пятница, 07 мая 2021
,
USD/KZT: 426.99 EUR/KZT: 514.35 RUR/KZT: 5.81
Бауыржан Байбек и Жанболат Мамай не смогли примириться друг с другом В акимате Алматы начнут публиковать список организаций, которые незаконно вырубили деревья В 14 регионах Казахстана ветеранам ВОВ выплачена материальная помощь Сколько и каких земель передадут для лесоразведения государственным лесхозам? Таджикистан назвал официальное число погибших на границе с Кыргызстаном Автобусные парки будут приватизированы до 2025 года Токаев о конфликтах в СНГ: «Армия всегда должна быть готова к отражению внешних угроз» Экс-глава Упрздрава Мангистауской области нанесла ущерб государству в 29 млн. тенге Биртанову снова продлили срок домашнего ареста Токаев присвоил генеральские звания военным, полицейским и сотрудникам КНБ Moderna признана лучшей вакциной от коронавируса Мужчина умер после получения второго компонента «Спутника V». Комментарий УОЗ Алматы Минздрав ответил на заявление депутата о премиях по 15 млн. тенге Токаев присвоил генеральские звания военным, полицейским и сотрудникам КНБ Электронный формат ЕНТ стартовал в Казахстане Госбюджет потратил 25 тысяч тенге на каждого казахстанца Глава МИД России объяснил заявления российских политиков о территории Казахстана Почему увеличился интервал между дозами «Спутник V», объяснил министр здравоохранения Прокуратура просит продлить Биртанову домашний арест с ужесточением Суд Индии признал геноцидом смерть жителей из-за нехватки кислородных баллонов Президент Кыргызстана подписал новую Конституцию Перушаев жестко высказался о работе Минздрава: «Выписывают себе премии по 15 млн. тенге» Нацбанк планирует ввести цифровой тенге С 6 мая в Нур-Султане начнется вакцинация китайским препаратом В бюллетенях появится графа «Против всех»

Байден и рекалибровка отношений США с Саудовской Аравией

Бернард Хейкел

Администрация президента США Джо Байдена отказалась вводить персональные санкции против наследного принца Саудовской Аравии Мухаммеда бин Салмана, хотя, согласно опубликованным недавно данным ЦРУ, именно он «одобрил операцию […] по захвату и убийству» саудовского журналиста Джамаля Хашогги в Стамбуле в 2018 году. Отказавшись наказывать МБС, как часто называют этого фактического правителя саудовского королевства, Байден многих разочаровал. Однако на самом деле он совершенно правильно поставил на первое место важнейшие отношения Америки с этой страной.

Госсекретарь США Энтони Блинкен хорошо суммировал позицию администрации, когда заявил, что, несмотря на желание Америки провести «рекалибровку» американо-саудовских связей, эти двусторонние отношения «важнее, чем любой конкретный человек». Заявление Блинкена, которое можно в равной степени отнести и к убитому Хашогги, и к МБС, подчёркивает один важный факт. Байден, как и все остальные президенты США, начиная с Дуайта Эйзенхауэра в 1950-х годах, понимает, что Саудовская Аравия крайне необходима для поддержания американских стратегических интересов на Ближнем Востоке и во всём остальном мире, и поэтому он предпочёл не рисковать разрывом отношений, поссорившись со следующим монархом королевства.

Многие демократы недовольны явной разницей между тем, что Байден заявлял по поводу Саудовской Аравии во время избирательной кампанией (он объявил тогда, что сделает их «реальными изгоями, которыми они и являются»), и реалиями компромиссного подхода к управлению внешнеполитическими интересами Америки. Критики Байдена хотели, чтобы МБС был наказан (или даже исключён из числа наследников саудовского престола); они считают решение не подвергать наследного принца санкциям предательством той принципиальной внешней политики, которую президент обещал проводить.

Однако причина, по которой Байден выбрал эту позицию, у всех на виду. И это не потенциальные продажи королевству американского оружия, что мотивировало американскую политику при бывшем президенте Дональде Трампа, с его торгашеским мировоззрением. Причина в том, что американо-саудовские отношения опираются на множество взаимных, стратегических интересов, которые не зависят от того, кто находится у власти в Эр-Рияде или Вашингтоне.

Например, у этих двух стран имеется общая заинтересованность в стабильности мировых энергетических и финансовых рынков, а также в лидерстве доллара США как мировой резервной валюты. Вся саудовская нефть продаётся за доллары, и ни одна из сторон не заинтересована в изменении этого порядка.

Кроме того, Америка и Саудовская Аравия согласны с необходимостью стабилизировать Ближний Восток, бороться с глобальными группировками джихадистов, сдерживать Иран, завершить войну в Йемене и восстановить эту страну, наконец, нормализовать отношения арабских стран с Израилем. Даже обуздание пандемии Covid-19 требует содействия Саудовской Аравии, поскольку ежегодное паломничество (хадж) в Мекку – в этом году оно, вероятно, возобновится – исторически являются праматерью всех глобальных мероприятий супер-распространителей болезней.

По всем этим причинам двусторонние отношения должны оставаться крепкими, а королевство – стабильным. Наказание МБС было бы равнозначно беспрецедентному вмешательству США в линию наследования Аль Саудов и грозило переворотом в этой стране.

Трамп вёл дела с саудитами в крайне персональной манере, в основном через своего зятя, Джареда Кушнера, который поддерживал тесные связи напрямую с МБС. Такой подход поощрял рискованное поведение обеих сторон, например, МБС решил в 2017 году бойкотировать Катар, а Трамп оказался готов позволить Ирану безнаказанно бомбить саудовские нефтяные объекты и танкеры летом и осенью 2019 года.

Ещё важнее то, что тактика Трампа подрывала институциональные связи, которые давно занимали центральное место в американо-саудовских отношениях, в том числе связи между внешнеполитическими ведомствами двух стран, их разведслужбами, армиями, министерствами финансов и энергетики, а также центробанками. «Рекалибровка» Байдена в основном касается восстановления этих институциональных связей при одновременном снижении акцента на личном обмене на высшем уровне.

Появление Байдена уже оказало сдерживающее влияния на саудовское руководство, которое сигнализировало об изменениях политики сразу на нескольких фронтах. Тем самым оно негласно признало провал своей стратегии в отношении Йемена и Катара, а также избыточность репрессий против диссидентов внутри страны.

Например, саудиты пытаются – пока что без успеха – урегулировать конфликт с поддерживаемыми Ираном повстанцами хуситами в Йемене, и они отменили бойкот Катара. Внутри страны саудовские власти выпустили на свободу несколько политических диссидентов и реформаторов, прежде всего, Люджейн аль-Хазлюль, храбрую женщину-активистку.

США могут опереться на эти позитивные события, осторожно поощряя дальнейшие изменения, например, прекращение войны в Йемене, учитывая влияние королевства на различные стороны этого конфликта. В числе других саудовских действий может быть начало прямых переговоров с Ираном и продолжение освобождения политзаключённых.

Своими шумными, помпезными манерами Трамп часто публично унижал саудовское руководство, а это не приносило пользу ни Америке, ни королевству. Более мягкий подход Байдена, опирающийся на взаимные интересы, окажется целительным и долгоиграющим, что может помочь молодому принцу, который вскоре будет монархом, встать на ноги.

Бернард Хейкел – профессор ближневосточных исследований, директор Института трансрегиональных исследований современного Ближнего Востока, Северной Африки и Центральной Азии в Принстонском университете, один из редакторов (совместно с Томасом Хеггхаммером) книги «Саудовская Аравия на переходном этапе».

Copyright: Project Syndicate, 2021. www.project-syndicate.org

Оставить комментарий

Политика

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33