четверг, 28 октября 2021
,
USD/KZT: 425.67 EUR/KZT: 496.42 RUR/KZT: 5.81
Карим Масимов издаст две книги о пограничниках Тоқаев Түркіменбасының ұсынысын қабыл алды ма? На трансферном рынке 370 игроков казахстанской премьер-лиги (КПЛ) стоят 55 млрд тенге Ең аз жалақы алатын қызметкерлер кім? Чипирование, штрафы, собачьи бои: депутаты приняли законопроект о «защите животных» Қазақстанда ЭКО бағдарламасы бойынша 25 мыңыншы бала дүниеге келді Минкультуры выделило на издание книг чиновников и депутатов Т705 млн Солтүстік Қазақстан облысында 40 млн теңгеге салынған қазандық іске аспай қалды Работа над вакциной QazVac: ученые-разработчики получат премию в Т37,2 млн от государства Электронные сигареты реабилитированы Алматы лидирует по бракам и разводам среди регионов Казахстана В Мангистауской области заработают проекты на 167 млрд тенге Қытайдан келетін тауарлар қымбаттайды – мамандар Маңғыстау облысында ауыз су мәселесі жылдан жылға ушығып барады Казахстанские чиновники хотят потратить S280 млн на развитие национального духа Объем вкладов за год в Казахстане вырос на 3 трлн тенге "Халық-Life" компаниясы баспасөз конференциясын өткізеді Казахстан предоставил транзитный коридор для афганских женщин В Казахстане в 2022 году появятся два новых налога Цой коронавирусқа қарсы ақылы вакциналар туралы айтты Microsoft заблокировала более 13 млрд подозрительных писем «Оқушыға екпе салып жатыр»: Мектепте белгілі дәрігер дау шығарды Четыре спектакля представит Темиртауский ТЮЗ на Большой сцене ARTиШОКа Қасым-Жомарт Тоқаев БҰҰ басшылығымен кездеседі В Казахстане увеличилось количество ИП на 32%

Можно ли доверять Америке Джо Байдена?

Джозеф Най

Может ли избранный президент Джо Байден восстановить доверие, утраченное за время президентства Трампа? В краткосрочной перспективе да. Смена стиля и политики улучшит позиции Америки в большинстве стран. Трамп был крайне необычным американским президентом. Президентство стало его первой работой в государственных органах власти; свою карьеру он сделал в мире нью-йоркской недвижимости и телевизионных реалити-шоу, где царит игра с нулевой суммой, а шокирующие заявления привлекают внимание прессы и помогают контролировать повестку дня.

Напротив, Байден – закалённый политик, имеющий большой опыт во внешней политике, который появился благодаря нескольким десятилетиям работы в Сенате и восьми годам вице-президентства. Его первые заявления и назначения, сделанные после выборов, произвели глубокий эффект на союзников, восстанавливая утраченное доверие.

Проблема Трампа с союзниками заключалась не в лозунге «Америка прежде всего». Как я пишу в книге «Важна ли мораль? Президенты и внешняя политика от Рузвельта до Трампа», президентам доверено отстаивание национальных интересов. Важный моральный вопрос состоит в том, как именно президент определяет эти национальные интересы.

Трамп выбрал их узкое, меркантильное определение. Как утверждает его бывший советник по национальной безопасности Джон Болтон, Трамп иногда путает национальные интересы со своими личными, политическими и финансовыми интересами. Между тем многие президенты США, начиная с Гарри Трумэна, как правило, шире смотрели на национальные интересы и не путали их со своими собственными. Трумэн понимал, что помощь другим странам соответствует национальным интересам Америки, при этом он даже отказался дать своё имя плану Маршалла по оказанию помощи послевоенному восстановлению Европы.

Напротив, Трамп с презрением относился к союзникам и к системе многосторонних отношений, с готовностью демонстрируя это на встречах «Большой семёрки» и НАТО. Даже когда он совершал полезные действия, выступив против китайских злоупотреблений во внешней торговле, он не смог организовать скоординированное давление на Китай, а вместо этого вводил пошлины против союзников США. Стоит ли удивляться, что многие из них стали задаваться вопросом, чем мотивирована американская (вполне обоснованная) борьба с китайским технологическим гигантом Huawei – соображениями безопасности или всё-таки коммерции.

Выход Трампа из Парижского климатического соглашения и Всемирной организации здравоохранения посеял сомнение в готовности Америки бороться с транснациональными глобальными угрозами, такими как глобальное потепление и пандемии. Байден планирует присоединиться обратно и к Парижскому соглашению, и к ВОЗ, и он выступает с обнадёживающими заявлениями по поводу НАТО; всё это окажет мгновенное благотворное влияние на мягкую силу Америки.

Однако перед Байденом возникла намного более глубокая проблема с доверием. Многие союзники задаются вопросом: а что вообще происходит с американской демократией? Как можно быть уверенными в том, что страна, которая в 2016 году произвела на свет такого странного политического лидера, как Трамп, не произведёт ещё одного такого же в 2024 или 2028 годах? Не находится ли американская демократия в состоянии упадка, лишая страну способности вызывать доверие?

Снижение уровня доверия к правительству и другим государственным институтам способствовало приходу к власти Трампа, но не началось вместе с ним. Низкий уровень доверия к правительству уже полвека является американской проблемой. После успехов во Второй мировой войне три четверти американцев заявляли о высоком уровне доверия к правительству. Их число сократилось примерно до одной четверти после Вьетнамской войны и Уотергейтского скандала в 1960-е и 1970-е. К счастью, поведение граждан (например, в вопросах уплаты налогов) обычно оказывается намного лучше, чем можно было бы предположить, судя по их ответам в опросах.

Наверное, самой лучшей демонстрацией фундаментальной силы и устойчивости американской демократической культуры стали выборы 2020 года. Несмотря на худшую за столетие пандемию и на мрачные прогнозы ужасных условий для голосования, была зарегистрирована рекордная явка избирателей, а тысячи местных официальных лиц (республиканцев, демократов и независимых), которые занимались организацией выборов, считали честное выполнение этой работы своей гражданской обязанностью.

В штате Джорджия, где Трамп проиграл с небольшим отрывом, республиканский госсекретарь, отвечающий за проведение выборов, не поддался на безосновательную критику со стороны Трампа и других республиканцев, заявив: «Я живу под девизом “Цифры не лгут”». Исковые заявления Трампа, где утверждалось о масштабных фальсификациях на выборах, но не содержалось никаких доказательств, были отвергнуты многими судами, в том числе судьями, которых назначал сам Трамп. А в Мичигане и Пенсильвании республиканцы противостояли его попыткам заставить законодателей штата отменить результаты выборов. Вопреки прогнозам левых о грядущей катастрофе и прогнозам правых о фальсификациях, американская демократия доказала, что она сильна и что у неё глубокие местные корни.

Тем не менее, американцы, и в том числе Байден, наткнутся на опасения союзников, которые не знают, насколько можно быть уверенными в том, что США не изберут ещё одного Трампа в 2024 или 2028 годах. Союзники видят поляризацию политических партий, отказ Трампа признать поражение, отказ лидеров республиканцев в Конгрессе осудить такое поведение президента или даже открыто признать победу Байдена.

Трамп использовал свою базу ревностных сторонников для установления контроля над Республиканской партией, угрожая поддержать альтернативных кандидатов вместо умеренных политиков, которые отказывались следовать его линии. Согласно репортажам журналистов, примерно половина республиканцев в Сенате презирают Трампа, но одновременно они боятся его. Если Трамп попытается удержать контроль над партией, покинув Белый дом, Байден столкнётся с серьёзными трудностями в работе с Сенатом, контролируемым республиканцами.

К счастью для американских союзников, хотя политическое мастерство Байдена будет подвергнуто испытанию, существует Конституция США, которая даёт президенту больше полномочий во внешней политике, чем во внутренней, поэтому краткосрочное улучшение сотрудничества будет реальным. Кроме того, в отличие от 2016 года, когда был избран Трамп, новейший опрос Чикагского совета по глобальной политике показывает, что рекордно большое число американцев – 70% – хотят, чтобы внешняя политика страны была ориентирована на сотрудничество, а не изоляцию.

Тем не менее, на подвисший долгосрочный вопрос – могут ли союзники быть уверены в том, Америка не породит ещё одного Трампа, – нельзя ответить с полной уверенностью. Многое будет зависеть от успехов в борьбе с пандемией и в деле восстановления экономики, а также от политического мастерства Байдена в управлении политически поляризованной страной.

Джозеф Най профессор Гарвардского университета, автор новой книги «Важна ли мораль? Президент и внешняя политика от Рузвельта до Трампа».

Copyright: Project Syndicate, 2020. www.project-syndicate.org

Оставить комментарий

Политика

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33