среда, 22 сентября 2021
,
USD/KZT: 425.85 EUR/KZT: 499.78 RUR/KZT: 5.81
МИИР собирается субсидировать 10 авиамаршрутов 5 миллионов казахстанцев прошли онлайн-перепись Токаев прибыл в Мангистаускую область 100 субъектов АПК обязаны возвратить в бюджет около 5 млрд. средств Объём казахстанского импорта составил 21,7 млрд долл. США Объём займов на душу населения в Казахстане вдвое ниже, чем в России Сколько тратят казахстанцы на коммунальные услуги? Турция не признает юридической силы прошедших выборов в Госдуму в Крыму В Казахстане одобрены очередные послабления для бизнеса Как будут защищать персональные данные в Казахстане? «Михаил Ломтадзе и Kaspi.kz получили три награды на Kazakhstan Growth Forum» Казахстан в рейтинге устойчивого развития поднялся с 65-го на 59-е место В 2026 году Казахстан намерен отказаться от использования угля Как снизить инфляцию в Казахстане до «докоровирусного» уровня? Международный союз электросвязи при ООН установил новый код +997 def для Казахстана Нурлан Смагулов решил, что «искусство должно принадлежать народу» В компании «Шеврон» новый управляющий директор Экс-премьер Серик Ахметов вышел на свободу Выстрел в Алматы - жертвами ипотеки стали невинные люди Участие СБЕРа в цифровизации вопрос решенный Социально значимые продукты питания подорожали с начала года на 10% Письмо с призывом помиловать Атабека отправлено в Акорду Смерть без СИЗ В Казахстане растёт дефицит школьных мест В Казахстане выявили три тысячи фактов незаконного предоставления жилья в аренду

Уйдет ли осенью правительство Мамина в отставку?

В этом году Казахстан весьма скромно празднует 30-летие своей независимости. Видимо, некогда. Правительство судорожно пытается решить проблемы, накопленные за последние три десятка лет и это лучшее доказательство того, что повода для самодовольства мало. Более того, если не будет принципиального изменения системы госуправления, еще через десять лет его будет еще меньше.

Попробуем понять, чем можем похвастаться. Это пока все еще относительно высокий уровень ВВП на душу населения (при его общем падении), относительно стабильная межэтническая ситуация и пусть очень хрупкий, но сохраняющийся геополитический баланс.

Однако, эти плюсы под сильным давлением минусов. Правительство признает, что жилищно-коммунальная сфера более, чем наполовину попросту сгнила, энергетика на грани коллапса, колоссальные вливания в АПК дали ничтожный эффект, деградируют системы здравоохранения и образования, импорт растет пропорционально снижению запасов Нацфонда, растет дефицит бюджета, инфляция приближается к двузначным показателям, дороги по-прежнему плохие, экономика по-прежнему очень монополизирована, тарифы перманентно растут, а доля государства в экономике, несмотря на все усилия, не уменьшается. О технологическом прорыве, культурном ренессансе или научном развитии лучше даже не вспоминать.

Трудно не заметить, что все это – сугубо зоны классической ответственности государства: инфраструктура и социальная сфера. Как итог: кризис МСБ, падение доходов, рост безработицы. Можно было бы все списать на последствия пандемии, но даже если бы она не случилась, все эти вызовы все равно встали. Пандемия их только обострила.

В этих условиях можно задать риторический вопрос: куда уходили огромные бюджетные деньги как минимум последние двадцать лет после того, как цены на сырье выросли до неприличия? Ответ будет далеко не риторическим, и мы все его знаем – в лучшем случае они были разворованы, а в худшем – просто сгорели в топке невежества.

И ведь нельзя сказать, что госаппарат бездействовал – сначала Елбасы, а потом и второй президент давали и дают бесчисленные и весьма правильные поручения. И вроде как чиновники судорожно пытались их исполнять и на это щедро выделяются деньги из бюджета. Однако, как только их «осваивали», интерес к этим поручениям исчезал: страна превратилась в огромный музей так и не запущенных объектов, нереализованных программ.

Теперь процесс перезапускается, штампуются новые программы, выделяются новые деньги, и, скорее всего, результат будет тем же. Но разница в том, что к тому времени все кубышки опустеют – внешнеэкономическая конъюнктура стремительно меняется, а самодостаточную экономику мы точно уже не успеем создать.

Происходящее сегодня – очень сильно напоминает то, что происходило в период застоя – стабильность стагнации. Мы живем либо воспоминаниями о прошлом, либо успокаиваем себя будущим, в котором наконец починим дороги, канализацию и создадим собственную экономику. И так длится уже бесконечно долго – уже 30 лет.

Блестящие по форме – пустые по содержанию

Можно успокаивать себя тем, что Казахстан выглядит относительно прилично на фоне своих соседей. Но это не потому, что мы лучше, а потом, что у них еще хуже. Утешение весьма сомнительное. Вопрос в том, с кем себя сравнивать.

Кроме того, кое-кто начинает злорадствовать: дескать, происходящая экономическая деградация – это верное доказательство банкротства либеральной модели. Но правда в том, что как раз наоборот – ничто происходящее у нас к либерализму, к рыночной экономике не имеет никакого отношения. У нас госкапитализм – в чистом виде.

И именно в этом ответ на вопрос о том, почему любое правительство у нас перманентно слабое, а все президенты – хорошие. Уход Мамина и приход любой другой персоны ничего не изменит.

Можно с жаром и бесконечно долго перебирать потенциальных кандидатов, но, за исключением незначительных изменений в представленности того или иного клана, все останется по-прежнему.

Сейчас хотя бы на экспертном уровне нужна более глубокая дискуссия – почему титанические усилия власти приводят в конечном счете к укреплению тоталитаризма, а не меньшие усилия по демократизации – к ослаблению государства.

Российские экономист В.Ильин дает очень интересный ответ на этот вопрос. «Категории ресурса и капитала связаны, но не являются тождественными. Ресурс – это возможность, которая отнюдь не обязательно станет реальностью. Любой капитали – это ресурс, но не каждый конкретный ресурс превращается в капитал. Капитал – это рыночный ресурс, реализовавшийся в процессе возрастания стоимости. Поэтому обладатели одних и тех же с токи зрения материальной формы ресурсов могут иметь разное отношение к капиталу и соответственно – разное место в классовой структуре. Деньги в кубышке – это сокровище, деньги в рыночном обороте, приносящие прибыль – это капитал. Такое превращение ресурса в капитал возможно лишь в контексте рыночного общества. Там, где нет рынка, возрастание рыночной стоимости не происходит».

Планирование – по функциям, оценка – по результату

К сожалению, все наши издержки имеют искусственный характер и прямо связаны с принципиально неэффективной системой управления. У нас нет недостатка в программных документах, у нас есть проблема с их реализацией. Возможно, именно вновь созданный АСПиР и должен был бы заняться этим фундаментальной проблемой, помимо того, чтобы создавать национальные планы.

Если мы не можем победить коррупцию и неэффективность, значит нужны механизмы их легитимизации и оценки. Говоря простым языком, необходимо ввести персональную ответственность за эффективность, наказывать или поощрять в зависимости от результата. Ведь, за редким исключением, ни один из чиновников не был хотя бы уволен с формулировкой «за функциональное несоответствие» или «невыполнение программы», как не было и открытого поощрения за результативность.

Поэтому, возвращаясь к изначальному вопросу – ответ будет звучать следующим образом: да, вероятность того, что осенью правительство Мамина уйдет в отставку, очень велика. Обществу нужна будет очередная сакральная жертва, но вопрос в том, примет ли оно ее?

Оставить комментарий

Политика

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33