суббота, 24 июля 2021
,
USD/KZT: 424.68 EUR/KZT: 499.76 RUR/KZT: 5.81
Бывший и действующий депутаты судятся из-за выборов в акимы В Казахстане «карантинный беби-бум» Аккумуляторный и фармацевтический заводы планируют построить в СЭЗ Петропавловска Правозащитники: журналистов «прослушивать» нельзя В Казахстане стали больше доверять полиции Активисты: выборы акимов преждевременны и могут дискредитировать саму идею На фоне роста цен падает качество услуг Зависимость Казахстана от импорта продуктов питания растет Многодетные о драке с полицией: «Вместо стула для беременной получили шапалак от СОБР» «Приятного аппетита, но еды нет»: в COVID-госпитале Нур-Султана не кормят больных Голодовка: активисты ДПК провели ночь у департамента полиции Алматы Самые закрытые: Павлодарский, Мангыстауский и Алматинский регионы Митинги против обязательной вакцинации прошли в нескольких городах Казахстана, есть задержанные Языковая полиция появится в Казахстане: для грубых нарушителей введут профконтроль 230 тыс. подписей: в ТОП-3 противников обязательной вакцинации Кокшетау, Караганда и Жанаозен Госпремию в размере 5,8 млн получат 50 лучших научных работников Казахстан на 55 месте из 61 в рейтинге стран по борьбе с изменениями климата Алматинцы выступили против олигархов В Казахстане началась предвыборная агитация по выборам акимов Лесной фонд Акмолинской области уменьшат на 300 гектаров Госдепартамент США: «Полиция способствовала торговле людьми в целях сексуальной эксплуатации» Транспортный коллапс в Семее Строительство автодорог в Нур-Султане оценили в 10 раз дороже, чем в Таразе МВД будет следить за заключенными за 3 миллиарда БРК стал победителем премии The Global Economics Award-2021

Давление на президента Токаева растет

Ирония происходящего заключается в том, что Касым-Жомарт Токаев, избранный на пост президента не столько народом, сколько Елбасы, сегодня пользуется все большей поддержкой общества и сталкивается все большим противостоянием властных элит. Пожалуй, впервые Елбасы и общество оказались на одной стороне баррикад, а околовластные группировки – с другой. Даже при всей условности этого деления.

Несмотря на отсутствие объективных и независимых социологических опросов, тональность даже всегда недовольных всем и вся социальных сетей за последние два года изменилась в сторону явных симпатий к действующему президенту. Оскорбительная приставка «Мебель» сменилась явным сочувствием к Токаеву, который в глазах общества сегодня прочно ассоциируется с переменами, пусть медленными, но верными.

Медленно, но верно идет освобождение политических заключенных: Мухтара Джакишева, Талгата Аяна, Макса Бокаева и других знаковых фигур. В то же время, за последние два года значительно выросла митинговая активность. Судя по отчету КМБПЧ, количество митингов выросло в 6-7 раз, а публичные акции проходили практически ежедневно. При этом, что очень симптоматично, серьезно выросло количество митингов с “политической» повесткой дня. «Экономических» требований о кредитной амнистии или роста пособий становится все меньше.

Однако, репрессивный синдром госаппарата отыгрывает свои позиции: растет давление на общественных активистов, что очень явно демонстрируют абсолютные цифры. Мы уже писали о том, что угроз правозащитникам стало вдвое больше в 2020 году по сравнению с 2019 годом: если раньше это были десятки или сотни угроз, то теперь они исчисляются тысячами, в разы выросло и количество задержаний и уголовных дел. Такова реакция правоохранительной системы на рост гражданской активности за последние два года, которую называют следствием «токаевской оттепели».

Все это говорит о качественном изменении состояния казахстанского общества и вовсе не является следствием «мягкотелости Токаева», как это преподносят его некоторые «заклятые друзья», а объективными процессами, связанными, в первую очередь, как внешними, так и внутренними факторами. Тут и бурные события на постсоветском пространстве, и сокращение сырьевой ренты, и последствия пандемии. Напротив, Токаев пытается быть адекватен обществу, «слышать» его и снимать потенциальную остроту накала общественного протеста. Он – современный политик, понимающий, что вчерашние «совковые» силовые подходы уже устарели – на дворе двадцать первый век. Но правоохранительная система, всегда отличающаяся своей консервативностью, расценивает это как признак слабости государства, забывая о том, что практически идеальный аппарат подавления, существовавший в СССР, не спас его от распада.

Однако, еще более ожесточенные бои идут внутри элит с точки зрения передела, а точнее, сохранения контроля над собственностью. Доступ к государственным ресурсам как основному источнику обогащения сжимается как шагреневая кожа. Зарабатывать в условиях рыночной конкуренции никто из старых элит не умеет. Они в принципе не имеют представления, как это делать. Поэтому следующий, а вернее, уже начавшийся этап противостояния – контроль над бюджетными ресурсами, которых, все же в стране еще достаточно много. И здесь у Токаева крайне мало союзников – тонкая прослойка либералов слишком малочисленна, невлиятельна и разобщена. К тому же, часть его последних инициатив носит популистский характер и явно будет иметь непредсказуемые последствия.

Конечно, в идеале Казахстану нужен решительный и харизматичный лидер, способный на жесткие и непопулярные как для народа, так и для власти меры. Даже либералы все чаще говорят о просвещенном авторитаризме. Но для этого нужна позитивная и созидательная повестка дня, способная объединить общество. При том, что Казахстану удалось сохранить управляемость государством, такое сочетание могло бы иметь ошеломительный эффект. Но пока это из области сослагательной риторики. К тому же, слишком часто мы видим, что авторитаризм, даже просвещенный, оборачивается просто авторитаризмом.

Поэтому альтернативы в виде постоянного противоборства между консервативной и прогрессивной частью элит, а следовательно - сохранения хрупкого статус-кво - пока нет.

Тем не менее, Токаев умеет ждать. Есть косвенные признаки, что в последнее время он сумел если не превратить в своих сторонников, то уж точно не в ярых противников нескольких тяжеловесов.

К тому же, даже оппоненты сегодня вынуждены признать, что Елбасы, будучи талантливым политиком, сделал единственно правильный выбор, «назначив» преемником Токаева. И дело даже не в том, что он не принадлежит ни одному из кланов, и даже не в том, что по своему психотипу он не склонен к резким шагам. Скорее, Назарбаев понимал, что режиму предстоят серьезные испытания и Токаев та фигура, которая сможет сохранить ему положение НАД схваткой. Слишком хорошо Елбасы знает свое окружение, размеры их амбиций и ресурсов, а потому старый добрый принцип «разделяй и властвуй» по-прежнему его главное оружие.

Именно поэтому все чаще и чаще в информационном пространстве появляются «вбросы» о возможных досрочных президентских выборах, чтобы, с одной стороны, «пощекотать» нервы Токаеву, а с другой – подпитать надежды его оппонентов. Но, как ни парадоксально, именно фигура Назарбаева по-прежнему является гарантом стабильности политической системы Казахстана. Его преждевременный уход может запустить катастрофические процессы на нашем так называемом Олимпе, которые неминуемо отзовутся - и не только внутри страны, но и за ее пределами. Елбасы понимает, что как сам Токаев должен «осознать» свой статус, так и госаппарат должен «привыкнуть» к Токаеву. Хотя то, как быстро «привыкло» к Токаеву общество может и вызывать у него некоторую ревность.

К тому же, идет еще один объективный процесс – среднее и нижнее звено госаппарата стремительно обновляется. Большинство нынешних клерков уже не являются носителями «институциональной памяти» назарбаевской эпохи. Часть из них по простоте душевной не просто «притворяются», что исполняют поручения президента, но и пытаются действительно их выполнить.

В конце концов, именно либеральная повестка дня, при всей ее подавляющей декларативности, позволяет сегодня Казахстану вполне прилично выглядеть в глазах мирового сообщества. Особенно на фоне своих соседей, включая Россию. Откатываться назад уже бессмысленно, да и не выгодно никому, даже нынешним выгодополучателям – необъяснимость большого богатства становится токсичным активом.

И наконец, именно растущая поддержка общества – сегодня главный гарант политического долголетия Токаева. Наше общество очень прагматично, и не факт, что оно действительно желает резких перемен. Скорее, оно за того, кто его «слышит». Для начала уже неплохо. Рост гражданской активности говорит о том, что в недрах «биомассы» пробиваются ростки самосознания и теперь все зависит от того, сможет ли Токаев трансформировать эту энергию в созидательную, или его оппоненты загонят ее в протесты, или бессмысленные, или беспощадные.

Оставить комментарий

Политика

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33