среда, 22 сентября 2021
,
USD/KZT: 425.85 EUR/KZT: 499.78 RUR/KZT: 5.81
МИИР собирается субсидировать 10 авиамаршрутов 5 миллионов казахстанцев прошли онлайн-перепись Токаев прибыл в Мангистаускую область 100 субъектов АПК обязаны возвратить в бюджет около 5 млрд. средств Объём казахстанского импорта составил 21,7 млрд долл. США Объём займов на душу населения в Казахстане вдвое ниже, чем в России Сколько тратят казахстанцы на коммунальные услуги? Турция не признает юридической силы прошедших выборов в Госдуму в Крыму В Казахстане одобрены очередные послабления для бизнеса Как будут защищать персональные данные в Казахстане? «Михаил Ломтадзе и Kaspi.kz получили три награды на Kazakhstan Growth Forum» Казахстан в рейтинге устойчивого развития поднялся с 65-го на 59-е место В 2026 году Казахстан намерен отказаться от использования угля Как снизить инфляцию в Казахстане до «докоровирусного» уровня? Международный союз электросвязи при ООН установил новый код +997 def для Казахстана Нурлан Смагулов решил, что «искусство должно принадлежать народу» В компании «Шеврон» новый управляющий директор Экс-премьер Серик Ахметов вышел на свободу Выстрел в Алматы - жертвами ипотеки стали невинные люди Участие СБЕРа в цифровизации вопрос решенный Социально значимые продукты питания подорожали с начала года на 10% Письмо с призывом помиловать Атабека отправлено в Акорду Смерть без СИЗ В Казахстане растёт дефицит школьных мест В Казахстане выявили три тысячи фактов незаконного предоставления жилья в аренду

Аргументы в пользу универсального базового дохода

Штеффен Хертог

Идея обеспечиваемого государством универсального базового дохода (UBI) набирает обороты во всем развитом мире. В то время как продвижение UBI на Западе сталкивается с серьезными политическими и фискальными препятствиями, эта идея завоевывает популярность в регионе, где условия для введения универсальной системы денежных субсидий более благоприятны, на богатом Аравийском полуострове, экспортирующем нефть.

Хотя нефтяные монархии Персидского залива и являются в значительной степени авторитарными, они уже предоставляют своим гражданам очень щедрые льготы, включая бесплатное образование и здравоохранение, дешевую энергию и, что наиболее важно, неявные гарантии занятости в государственном секторе. Около двух третей работающих граждан в странах Совета сотрудничества стран Персидского залива (GCC) работают в государственном секторе.

Эта система создала как значительный средний класс, так и серьезные экономические перекосы. Энергетические субсидии наносят ущерб окружающей среде и являются непропорционально выгодными для более богатых домохозяйств, в то время как избыточная занятость в государственном секторе непродуктивна и выводит граждан из экономики частного сектора. Хотя сегодняшние новые участники рынка труда часто не имеют доступа к государственной службе, подобный подход искажает их ожидания в отношении заработной платы и рабочего времени.

Поскольку цены на нефть упали, а число граждан трудоспособного возраста продолжает расти, существующие системы социального обеспечения в государствах Персидского залива стали финансово неустойчивыми. Однако реформировать государственную занятость оказалось весьма непросто. Массовые увольнения в государственном секторе политически нереалистичны. Задача состоит в том, чтобы найти новую модель разделения богатства, которая была бы более справедливой, более прозрачной, менее деформирующей с экономической точки зрения и устойчивой с финансовой.

Как я утверждал в недавней статье, наиболее интуитивно понятным и защищенным от несанкционированного вмешательства механизмом для такого распределения богатства будет UBI. Положение стран GCC является исключительным: у них есть возможность финансировать подобную схему без повышения налогов, путем реформирования существующей политики разделения богатства. Ключевая идея состоит в том, чтобы отделить внутреннюю энергетическую политику и занятость в государственном секторе от процесса распределения богатства, тем самым обеспечив столь необходимую рационализацию в обеих областях.

UBI будет финансироваться за счет экономии от сокращения внутренних энергетических субсидий, прекращения найма в государственном секторе и постепенного сокращения задействованной в нем рабочей силы. Те, кто покидает государственный сектор, получат новую денежную субсидию в качестве вознаграждения на возмездной основе; дополнительные стимулы «золотого рукопожатия» могут помочь ускорить процесс. UBI предоставит всем взрослым гражданам гарантированный базовый доход, а также достаточный стимул для получения дополнительного дохода в частном секторе.

Арабский UBI не столкнется ни с одной из проблем, которые преследуют подобные предложения в странах ОЭСР. Помимо того, что такая мера не требует введения каких-либо новых налогов, она не будет создавать отрицательных стимулов для рынка труда по сравнению с существующим положением дел, поскольку экономические искажения, возникающие из-за неэффективной занятости в государственном секторе, намного хуже.

В недавнем проекте, поддержанном Кувейтской программой Лондонской школы экономики и Кувейтским центром государственной политики, я показал, как арабский UBI может работать на практике. Простое перенаправление текущих энергетических субсидий Кувейта на UBI могло бы финансировать значительные ежемесячные гранты для граждан. Чтобы уменьшить искажения нынешней модели распределения богатства, выплаты следует дифференцировать. Поскольку кувейтские граждане, работающие в государственном секторе, уже получают крупные косвенные трансферты, они могли бы получать минимальный грант в размере около 200 долларов в месяц, который компенсировал бы им более высокие расходы на энергию в результате сокращения субсидий.

Это позволит оставить достаточно сбережений, чтобы выплачивать каждому взрослому гражданину, не работающему в государственном секторе, ежемесячный грант в размере 700 долларов США, а также каждому ребенку — грант в размере 230 долларов США. Эти выплаты не обеспечат получателям комфортной жизни, но в то же время помогут сократить разрыв в заработной плате между государственным и частным секторами, который в настоящее время составляет для граждан Кувейта около 1400 долларов в месяц. Граждане со скромными зарплатами в частном секторе могли бы дополнить их UBI, чтобы достичь социально приемлемого уровня совокупного дохода. С политической точки зрения, введение UBI было бы мощной компенсацией резкого сокращения найма в государственном секторе.

Мои оценки показывают, что, хотя все основные категории доходов кувейтских домохозяйств будут чистыми бенефициарами реформы, более бедные домохозяйства выиграют значительно больше, что обеспечит реформе прогрессивный характер. Иностранные домохозяйства в Кувейте не обяжут к прямой компенсации за повышение цен на энергоносители и, таким образом, они не испытают чрезмерного негативного финансового воздействия.

Хотя такие домашние хозяйства обычно характеризуются очень низким энергопотреблением, Кувейт должен строго соблюдать свои правила формирования минимальной заработной платы, чтобы ни один иностранный работник с низким доходом не столкнулся с энергетической бедностью. Мои оценки также показывают, что влияние повышения энергетических затрат на инфляцию и конкурентоспособность местных компаний будет минимальным.

Более того, используемые здесь значения UBI являются оценками нижней границы. Денежные субсидии могли бы быть значительно выше, если бы финансировались за счет сбережений в результате постепенного сокращения занятости в государственном секторе Кувейта. Сокращение государственного фонда заработной платы на 10% может обеспечить увеличение ежемесячных выплат UBI взрослым на 650 долларов. А благодаря заложенному в эту модель механизму самоусиления решение кувейтцев покинуть государственный сектор ради получения UBI добавило бы системе дополнительные ресурсы.

Отделение занятости в государственном секторе от распределения богатства предоставило бы гражданам более сильные стимулы приобретать актуальные для частного сектора навыки. Поскольку UBI будет безусловным, он не будет «облагаться налогом» по мере роста частных доходов, минимизируя тем самым препятствия к трудоустройству, в отличие от традиционных программ социального обеспечения с их процедурами проверки материального положения. Гарантия базового дохода предоставила бы гражданам возможность самостоятельно брать на себя предпринимательский риск и максимально использовать свои таланты.

И положение Кувейта не уникально. Другие нефтедобывающие страны в регионе Ближнего Востока и Северной Африки (БВСА) используют аналогичные системы патронажа, для которых характерны, по сути, те же искажения и финансовые проблемы. Такое же обоснование реформ UBI применимо и в других странах GCC, и даже в таких богатых нефтью государствах, как Ливия и Ирак, хотя денежные гранты там будут меньше.

В настоящее время щедрый UBI остается недоступным для западных стран. В нефтяных государствах БВСА, напротив, некоторая форма прямого разделения богатства может быть единственным политически осуществимым способом реформирования существующих структур социального обеспечения и избегания долгосрочного финансового кризиса.

Штеффен Хертог – профессор сравнительной политологии Лондонской школы экономики, является соавтором (с Диего Гамбетта) книги «Инженеры джихада: любопытная связь между экстремизмом и образованием».

Copyright: Project Syndicate, 2020. www.project-syndicate.org

Оставить комментарий

Политика

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33