среда, 20 октября 2021
,
USD/KZT: 425.67 EUR/KZT: 496.42 RUR/KZT: 5.81
Казахстан на новые Нацпроекты потратит 49 трлн тенге Дәрігерді жауапқа тарту проблеманы шеше ме? Правительство обещает пополнить Нацфонд до 4 трлн тенге Американский суд наложил санкции на Аблязова и Храпунова В списке оказанных психиатрических услуг на Т20 млдр не оказалось Нур-Султана и Туркестанской области Стамбулда алданған қазақтар қаңғып қалды Почему люди массово бегут из Северного Казахстана? Ауыл үшін бөлінген ақшалар ауаға ұшып жатыр ма? Утверждены новые правила пересечения госграницы Казахстана Бизнесмены написали коллективное письмо Токаеву Цой: Казахстан не будет испытывать вакцину QazVac на детях Нұр-Сұлтанда түтін сақинасы елді шошытты Түркістанда мұғалімдер митингке шықты Нацбанк объяснил почему тенге слабеет по отношению к рублю Токаев и Абдалла Аль аш-Шейх договорились об активном сотрудничестве О чем расскажет Назарбаев в фильме "Штрихи к портрету"? Миллион за правду Для чего «Самрук-Казына» занимает $600 млн? Улучшится ли жизнь сельчан за 106 млрд тенге? Балалардан ұят емес пе? Интерес к фондовому рынку растет вместе с количеством финансовых пирамид и лже-брокеров Түркияда қазақтар ұйым құрды Алаяқтық жасаған шенеуніктер аз емес Казахстан на пороге энергетического кризиса: жители закупают свечи Родственники погибшего пятиклассника: "В Туркестане ничего не делают без контроля сверху"

Жанболат Мамай: «Угроза применения санкций – это дамоклов меч над казахстанской властью»

В День памяти жертв политических репрессий в Нур-Султане у монумента жертвам голодомора 1932-33 годов прошли собрания партий «Акжол», «Ел тірегі» и ДПК. Самым массовым из них стало мероприятие с участием сторонников Жанболата Мамая – собралось чуть более 100 человек. Поодаль стояли традиционные автобусы, скорая помощь, «глушилка» интернета и полиция, но разгонять никого не стали. Жанболат Мамай ответил на вопросы Exclusive.kz.

– Я думаю, что 31 мая мы должны выходить на площади и требовать освобождения политических заключенных независимого современного Казахстана. Мы сегодня почтили память тех жертв, которые погибли в 30-ые годы в результате массовых репрессий, голодомора, сталинских преследований. И в то же время мы сегодня озвучили имена политических заключенных Казахстана, которые пострадали из-за своих политических взглядов, гражданской активности. Я думаю, что все эти люди, которые находятся в застенках, должны быть освобождены. Государство должно не просто их немедленно их освободить, но и выплатить им компенсации. Это люди, которые просто выражали свою позицию. Тот же Арон Атабек 15 лет уже находится в тюрьме, его здоровье ухудшается с каждым годом, фактически он сейчас является инвалидом. Но власть продолжает держать его в застенках. Мы требуем освобождения Алмата Жумагулова, Кенжебека Абишева, Асета Абишева, Асхата Жексебаева, Кайрата Клышева, других активистов. Сегодня мы приехали в Астану, чтобы власть услышала нас, чтобы власть увидела, что есть люди, которые требуют свободы политических заключенных и прекращения преследования за свои политические взгляды. Токаев обещал проводить политические реформы, зарегистрировать политические партии, провести честные и свободные выборы, но ни одно обещание выполнено не было. Мы считаем, что, если власть не хочет социального взрыва, политических волнений в Казахстане, то она должна провести политические реформы, дать возможность участвовать в конкурентных выборах, выражать свою точку зрения, создавать партии, создавать независимые СМИ. И только тогда Казахстан сможет развиваться. Другого пути нет.

– Годами политическая оппозиция формировала повестку дня в Алматы. Все акции, протесты, реакции на общественные инициативы проводились в Алматы. В Астану приезжали лишь для передачи петиций и подписей, либо просить у правительства какие-либо льготы. Сегодняшний формат – другой: оппозиция впервые проводит в Астане политическую акцию. Что это за месседж? Оппозиция будет переезжать в Астану?

– Правительство находится здесь. Президент находится в Астане. Политическая верхушка, истеблишмент находятся в столице. Поэтому мы считаем, что, помимо Алматы, мы должны усиливать протестную активность в Астане. Сейчас здесь проживает более 1 млн человек. Я не думаю, что все здесь являются чиновниками и их родственниками. Есть огромное количество простых людей, которые не довольные своим социальным и экономическим положением. Трагедия сгоревших пятерых детей случилась в Астане. В столице растет социальное недовольство. Мы видим очень красивые фасады, здания в центре. Но если отъехать буквально на 20 км от Астаны, в тот же Косшы, то увидим, что там нет дорог, там нищета. Поэтому активность в Астане будет расти. Возможно, мы создадим свои штаб-квартиры, большие группы в столице, которая все чаще становится местом протестов.

– В Алматы последний земельный митинг прошел без разгона полицией, без кеттлинга. Сегодня в столичный акимат тоже занял сугубо наблюдательную позицию. Власти стали прислушиваться к мнению ДПК, оппозиции? Или, может быть, повлияли потенциальные санкционные списки?

– Вы упомянули о санкционных списках. Это действительно месседж США и Европейского парламента казахстанским властям. Европарламент принял очень жесткую резолюцию по Казахстану, впервые прозвучали угрозы применения санкций в отношении должностных лиц РК. В Конгрессе США заговорили о клептократах Казахстана, о коррумпированных чиновниках. Все это, безусловно, влияет и на правительство Казахстана. В то же время, 31 мая – это день памяти жертв голодомора, день памяти жертв политических репрессий. Если бы сегодня начали применять кеттлинг, разгоны, это было бы просто кощунственно. Поэтому власть тоже извлекает уроки. Она не хочет попасть под санкционные списки, и не хочет выглядеть совсем уж не правильно в глазах общественности. Угроза применения санкций – это дамоклов меч над казахстанской властью. Если сравнивать с белорусским руководством, казахстанские чиновники имеют виллы, яхты, огромные счета в западных банках. Санкции могут очень больно ударить по казахстанским чиновникам. Но демократические реформы начнутся только тогда, когда на площадях будут не сотни человек, а десятки тысяч. Сидеть и уповать на Запад мы не должны.

– Вы думаете, эти десятки тысяч когда-нибудь выйдут на улицы? Когда, по вашим прогнозам?

– Я думаю, что предугадать, когда в Казахстане будут массовые протесты, никто не сможет. Если посмотреть на начало 2020 года в Беларуси, то там даже 100-200 человек не собирались на площади. Там не было больших политических групп, больших независимых СМИ. Но участие Тихановской в выборах президента стало триггером для массового выхода на улицы Минска. Что станет последней каплей народного терпения в нашей стране, предсказать никто не сможет. Социально-политическая ситуация ухудшается. Каких-либо политических свобод на горизонте не предвещается. Вполне возможно, что люди выйдут на площади, и будут требовать политических перемен в стране.

Это может случиться и через месяц, и через год, и через пять лет. Во многом это будет зависеть от международной обстановки, от цен на нефть, от экономического положения в стране, от того, что происходит во власти. Здесь очень много факторов. Но недовольство есть. Можно просто поговорить с людьми, что они думают о власти, о режиме Назарбаева. Еще 10 лет назад можно было найти людей, которые реально поддерживали эту власть. Сейчас вы не найдете ни одного такого человека. На честных, свободных выборах кандидат от партии власти не победит. Поэтому ситуация будет меняться очень быстро. Предугадать это невозможно, но выход десятков тысяч людей на площади вполне реален.

– Сегодня многие ораторы говорили, что людям нужно объединяться. У этого же монумента утром выступали акжоловцы, после – «Ел тірегі», и многие из сторонников Альтаева решили остаться на мероприятие ДПК. Не буду говорить о «плачущей» партии, но, может быть, ведутся переговоры об объединении усилий с «Ел тірегі» либо о создании коалиции с ней?

– Сегодня мы разговаривали с Кайырлы Омар (член координационного совета оппозиции – авт.), гражданскими активистами Астаны. Они тоже создают какой-то совет, хотят объединиться, выработать общую повестку дня. Я им предложил одно: «Если вы хотите объединения и выработки единой позиции, давайте в Астане проведем митинг, выдвинем общую политическую повестку дня всех политических групп и партий». Этот митинг может выкристаллизовать и дать почву для объединения. Мы не должны просто сидеть за круглым столом, на словах объединяться. Это не вариант. Единственный вариант – объединяться делом, поступками. Когда мы будем совершать поступки, тогда мы увидим, у кого реальное желание бороться с этой властью, а у кого – нет. Мы готовы приехать из Алматы. Я думаю, это послужит хорошим мотивом для объединения протестных групп. Я вижу, что оппозиция готова к объединению и, возможно, общий митинг состоится в ближайшее время.

– А если вам возразят, что нужно получить разрешения властей на митинг?

– Если у них будет такая позиция, то люди это увидят. Мы не будем говорить, кто плохой, у кого плохая организация, а у кого – хорошая. Люди сами это увидят и сделают выбор, я думаю.

Оставить комментарий

Политика

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33