вторник, 28 сентября 2021
,
USD/KZT: 423.95 EUR/KZT: 495.81 RUR/KZT: 5.81
Какие фобии у казахстанцев? В акиматах не предусмотрены субсидии для частных автопарков Казахстанские полицейские расследуют 70 фактов торговли людьми Туркестан получит из Нацфонда 2,3 миллиарда тенге О чем говорил посол Казахстана с представителем Талибана? Какую материальную помощь получат семьи погибших в Таразе? Казахстанские нефтяники зарабатывают меньше всех в мире Из 600 казахстанских ломбардов контроль ведут лишь 20 Jusan приобрел Азиатско-Тихоокеанский банк, на очереди Kcell Джо Байден намерен назначить уроженку Казахстана главой банковского регулятора США USAID окажет финансовую помощь Мангистауской области Кто купит яхту «Дочки» «Казмунайгаза» за 878 млн тенге? Климатическая тревожность: 40 % молодежи боится заводить детей Центральная Азия улучшит дороги за счет ЕБРР В Казахстане растет количество правонарушений, связанных с наркотиками В Казахстане цены на лекарства подорожали на три процента В Казахстане 85% многодетных семей живут за чертой бедности В Казахстане за прошедшие сутки зарегистрировано 2 537 новых случаев заболевания коронавирусной инфекцией ⠀ Бывший вице-министр финансов Руслан Енсебаев приговорен к четырём годам лишения свободы Генеральной лицензии лишился еще один вуз Казахстана Сенат утвердил новые пособия для людей с инвалидностью В Казани смогут обучаться родному языку в метро Прибыль казахстанских ломбардов составила 19 миллиардов тенге 15 из 100 казахстанцев не могут позволить себе купить две пары обуви В Казахстане рост затрат на науку ожидается не раньше 2023 года

Участие в «Крымской платформе»: Казахстан, как всегда, в щекотливой ситуации

23 августа в Киеве состоится беспрецедентное событие – первый форум «Крымская платформа». Речь идет о новом международном консультативно-коммуникационном механизме, конечная цель которого - деоккупация Крыма и его возвращение под контроль Украины. Участие в форуме уже подтвердили десятки стран. Казахстан занял традиционно выжидательную позицию, к которой Киев относится «с пониманием». Михаил Самусь, директор New Geopolitics Research Network и Юрий Пойта, руководитель Азиатской секции New Geopolitics Research Network рассказали exclusive.kz. о роли предстоящего форума.


Карлыгаш Еженова: Как вы оцениваете эффективность «Крымской платформы», особенно после того, как Кремль буквально недавно дал понять, что «вопрос закрыт»?

Михаил Самусь: На самом деле, вопрос еще далеко не закрыт. Если международное право еще работает, то вопрос будет закрыт, когда Крым вернется в состав Украины. Идея «Крымской платформы» в том, что Украина взяла на себя лидерство в процессе формирования условий для возвращения Крыма в состав Украины с точки зрения восстановление территориальной целостности и суверенитета. Эта идея обсуждалась сразу после того, как Россия оккупировала Крым, но к практической реализации она пришла буквально полтора года назад. До сих пор не было постоянной структуры, которая бы координировала все усилия международных организаций, государств и НПО для достижения максимальной эффективности. Причём, проект финансирует сама Украина, а не международные организации.

Задумано, что платформа будет работать по крайней мере на трех уровнях. 24 августа в день 30-летия независимости в Киеве будет проведен парад, а накануне – 23 августа – первый саммит «Крымской платформы», на который приедут лидеры многих государств. И это самый высокий уровень. На втором – межведомственном уровне - будут проведены рабочие встречи на уровне министерств, где будут обсуждаться права человека, проблемы милитаризации Крыма, экологии и т.д. И третий, возможно самый активный уровень - диалог НПО и аналитических центров.

Еженова Карлыгаш: Как вы отношение России к «Крымской платформе»? Российские медиа падают его исключительно как инициативу украинского МИДа, давая понять, что многие главы государств, приглашенные на этот форум, постараются воздержаться от участия в нем. Кто уже подтвердил свое участие в форуме?

Михаил Самусь: «Крымскую платформу» поддержали абсолютное большинство стран. Напомню, в мире практически никто не признал законность аннексии Крыма. Лично Путину важно объявить вопрос закрытым потому, что аннексия Крыма - это нарушение международного права и Россия хотела бы этот вопрос снять с повестки дня.

Сейчас сложно сказать, кто персонально будет из разных стран, но то, что большинство стран будет представлено, это точно. Главная задача Украины - запустить работу «Крымской платформы» как международной структуры, которая ежедневно будет заниматься решением Крымского вопроса по разным направлениям: безопасности, прав человека, экологии, экономики и т.д.

Карлыгаш Еженова: Не кажется ли вам, что без участия России теряется сам смысл проекта?

Михаил Самусь: Абсолютно нет. Россия попала в очень глубокую международно-правовую ловушку, из которой ей теперь очень трудно выйти. Действительно, пока существует Путин, он будет всячески ограничивать любые попытки решить этот вопрос. Но тем временем его цена растет, как снежный ком. Международное право очень стабильно, хотя не быстрое. Уверен, что, когда Путин уйдёт с арены, следующему лидеру России придётся решать эту дилемму. К тому времени «Крымская платформа» выработает комплексные подходы для ее решения.

Карлыгаш Еженова: Турция одной из первых поддержала идею возвращения Крыма. Как вы думаете, каковы её мотивы, чем она руководствуется?

Юрий Пойта: Тот факт, что Россия называет «Крымскую платформу» фейком, как раз говорит о ее очень большой обеспокоенности ее появлением. И это касается всех аналогичных инициатив. Москва также пыталась блокировать недавние учения Украины совместно с НАТО в Чёрном море. Все это говорит о том, что вопрос с Крымом не закрыт ни для России, ни для Украины, ни для ее партнеров.

Что касается Турции, то эта страна является ключевым игроком как в Чёрном море, так и на Ближнем Востоке. А теперь мы наблюдаем ее попытки усилить свое влияние в том числе и на постсоветском пространстве. Между Турцией и Россией, конечно же, есть активное сотрудничество в торговле, туризме, энергетике и военной технической сфере. По энергетике, например, наиболее известно строительство АЭС, а также строительство газопровода по дну Черного моря из России в Турцию, где экономические выгоды России далеко не однозначны, и скорее являются достижением Анкарой своих национальных интересов. В военно-техническом сотрудничестве это контракт по системам ПВО С400, подписанный в 2018 году на 2,5 млрд. долларов. Сейчас Турция говорит о том, что, если Россия хочет выполнить следующую часть сделки, то необходима передача всех технологий производства.

В то же время, мы понимаем, что Турция член НАТО, и у нее есть глубокие противоречия с Россией по вопросам региональной безопасности на Южном Кавказе, Чёрном море, Ближнем Востоке, в Сирии и так дальше. Каким образом эти противоречия нашли свое отображение хорошо видно по результатам так называемой 44 дневной войны в Нагорном Карабахе, когда Азербайджан с помощью военно-технической поддержки Турции решил задачу, которую не могли решить переговоры в течение 30 лет.

Турция изначально не признаёт Крым российским и ответила на оккупацию активизацией сотрудничества между Анкарой и Киевом. Конечно, поддержка Анкары далека от альтруизма. Это, в том числе, и демонстрация тюркского единства. Если Турция хочет продвигать интеграционные проекты в тюркоязычном мире, то поддержка крымских татар в этом контексте очень важна. Поддерживая Украину, Турция пытается уравновесить монополию России на Черноморском театре военных действий. Кроме того, Анкара переходит к более автономной модели своей оборонной промышленности, пытаясь снизить зависимость от поставок в том числе и Запада. Сотрудничество с Украиной как раз по беспилотным летательным аппаратам, по военно-морским силам дает возможность Анкаре как открыть новый рынок, так и сбалансировать роль России в регионе. А в-третьих, получить соответствующие технологии, которые Турция пока что не имеет.

Поэтому прагматизм является ключевым в турецкой политике, и в этом смысле она проводит политику усиления своего влияния в регионе, в том числе на постсоветском пространстве.

Буквально месяц назад президент Турции Реджеп Эрдоган объявил о начале строительства Стамбульского канала. Новый канал из Средиземного в Черное море будет построен в течение 5 лет и практически станет альтернативой Босфору. Это не может не вызывать тревогу Кремля, поскольку его реализация позволит изменить военно-политический баланс в Черноморском регионе. Официальной цель строительства этого канала - разгрузка Босфорского пролива и стимулирование судоходства. Но другая цель, которая, скорее всего, преследуется турецким руководством - создание альтернативы Босфору с точки зрения конвенции Монтре. Я напомню, с 1936 года эта конвенция ввела большие ограничения для членов НАТО, не имеющих выхода к Черному морю. Сама по себе эта конвенция является позитивной для Турции, потому что делает ее обладателем ключей в Чёрное море для военных кораблей. Но она также является позитивной для России, доминирующей сегодня в Чёрном море и наличие кораблей НАТО, которые находились бы там на постоянной основе, ей не выгодны. И вот этот новый канал фактически обходит конвенцию Монтрё, а, следовательно, Турция сможет запускать корабли членов НАТО в Черное море, минуя Босфор. Я думаю, уже в течение нескольких лет мы увидим переформатирование ситуации на Чёрном море и, соответственно, это повлияет на другие страны постсоветского пространства.

Карлыгаш Еженова: Как могут, на ваш взгляд, повлиять на позицию ЕС сближение Украины с Турцией?

Юрий Пойта: Турция - член НАТО, но вероятность ее вступления в Европейский союз пока минимальна в силу противоречий с другими членами ЕС (в том числе с Грецией по Кипру, с Францией по другим вопросам). Однако, украинско-турецкое сотрудничество, с моей точки зрения, не идёт вразрез с европейской интеграцией Украины. Это укрепление направлено на изменение баланса и на уменьшение доминирования России, злоупотребляющей слабостью международного права и использующей силу для давления на другие страны. Поэтому, украинско-турецкое сближение никоим образом не противоречит европейской интеграции Украины.

Карлыгаш Еженова: Как вы оцениваете отношение к этому проекту со стороны ЕС и США?

Юрий Пойта: У Вашингтона и Анкары, конечно, есть противоречия по многим вопросам. С точки зрения российских интересов было бы хорошо, чтобы они привели к расколу. Но это маловероятно, поскольку США остается для Турции одним из ключевых партнеров, а усиление Турции в Черноморском регионе, на Южном Кавказе, вокруг Афганистана - абсолютно новый тренд, который сбалансирует российское влияние. Это также сдерживает российскую сторону от деструктивных, провокационных действий, мешает созданию Россией вокруг себя марионеточных государств. Авторитетные аналитические центры США довольно позитивно оценивают украинско-турецкое сближение, в том числе по новому каналу, который Турция планирует строить и ее возможной роли в Афганистане вместо США. Поэтому, я думаю, здесь интересы совпадают и Вашингтон будет давать зелёный свет инициативам турецкой стороны.

Карлыгаш Еженова: Какое влияние могут оказать последние события вокруг Северного потока-2 на отношения Запада с Украиной? Согласны ли вы с тем, что, по сути, США «сдали» Киев?

Михаил Самусь: Не думаю, что кто-то кого-то кинул - у всех стран есть свои интересы. Администрация Байдена пытается выстроить новые отношения с Германией, с ЕС, изрядно потрёпанные Трампом. Байдену сейчас выгодно построить отношения с Германией, которой, в свою очередь, выгодно построить Северный поток для того, чтобы обеспечить на следующие 10 лет переходный период к зелёной энергетике за счёт наращивания поставок российского газа.

Интересы Украины, действительно, здесь не учитываются, но США и Германия с прагматичной точки зрения делают всё правильно. Другое дело, что с точки зрения европейских ценностей Украина является жертвой агрессии именно из-за своего желания идти в Европу. Поэтому возникает вопрос, насколько Германия выполнила свою роль лидера Европейского Союза с точки зрения защиты именно европейских ценностей? Нв этой ситуации задача Украины развивать отношения и США, и с Германией, и с ЕС таким образом, чтобы в этот переходной период, пока российский газ будет нужен Европе, остаться транзитной страной. Это можно решить за счёт подписания нового договора, о котором говорила и Меркель, записанном в финальной декларации между США и Германией. А другой стороны - идти на развитие новых проектов, в том числе как главного поставщика водорода в Европейский союз, что является очень перспективным направлением. Поэтому я бы не называл это решение трагедией для Киева.

Карлыгаш Еженова: Как в этой щекотливой ситуации вы видите реакцию Казахстана с точки зрения участия в «Крымской платформе»?

Михаил Самусь: Естественно, я не могу советовать, как действовать Казахстану. Я бы назвал участие в «Крымской платформе» лакмусовой бумажкой, демонстрирующей отношение не только к Украине, но и вообще к международному праву. Я думаю, что Казахстан примет участие в заседание «Крымской платформы», вопрос – на каком уровне. В любом случае, трагедии не будет. Все понимают, насколько всё сложно на постсоветском пространстве. Демонстративные действия не всегда приносят пользу, но могут принести конкретный вред, например, тому же Казахстану. Я уверен, в Киеве отнесутся с пониманием к любой позиции Казахстана.

Юрий Пойта: Мы понимаем, что Казахстан в довольно сложной геополитической ситуации. Его границы с Россией являются самыми большими в мире, поэтому российский фактор для Казахстана очень важен. При этом, мы видим, что Казахстан пытается развивать другие вектора внешней политики, в том числе сотрудничество с Китаем, с Турцией, мы видим интерес высшего политического руководства Казахстана к событиям Нагорном Карабахе. При этом, Казахстану удаётся не поссориться с Западом в глобальном китайско-американском противостоянии, российской внешней политики по отношению к Западу. Но участие даже на экспертном уровне всё равно принесло бы выгоду для Казахстана хотя бы с точки зрения понимания этих процессов, понимания позиции других стран, анализа этого трека.

Оставить комментарий

Политика

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33