вторник, 11 мая 2021
,
USD/KZT: 426.99 EUR/KZT: 514.35 RUR/KZT: 5.81
Бауыржан Байбек и Жанболат Мамай не смогли примириться друг с другом В акимате Алматы начнут публиковать список организаций, которые незаконно вырубили деревья В 14 регионах Казахстана ветеранам ВОВ выплачена материальная помощь Сколько и каких земель передадут для лесоразведения государственным лесхозам? Таджикистан назвал официальное число погибших на границе с Кыргызстаном Автобусные парки будут приватизированы до 2025 года Токаев о конфликтах в СНГ: «Армия всегда должна быть готова к отражению внешних угроз» Экс-глава Упрздрава Мангистауской области нанесла ущерб государству в 29 млн. тенге Биртанову снова продлили срок домашнего ареста Токаев присвоил генеральские звания военным, полицейским и сотрудникам КНБ Moderna признана лучшей вакциной от коронавируса Мужчина умер после получения второго компонента «Спутника V». Комментарий УОЗ Алматы Минздрав ответил на заявление депутата о премиях по 15 млн. тенге Токаев присвоил генеральские звания военным, полицейским и сотрудникам КНБ Электронный формат ЕНТ стартовал в Казахстане Госбюджет потратил 25 тысяч тенге на каждого казахстанца Глава МИД России объяснил заявления российских политиков о территории Казахстана Почему увеличился интервал между дозами «Спутник V», объяснил министр здравоохранения Прокуратура просит продлить Биртанову домашний арест с ужесточением Суд Индии признал геноцидом смерть жителей из-за нехватки кислородных баллонов Президент Кыргызстана подписал новую Конституцию Перушаев жестко высказался о работе Минздрава: «Выписывают себе премии по 15 млн. тенге» Нацбанк планирует ввести цифровой тенге С 6 мая в Нур-Султане начнется вакцинация китайским препаратом В бюллетенях появится графа «Против всех»

О европейских санкциях, британских слушаниях и нашем обществе

Несомненно, несущей осью резолюции Европарламента от 12 февраля был открытый намек на возможное введение санкций в отношении нарушителей прав человека в Казахстане. Реакция на него наших властей показала, что режим очень обеспокоен. Однако, многое будет зависеть от самого гражданского общества, а не от европолитиков. Впрочем, кое в чем они обойдутся без помощи, как, например, по делу лондонской недвижимости старшей дочери и старшего внука первого президента РК.

Не отвлекайтесь

По версии некоторых отечественных конспирологов, спикер сената Маулен Ашимбаев призвал не политизировать тему Ашаршылыка только для того, чтобы увести возбужденное общественное мнение от резолюции Европарламента. Слабенькая, признаться, версия, тем более, это тоже самое, что тушить пожар керосином. Однако, следует отметить, что, действительно, внимание общества к теме возможного введение персональных (адресных) санкций несколько снизилось. И это говорит не только о том, что «глас народа» понятие непостоянное, но и о незрелости понимания самой темы.

Не нами было замечено, что число казахстанцев, посмотревших фильм Алексея Навального «Дворец Путина» в десятки (а иногда и в сотни) раз больше любого самого «кассового» журналистского расследования, касающегося отечественных чиновников и (или) олигархов, включая высшее руководство страны. Но мы не будем останавливаться на психолого-политической составляющей подобного феномена, а лишь отметим, что наши соотечественники не до конца понимают, что такое санкции. Поэтому, кроме прочего, бытует мнение, что Евросоюз тем самым только шантажирует Астану, но ничего толком сделать не может – прав нет.

На саму резолюцию Астана так и не дала внятного ответа. Сначала был неуклюжий ответ МИД в стиле «вы все врете». А на днях сам глава внешнеполитического ведомства в ходе онлайн-заседания сегмента высокого уровня 46-й сессии Совета ООН по правам человека (СПЧ ООН) повторил примерно тоже самое. Тлеуберди бойко рассказал про новый закон о митингах, декриминализацию клеветы, гуманизацию уголовного законодательства, 30-процентную квоту для женщин и отмену сметной казни. Не станем оппонировать сейчас главе МИД РК, а лишь напомним, что об этом тоже сказано в резолюции в положительном ключе.

Кстати, следует особо подчеркнуть, что оратор по совместительству является вице-премьером, поэтому его заявление можно в полной мере считать официальной позицией правительства Казахстана, которое в переводе на нормальный язык звучит как: «Мы не признаем ваши претензии, у нас все хорошо, а лучше примите нашу заявку на членство в СПЧ ООН на 2022-24 годы». И это, безусловно, тоже будет взято на заметку политиками Евросоюза. Впрочем, как мы уже подчеркивали прежде, европарламентарии особо не надеялись на то, что Казахстан примет резолюцию и начнет мгновенно выполнять ее «настоятельные рекомендации» – нужно было просто в лишний раз доказать и зафиксировать этот момент, чтобы потом не говорили, что не предупреждали.

Механизм включен

Однако формальностью назвать этот документ никак нельзя, хоть он и является одним из необходимых шагов в деятельности Евросоюза по части внедрения европейских демократических принципов. И не стоит думать, что у них нет полномочий и действенных механизмов на введение персональных мер «наказания рублем» в отношении главных нарушителей прав человека в Казахстане. Как раз-таки наоборот. В декабре прошлого года там был принят так называемый «глобальный режим санкций», который не просто дал право, но и обязал страны-члены ЕС пресекать подобные нарушения, даже если они находятся вне пределов его юрисдикции. Кроме прочего, дело касается заморозки активов (счетов в банках, личных компаний, недвижимости и так далее) «политически значимых лиц» (ПЗЛ).

Наверное, мы не откроем большого секрета, если скажем, что потенциальные фигуранты санкционного списка уже давно известны, как в Европе, так и в Соединенных Штатах. На данный момент в нем от 15 до 20 человек, и по большей части это очень узнаваемые в стране лица – главным образом, из окружения первого президента. Но список может корректироваться и дополняться – точно так же, как «Глобальный Акт Магнитского», по образу и подобию которого был принят «санкционный» закон.

Поэтому нынешние действия руководства Казахстана, пытающееся сделать хорошую мину при плохой игре, лишь подстегивают Европу к дальнейшим действиям. Можно сказать, что уже включился механизм, хорошо смазанный антикоррупционными законодательствами отдельных государств ЕС и самого Союза, и остановить его заявлениями казахстанского МИДа будет невозможно. Да и европейские лоббисты и адвокаты наших клептократов не в силах будут помочь, в том числе потому, что они сами могут быть легко привлечены к уловной ответственности за помощь в отмывании капиталов, полученных путем финансовых преступлений (в первую очередь, через коррупционные сделки).

Мы вас слушаем!

Кстати, об адвокатах. Юридические представители Дариги Назарбаевой и Нурали Алиева в ходе прошлогодних судебных слушаний (которые проходили в гражданском порядке) оказали правоохранительным органам Великобритании и Международному консорциуму журналистов-расследователей неоценимую услугу. Когда в Высоком суде Лондона они пытались доказать, что деньги на приобретение элитной недвижимости в столице Англии их казахские заказчики добыли честным путем, то выложили цепочку офшорных фирм, через которые проходили эти деньги. То есть, они, с одной стороны, раскрыли саму схему отмывания капиталов, а с другой косвенно доказали, что они не совсем честные – ведь никто не станет проводить деньги через несколько счетов, если не пытаешься их скрыть.

Мы как-то говорили, в том числе и устами Акежана Кажегельдина, что в скором будущем должны пройти слушания в Британском парламенте, посвященные противодействию экономическим преступлениям, где отдельная глава будет посвящена дочери и внуку первого президента Казахстана. Недавно стало известно, что эта тема будет поднята уже в течение ближайшего месяца – судя по графику на официальном сайте parliament.uk, до 21 марта в Комитете казначейства должны будут озвучены материалы, предоставленные группой экспертов по международному праву, политике и финансам, в том числе и по странам Центральной Азии.

По опубликованным тезисам можно понять, что Британия не намерена мириться с тем, как закончились прошлогодние судебные слушания. Впрочем, они изначально не означали победу Дариги Нурсултановны и Нурали Рахатовича. Можно сказать, наоборот – решение судьи означало, что теперь ПЗЛ из Казахстана буду копать глубже и тщательней, и уже не в гражданском, а, возможно, в уголовном порядке. Другими словами, арест пары домов и квартир в Лондоне может показаться цветочками.

Но вернемся к тезисам предстоящих слушаний. Так, например, будет обращено внимание на то, что судья поверил ответу казахской прокуратуры о том, что активы Назарбаевой были законными, при том, что «при клептократии правоохранительные органы и суды работают, чтобы легитимизировать власть и деньги от имени власть имущих». По мнению экспертов, это может создать досадный прецедент, когда для оправдания перед британским (и западным в целом) правосудием, достаточно будет справки от прокурора из Казахстана или любой другой тоталитарной страны с признаками авторитаризма.

Здесь важно отметить, что там существует так называемое прецедентное право, по которому однажды вынесенное решение может существенно повлиять на все последующие. Поэтому тщательно разобраться с имуществом Назарбаевой в Лондоне – это дело принципа для британцев. А если развить тему, то, наоборот, привлечение к ответственности Дариги Нурсултановны или ее лондонского имущества, может создать прецедент для всего другого «необъяснимого богатства», оказавшегося в руках клептократов из Казахстана, России, республик бывшего СССР и других автократий мира. В общем, слушания в Комитете казначейства Британского парламента, несомненно, будут иметь международное значение, и наша страна (а точнее, отдельные ее граждане) там будет фигурировать в числе «лидеров».

Не частный случай

Понятно, что каждое факт и каждый вывод докладчиков будет сопровождаться доказательствами. В ближайшие пару недель также можно ждать новых публикаций в прессе – чтобы усилить эффект. Но кое-какие примеры приведены и в тезисах предстоящих слушаний. Так, говорится, что для покупки одной из квартир Нурали Алиев получил кредит в размере 65 миллионов долларов из казахстанского банка «Нурбанк» через компанию, которая затем дала заем другому лицу. Далее цитата: «Нурали Алиев был конечным владельцем всех этих построек, но его собственность была скрыта за счет использования нескольких уровней подставных компаний. На момент получения кредита он сам был председателем Нурбанка, а его мать, Дарига, была его основным акционером. Неясно, выплачивал ли когда-либо Алиев кредит назад или был ли договор займа представлен в суд в качестве доказательства. Договор вызвал много вопросов: если кредит был законным, почему были предприняты усилия, чтобы скрыть получателя кредита и создать впечатление, будто ссуда отправлено третьему лицу? Кто именно в банке одобрил ссуду? И все же «Нурбанк» – теперь уже не Дариги Назарбаевой, а сестра соратника бывшего мужа (имеется в виду Сарсенова, – авт.) сказала, что ссуда была законной. Не ясно на каких доказательствах был основан этот вывод… Даже если была известна полная информация, этот пример снова подчеркивает проблему того, что британский суд полагается на информацию из любого учреждения, основанного на клептократии».

И еще один факт из этих тезисов, теперь касающийся самой Дариги Нурсултановны. По ее утверждениям, один из объектов недвижимости она приобрела за счет продажи «Сахарного центра». При этом эксперты приводят ссылку на материалы журналистского расследования, которое приводит к мысли, что дочь первого президента «контролировала казахстанское предприятие сама, что означало бы, что Назарбаева «просто переводила деньги с одного из своих активов в другой, имитируя настоящую продажу – и эти детали сделки не пролили бы света на истинное происхождение средств». И как резюме: «Дарига Назарбаева могла ввести в заблуждение Высокий суд, утверждая, что эта продажа акций была источником».

Продолжение следует…

На этом можно было закончить сегодняшнее повествование, но добавим еще пару штрихов. В первую очередь, нужно подчеркнуть, что те самые санкционные списки формируются не по прихоти отдельных евродепутатов, их групп или западных лоббистов. Тут нет никаких конспирологических версий – все просто: нарушители прав человека сами «зарабатывают» себе на санкции, а их нужно просто фиксировать и документально доказывать.

Здесь можно пользоваться даже официальными источниками информации, новостями, репортажами с митингов, свидетельствами очевидцев, материалами журналистских расследований и так далее. И собирают эти данные наши сограждане, а не агенты иностранных разведок. Точно также и формируется сам санкционный список. Кстати, на днях на одной из виртуальных площадок гражданского общества состоится обсуждение этого самого списка, пройдет его утверждение (понятно, что многих туда можно записать, но на первый раз дело не в количестве, а «качестве» фигурантов – «право-нарушителей»), после чего он будет передан в Европарламент.

Кстати, после обнародования резолюции стали говорить, что она была плодом неимоверных усилий Мухтара Аблязова и его команды. Совсем отрицать деятельность его группы не станем, но дело в том, что это едва ли так, поскольку и он в том числе может стать фигурантом расследования.

Оставить комментарий

Политика

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33