вторник, 28 сентября 2021
,
USD/KZT: 423.95 EUR/KZT: 495.81 RUR/KZT: 5.81
Какие фобии у казахстанцев? В акиматах не предусмотрены субсидии для частных автопарков Казахстанские полицейские расследуют 70 фактов торговли людьми Туркестан получит из Нацфонда 2,3 миллиарда тенге О чем говорил посол Казахстана с представителем Талибана? Какую материальную помощь получат семьи погибших в Таразе? Казахстанские нефтяники зарабатывают меньше всех в мире Из 600 казахстанских ломбардов контроль ведут лишь 20 Jusan приобрел Азиатско-Тихоокеанский банк, на очереди Kcell Джо Байден намерен назначить уроженку Казахстана главой банковского регулятора США USAID окажет финансовую помощь Мангистауской области Кто купит яхту «Дочки» «Казмунайгаза» за 878 млн тенге? Климатическая тревожность: 40 % молодежи боится заводить детей Центральная Азия улучшит дороги за счет ЕБРР В Казахстане растет количество правонарушений, связанных с наркотиками В Казахстане цены на лекарства подорожали на три процента В Казахстане 85% многодетных семей живут за чертой бедности В Казахстане за прошедшие сутки зарегистрировано 2 537 новых случаев заболевания коронавирусной инфекцией ⠀ Бывший вице-министр финансов Руслан Енсебаев приговорен к четырём годам лишения свободы Генеральной лицензии лишился еще один вуз Казахстана Сенат утвердил новые пособия для людей с инвалидностью В Казани смогут обучаться родному языку в метро Прибыль казахстанских ломбардов составила 19 миллиардов тенге 15 из 100 казахстанцев не могут позволить себе купить две пары обуви В Казахстане рост затрат на науку ожидается не раньше 2023 года

Где Байден должен действовать как Трамп

Брама Челлани

В своей инаугурационной речи президент США Джо Байден заявил, что об американцах «будут судить» по тому, как они «справляются с каскадом кризисов нашей эпохи». Он выразил уверенность, что страна «ответит на этот вызов», и пообещал, что Америка будет лидировать «не просто благодаря примеру нашей силы, но и благодаря силе нашего примера».

Контраст с раскалывающей общество, изоляционистской риторикой президента Дональда Трампа не мог быть более резким. Но выбрать иной тон легче, чем развернуть вспять сравнительный упадок Америки. Для этого Байден должен будет демонстрировать мудрость и дальновидность в руководстве страной. А это не обязательно означает, что ему надо порвать со всем, что делал Трамп.

Истощающая Америку политическая поляризация подрывает её международные позиции. Партийные соображения мешают ей – и даже не позволяют – достигать долгосрочных внешнеполитических целей. Например, американская политика в отношении переживающей упадок России стала заложником внутренней политики США.

Призывы Байдена к единству свидетельствуют, что он всё это понимает. Но дело в том, что сглаживание глубоких расколов в американском обществе может оказаться не под силу ни одному президенту, в том числе и потому, что слишком многие избиратели, голосующие за республиканцев, судя по всему отказались верить в факты и научную экспертизу. И поэтому Байдену надо не погружаться во внутриполитические разногласия, а подняться над ними.

Впрочем, есть одна сфера, в которой сложился широкий двухпартийный консенсус: необходимость противостоять Китаю. Трамп это понимал. Более того, жёсткая политика в отношении Китая стала его наиболее значительным – и конструктивным – внешнеполитическим наследием. Если Байден не будет использовать такие же подходы, ослабление глобального лидерства США станет неизбежным.

Индо-Тихоокеанский регион – мировой экономический центр и геополитическая «горячая точка» – имеет ключевое значение для любой эффективной стратегии в отношении Китая. Понимая колоссальную важность этого региона для миропорядка, Китай постепенно меняет его в собственных интересах, используя жёсткое экономическое принуждение, политические репрессии и агрессивный экспансионизм с целью добиться своего – от Гималаев и Гонконга до Южно-Китайского и Восточно-Китайского морей.

Единственный способ сохранить стабильный баланс сил в регионе – создать основанный на правилах демократический порядок, или, согласно формулировке администрации Трампа, «свободный и открытый Индо-Тихоокеанский регион». В минувшем году эта концепция стимулировала демократические страны региона углубить свои стратегические связи и вдохновила даже далёкие демократические государства Европы на принятие поддерживающих мер. Под руководством администрации Байдена все эти страны должны теперь опереться на достигнутый прогресс и создать подлинный союз демократий, способных обеспечивать стабильность и баланс сил в Индо-Тихоокеанском регионе.

Байден, похоже, понимает это. Он ясно дал понять, что намерен построить единый демократический фронт для противодействия Китаю. Но одновременно он ставит под угрозу свою же собственную концепцию.

Начать с того, что Байден не использовал термин «Индо-Тихоокеанский регион» вплоть до победы на выборах, а когда он, наконец, это сделал, он заменил слова «свободный и открытый» на «безопасный и процветающий». Слова «свободный и открытый» автоматически предполагают основанный на правилах демократических порядок, в то время как слова «безопасный и процветающий» оставляют место для присоединения к нему (и даже лидерства в нём) авторитарных режимов. Тем самым игнорируется сама суть Индо-Тихоокеанской проблемы: ревизионистский Китай активно пытается заменить США в роли доминирующей державы региона.

Ситуация усугубляется тем, что Байден сигнализировал о возможной перезагрузке отношений с Китаем. Это было бы откровенно на руку китайцам.

Китайская политика Трампа не сводилась лишь к внешней торговле или правам человека. Она (совершенно верно) сигнализировала, что Китай – это хищническое коммунистическое государство, не имеющее политической легитимности и не соблюдающее принципов верховенства закона. Это помогло склонить чашу весов в пользу Америки. За последний год негативное восприятие Китая достигло рекордно высокого уровня во многих странах. И хотя в основном это объясняется сделанной в Китае пандемией Covid-19, свою роль сыграли также идеологический натиск Трампа и собственные агрессивные действия Китая, например, на гималайской границе с Индией.

Если администрация Байдена откажется от политики экономического «развода» и станет считать Китай основным конкурентом, а не непримиримым врагом, тогда чаша весов склонится в другою сторону, ослабив давление на режим председателя КНР Си Цзиньпина и веру в американское лидерство. Это может воодушевить Китай на дальнейшую дестабилизацию в Индо-Тихоокеанском регионе, при этом Тайвань, вероятно, станет его следующей прямой целью.

Кроме того, американское соглашательство может вынудить Индию задуматься, а стоит ли ей слишком тесно связываться с США, а также, скорее всего, приведёт к милитаризации Японии, что потенциально изменит ситуацию в Индо-Тихоокеанском регионе радикальным образом. Такая политика также поможет Китаю использовать свой огромный рынок в качестве рычага для привлечения на свою сторону демократических союзников Америки. Актуальность этого риска недавно была подчёркнута инвестиционным соглашением Китая с Евросоюзом. Всё это подорвёт работу над формированием единого демократического фронта, о котором говорит Байден, а угроза китайского агрессивного авторитаризма, тем самым, возрастёт.

Худшим решением, которое может принять Байден, стало бы стремление к общему лидерству с Китаем в Индо-Тихоокеанском регионе, как уже предлагают некоторые. Тревожит то, что позиция команды Байдена не выглядит ясной в этом вопросе. В статье 2019 года Джей Салливан (советник Байдена по национальной безопасности) и Курт Кэмпбелл (отвечающий за Индо-Тихоокеанский регион в Совете национальной безопасности США) отстаивали политику «сосуществования с Китаем», назвав эту страну «важным американским партнёром».

Да, конечно, Салливан и Кэмбелл не призывают к совместной китайско-американской гегемонии в Индо-Тихоокеанском регионе и за его пределами. Но при этом они не заняли чёткой позиции, которая действительно нужна: Америка обязана сформировать союз демократических стран для создания постоянного, многостороннего давления на Китай.

После четырёх лет правления Трампа Байден верно подчёркивает важность внутреннего единства. Выбор жёсткой линии в отношениях с Китаем – это один из немногих политических вопросов, которые способны объединить американцев. Но ещё важнее то, что это единственный способ гарантировать стабильный порядок в Индо-Тихоокеанском регионе и во всём мире.

Брама Челлани – профессор стратегических исследований в Центре политических исследований (Нью-Дели) и научный сотрудник Академии Роберта Боша (Берлин), автор девяти книг, в том числе «Азиатский джаггернаут», «Вода: Новое поле битвы в Азии», «Вода, мир и война: Как противостоять глобальному водному кризису».

Copyright: Project Syndicate, 2021. www.project-syndicate.org
Фото на обложке Getty Images/Digital Trends Graphic

Оставить комментарий

Политика

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33