деятели России 1917 года», утверждала, что он (А.Н. Букейхан) «в конце 1905 года в Уральске на съезде делегатов 5 областей был одним из инициаторов попытки создания Казахской (в ориг. «Киргизской». – С.А.) конституционно-демократической партии». Другие факты не оставляют сомнений в том, что в конце 1905 г. Алихан выступил одним из учредителей регионального комитета КДП не в Уральске, а в Омске, а также Казахского комитета КДП в другой, восточной части Казахстана – Семипалатинске и Каркаралы.

Так по сведениям профессора Д. Аманжоловой, 12 апреля 1906 года Габидулла Бердиулы («Бердеев». – С.А.) от имени председателя комитета Уральской группы ККДП направил в ЦК КДП письмо, где извещал, что данная группа образовалась в ноябре 1905 года в Уральске. В качестве её учредителей он перечислял имена султанов (чингизидов) Б. Каратайулы и Б. Бахтыгирейулы (Бахтыгиреева), студента Х. Досмухамедулы и др. Они сформировали комитет, перевели на казахский язык программу кадетов и создали свой орган – казахско-татарскую газету «Фикер» ( «Пікір» - «Мнение». - С.А.).

Однако присутствие среди учредителей ККДП Х. Досмухамедулы, тогда - студента С.-Петербургской медицинской академии, явного антипода Б. Каратайулы, весьма сомнительно. Поскольку в 1905-1906 годах, в период избирательной кампании в  I Государственную думу, Халел вместе с другими казахскими студентами вёл в Уральской области агитационно-разъяснительную работу среди избирателей (выборщиков. - С.А.) против кандидатуры как раз-таки Б. Каратайулы, печатал статьи на татарском и русском языках в газетах «Фикер» и «Уральский листок», пока его в начале 1906 года не арестовала полиция, и не запретила заниматься политикой. Об этом он рассказал в сентябре 1930 года следователю ОГПУ. «Но все-таки мы успели кое-что разъяснить народу и провалить кандидатуру в Государственную думу султана Бахытжана Каратаева, мечтавшего восстановить среди казахов дворянство из чингизидов», - заявлял он в своих показаниях.

Колониальная власть, не позволившая лидеру казахов издать в Семипалатинске газету на родном языке, арестовав и продержав его в павлодарской и омской тюрьмах 4 месяца «без суда и следствия» с 8 января по 30 апреля 1906 года, всё же не смогла помешать его избранию в депутаты I Государственной думы. Опираясь на материалы газет «Семипалатинский листок» и «Степной край» за 1905-1906 гг. можно однозначно утверждать, что Алихан стал депутатом от казахского КДП по Семипалатинской области. В целом от кадетов в Государственную думу І и ІІ созывов были избраны, по крайней мере, 5 казахов: Алихан Букейхан, Салимгерей Жанторе (Салим-Гирей Джантюрин), Темиргали Нурекенулы (Нороконов или Нороконёв), Бахытжан Каратайулы и Мухаметжан Тынышбайулы (Мухамеджан Тынышпаев). Остальные казахские депутаты (Ахмет Биримжан, Алпысбай Калменулы – «Калменёв», Шаймерден Косышгулулы – «Шахмардан Кощегулов», Тлеуберген Алдабергенулы – «Аллабергенов» и др.) в составе мусульманской фракции І и ІІ Думы присоединились к думской фракции кадетов.

Попытка создать самостоятельную национальную партию была предпринята и после разгона в 1906-1907 годах Государственной думы. Инициаторами стали тот же неугомонный Бахытжан Каратайулы, а также другой юрист Сералы Лапин, проживавший в тот момент в С.-Петербурге. Правда, как это ни удивительно, в то время общепризнанный лидер «религиозно-политического движения всего Степного края» Алихан Букейхан узнает о своей «причастности» к этой организации... самым последним. Неожиданная новость о существовании подобной партии застает его врасплох в начале 1909 года, когда он прибыл в Омск после освобождения из семипалатинской тюрьмы, где отбывал 8-месячное наказание «за подписание и распространение «выборгского воззвания» в протест разгону І-й Государственной думы». Об этом Алихан вскользь упомянул в статье, опубликованной в 1914 году в газете «Қазақ» и журнале «Айқап».

«В 1908 году, после освобождения из тюрьмы [семипалатинской. – С.А.] и по возвращении домой, - писал Алихан о той новости, - ко мне обратился ныне покойный Ерахмет Алдабекулы, держа в руках какой-то документ. К моему удивлению, с его слов выяснилось, что Бахытжан Каратайулы и Сералы Лапин, с целью объединения казахов, создали некое общество. Они пишут, что к этому обществу присоединился и ты, это правда? – спросил он меня. Я не знаю ни о каком обществе, меня там нет, - ответил я ему. В руках Ерахмета я увидел сторублёвую брошюру под заголовком «Алаш».

Следует добавить, что это был не первый случай, когда разного рода «активисты», вроде Бахытжана Каратайулы, Сералы Лапина, Колбая Тогысулы (Тогусов; по свидетельству газеты «Қазақ», настоящей его фамилией было «Толенгитулы» или «Туленгутов». – С.А.), Алибия Джангильдина и ряда других, пытались использовать имя и авторитет национального лидера в своих корыстных, если не сказать авантюристких, целях.

 

 

Ссылаясь на исторические факты, подчеркну, что большевики в казахских степях впервые появились лишь после Февральской революции 1917 г., и то в лице лишь одного Ивана Степнова. Как свидетельствует в своих воспоминаниях Мустафа Шокай, он проник в свою родную степь благодаря лишь тому, что представился «алашевцем». Причем он при себе имел документы на имя именно Ивана Степнова, которого в современном казахском обществе знают под именем... Алибия Джангельдина. «В Тургайской степи появляется крещённый казах Али Джангельдин – Степнов, - утверждал в своих воспоминаниях Мустафа Шокай, - Он сперва выдавал себя за «алаш-ординца», иначе бы его не пропустили и убили бы».

В целом, как в годы революции 1905-1907 гг., так и после её поражения, вплоть до февраля 1917 года, создать самостоятельную казахскую партию было невозможно. В случае образования национальной политической, общественной либо профессиональной организации  – она, как и все её члены без исключения, подверглась бы жесточайшему преследованию со стороны колониальной администрации, несмотря на «Манифест 17 октября» «даровавший населению незыблемые основы гражданской свободы на началах действительной неприкосновенности личности, свободы совести, слова, собрания и союзов». После разгона 3 июля 1907 года ІІ Государственной думы и утверждения в тот же день нового закона о выборах, по которому 6-миллионный казахский народ лишился избирательных прав, создание политической партии стало вовсе бессмысленным.

Казахи не могли создать свою партию не только потому, как об этом писал в 1910 году А.Н. Букейхан в своем очерке «Казахи» (в ориг. «Киргизы». – С.А.), что: «в массе казахского населения политические партии находились ещё в зачаточном состоянии», и «политические взгляды избирателей ещё аморфны и не успели вылиться в определенную программу». Главная же причина была в том, что колониальная власть Казахского края жестко присекала любые попытки казахов объединиться в общественную, а, тем более, в политическую организацию. Отмечу, что избирательные и политические права казахов были восстановлены лишь в результате Февральской революции 1917 года.

Но после революции элита «Алаш», на первый взгляд, явно медлила с созданием партии. Более того Оргбюро, сформированное Первым Всеказахским (Тургайским) съездом, не спешило с выработкой программы съезда, объявлением места и даты его созыва. Но «медлительность» элиты «Алаш» имела ряд важных причин, основной из которых являлся тот факт, что Временное правительство России, которое, собственно, потому и называлось «временным», что должно было действовать только до созыва Учредительного собрания, не торопилось проводить выборы, хотя подготовка выборов в ВУС началась сразу после революции. Работа над новым Положением о выборах в Учредительное собрание была завершена лишь в августе 1917 года. Всё же, в итоге был принят самый демократичный избирательный закон: выборы всеобщие, равные, прямые при тайном голосовании. Принятый закон значительно опережал соответствующее  законодательство других стран, и был революционен для России. Датой выборов в Учредительное собрание объявлено 17 сентября 1917 года, а его созыв был назначен на 30 сентября.

Это обстоятельство вынудило лидеров «Алаш» в спешке созвать съезд. Но инициатива о созыве Всеказахского съезда исходила не от Оргбюро во главе с А. Букейханом, а от казахской делегации, избранной первым «апрельским» Тургайским съездом для участия в общемусульманском съезде России. На съезд мусульман России от казахов Тургайской, Уральской, Акмолинской, Семипалатинкой областей, Внутренней (Букеевской) орды и Туркестана были делегированы Халел Досмухамедулы (Досмухаммедов), Уалихан Танашулы (Валидхан Танашев или Таначев),  Аккагаз Досжанкызы (Ак-Кагаз Дощанова) и другие, всего 17 человек. После съезда, состоявшегося в начале мая 1917 года в Москве,  казахская делагация обсудила вопросы организации и созыва ІІ Всеказахского курултая и приняла постановление из следующих пунктов:

  1. Созвать всеказахский съезд 1-10 августа 1917 года в Ташкенте;
  2. От каждой казахской волости на съезд делегировать по одному представителю (делегату); представитель должен быть избран всеобщим, равным, открытом тайным голосованием независимо от социального статуса и пола;
  3. На съезд представители должны быть избраны независимо от классовой принадлежности, особенно важно делегировать женщин и интеллигентов; участники конференция настаивают на том, чтобы от каждого уезда была по одной женщине-представителю;
  4. Выработку программы съезда и его созыв оставить за Оргбюро;
  5. Всеказахский съезд призван объединить всех казахов и подготовить народ к выборам в учредительное собрание; следовательно, на съезде должны быть обсуждены все актуальные вопросы, которые должно рассмотреть учредительное собрание. Одним из важных должен быть вопрос о создании казахской армии;
  6. В случае возникновения непредвиденных обстоятельств Оргбюро вправе перенести дату созыва съезда с 1 августа на 1 сентября;
  7. Дата и место созыва съезда должны быть объявлены за 1 месяц;
  8. Ответственность за созыв Всеказахского съезда возлагается на Оргбюро, сформированное Тургайским областным съездом; но в бюро должны быть включены по одному представителю от каждой казахской области;
  9. Областные казахские комитеты в помощь Оргбюро обязаны направить своих представителей и оказать финансовое содействие. 

 

Алихан Букейхан, инициатор создания партии «Алаш», тянул с выходом из КДП, членом ЦК которой состоял непрерывно с 1912 года. Он не без основания опасался настроить кадетов против своего народа, особенно накануне выборов и созыва ВУС и, для цивилизованного ухода из неё, он ждал подходящего случая и веских причин.

И вот, казалось бы, дата выборов в Учредительное собрание и дата его созыва назначены. Но две недели спустя три министра-кадета в знак протеста против уступок Временного правительства требованиям украинской Центральной рады об автономии 2 июля 1917 подали в отставку. Этот акт кадетских министров Алихан Букейхан воспринял как сигнал о том, что не стоит рассчитывать на поддержку кадетов в вопросе предоставления казахам национальной автономии. Это и стало причиной для выхода лидера «Алаш» из КДП.

Вслед за отставкой министров-кадетов, 3 июля в Петрограде начались антиправительственные выступления, в которых приняли активное участие большевики. Манифестация, заявленная как мирная, быстро переросла в вооружённое противостояние демонстрантов с частями Петроградского гарнизона, верными Временному правительству. В ответ Временное правительство объявило в Петрограде военное положение, начало преследовать партию большевиков, а также ввело смертную казнь на фронте.

Июльские события также нарушили неустойчивое равновесие сил между Временным правительством и Петроградским Советом - «двоевластие» заметно слабело в пользу первого. Однако в связи с началом июльского кризиса, уже третьего за последние 3 месяца, у лидеров Алаш появились серьёзные сомнения, что Временное правительство благополучно доживет до созыва Учредительного собрания. Это подтолкнуло лидера «Алаш» заявить о своём выходе из КДП. Свой уход он объяснил возникшими разногласиями с ЦК партии по трём принципиальным вопросам.

«Кадетская партия поддерживает передачу земли в собственность, - отмечал он в своей заметке «Мен кадет партиясынан неге шықтым?» («Почему я вышел из кадетской партии?»). - Если наш казах получит право собственности на свою землю, то распродаст её соседнему мужику по примеру башкир и останется ни с чем.

Партия кадетов против национальной автономии. Мы же, народ под лозунгом Алаш, намерены образовать национальную автономию.

Из истории Франции, России и другихстран видно, что если духовенство содержится за счёт бюджета, церковь станет зависимой от государства, духовная сфера окажется в задворках. Священник, получающий жалование, превратится в послушное орудие государства. Если наш казах желает процветания своих религиозных дел, то должен отделить их от государства. По-русски это называется «отделение церкви от государства». Кадетская партия имеет противоположную точку зрения. Наши разногласия по этим трём вопросам определились этим летом, после чего я приступил к организации для казахов партии «Алаш»».

Выход казахского национального лидера из КДП вызвал серьезный резонанс. Если, например, русская пресса отреагировала на это неодобрительно, где-то даже агрессивно, то тюрко-мусульманская печать восприняла это с восторгом. Не говоря о резко отрицательной реакции петроградской печати, оренбургская газета «Южный Урал» выразила недоумение по поводу выхода А.Н. Букейхана из КДП, в рядах которой он, на взгляд данного издания: «занималъ видное мѣсто по своему вліяниію и широкой общественной дѣятельности среди казаховъ и татаръ... Въ свое время, однако, до переворота печать и интеллигенція тюрко-татарская держалась одного курса съ кадетами».

В свою очередь татарская газета «Янги вакыт» («Новое время») не скрывала свою радость, заявив, что: «принадлежность къ кадетской партіи А. Букейхана, столь талантливаго и просвящённаго общественнаго дѣятеля среди тюрко-татаръ, какъ бы нѣсколько связывала его и мешала ему быть въ полной мерѣ полезнымъ своей націи и всему тюрко-татарскому народу».

А.Н. Букейхан приступил к организации проведения в Оренбурге ІІ Всеказахского съезда, назначив дату созыва на 21 июля. Он вёл переговоры с лидерами других тюрко-мусульманских народов России, о чем заявлял  в своих показаниях следователю ОГПУ-НКВД в августе 1937 года: «Наша партия «Алаш» блокировалась с другими националистическими партиями (Татарии, Башкирии и др.). Основой этих блоков было совместное требование от Учредительного собрания автономии национальных областей в составе Российского буржуазно-демократического государства путём договорённости с русскими буржуазными партиями».

Продолжение следует...

Оставить комментарий

Общество

Новая Антанта в Азии Новая Антанта в Азии
Редакция Exclusive
08.11.2017 - 13:05
«Нур Отан» модерн «Нур Отан» модерн
Раушан Найзабаева
06.11.2017 - 17:10
Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33