среда, 22 сентября 2021
,
USD/KZT: 425.85 EUR/KZT: 499.78 RUR/KZT: 5.81
Казахстан в рейтинге устойчивого развития поднялся с 65-го на 59-е место В 2026 году Казахстан намерен отказаться от использования угля Как снизить инфляцию в Казахстане до «докоровирусного» уровня? Международный союз электросвязи при ООН установил новый код +997 def для Казахстана Нурлан Смагулов решил, что «искусство должно принадлежать народу» В компании «Шеврон» новый управляющий директор Экс-премьер Серик Ахметов вышел на свободу Выстрел в Алматы - жертвами ипотеки стали невинные люди Участие СБЕРа в цифровизации вопрос решенный Социально значимые продукты питания подорожали с начала года на 10% Письмо с призывом помиловать Атабека отправлено в Акорду Смерть без СИЗ В Казахстане растёт дефицит школьных мест В Казахстане выявили три тысячи фактов незаконного предоставления жилья в аренду Депозиты в Казахстане теряют свою популярность БРК подписал новую стратегию развития МБО ШОС в Душанбе Jysan Bank подал заявку на покупку российского Азиатско-Тихоокеанского банка (АТБ) Хорошие позиции Казахстана в рейтинге Doing Business оказались под вопросом Kaspi.kz  объяснил, почему не может заниматься цифровизацией правительства «Шеврон» передал шесть компьютерных томографов медицинским учреждениям Казахстана Банки теряют свою долю в потребительском кредитовании Топ-менеджеры трех банков выплатили себе более 7 миллиардов тенге В Казахстане растет смертность, в том числе младенческая Kaspi.kz вновь признан №1 в электронной коммерции в Казахстане Количество аварий в системе водоснабжения сокращается

Финансовый подъем Китая неизбежен

Великие державы в истории как правило имели одну общую черту: размер имеет значение. Хотя большой рынок не гарантирует доминирования в других сферах, он, безусловно, помогает, возможно, больше, чем любой другой отдельный фактор. Так было в Соединенных Штатах, а теперь это относится и к Китаю. Помимо того, что Китай является ведущей экономической и торговой державой, он все больше – и неумолимо – становится мировой финансовой державой.

Так или иначе, слишком многие экономисты на Западе этого не ожидали. Еще десять лет назад мало кто строил оптимистичные предположения по поводу роста внешней финансовой мощи Китая, поскольку скептики подчеркивали уязвимость страны.

Редким исключением является Арвинд Субраманиан из Университета Брауна. В своей книге от 2011 года Затмение: жизнь в тени экономического господства Китая Субраманиан утверждал, что господство Китая уже не только неизбежно, но и что оно будет масштабнее, чем практически кто-либо ожидал, включая огромное финансовое влияние в областях, которые Китай мог бы изменить. Учитывая его предсказание, название его книги в китайском переводе – The Big Forecast – могло быть более подходящим.

Почему для Субраманиана было так очевидно то, чего не видят большинство экономистов? Его модель, в отличие от стандартной аналитической основы экономики, включала переменную размера.

Десятилетие спустя, финансовое влияние Китая уже невозможно игнорировать. За 20 месяцев, начиная с 1 апреля 2019 года, к Bloomberg Barclays Global Aggregate Index было добавлено 364 оншорных китайских облигации, деноминированных в юанях, выпущенных правительством Китая и “политическими банками”.

Внутренние китайские облигации впервые были включены в основной глобальный индекс, что стало важной вехой в открытии финансовых рынков Китая. За этим последовал еще больший прогресс, когда в первом квартале 2020 года JP Morgan добавила китайские государственные облигации в свой флагманский индекс. Начиная с конца этого года, этому примеру последует FTSE Russell.

Таким образом, китайские облигации будут включены во все три основных индекса облигаций, отслеживаемых глобальными инвесторами. Поэтому неудивительно, что индекс глобализации юаня, который измеряет рост использования оффшорного юаня, в этом году достиг нового максимума после трех лет годового роста в 40%.

Стремительная интернационализация китайского рынка облигаций ускорила интернационализацию юаня – процесс, который правительство давно пытается облегчить. В 2010 году Китай разрешил центральным банкам, офшорным клиринговым банкам, работающих в юанях и банкам, участвующим в офшорных операциях инвестировать в межбанковский рынок облигаций Китая.

В 2014 году Китай запустил фондовый канал Shanghai-Hong Kong Stock Connect, а через два года – Shenzhen-Hong Kong Stock Connect. Оба используют двустороннюю систему расчетов в юанях. С 2016 года Народный банк Китая (НБК) также разрешил правомочным иностранным институциональным инвесторам получить доступ к китайскому межбанковскому рынку облигаций напрямую, без квот и ограничений. А в 2017 году он учредил China Bond Connect, который дает иностранным инвесторам доступ к рынкам с фиксированным доходом в материковом Китае через коммерческую инфраструктуру в Гонконге.

Эти усилия приносят свои плоды. По данным Financial Times, в этом году иностранные инвесторы купили китайских акций на сумму 35,3 миллиарда долларов через Шанхайскую и Шэньчжэнь-Гонконгскую фондовые биржи, что означает ежегодный рост примерно на 49%. По состоянию на июль, посредством этих каналов, они держали более 228 миллиардов долларов США в акциях уровня А китайских компаний, номинированных в юанях.

Более того, в этом году иностранные инвесторы приобрели китайских государственных облигаций на сумму более 75 миллиардов долларов, что на 50% больше, чем в прошлом году, и около 578 миллиардов долларов в виде китайских облигаций через канал China Bond Connect. На сегодняшний день иностранные инвесторы держат в общей сложности в китайских акциях и облигациях 806 миллиардов долларов, что на 40% больше, чем год назад.

Сверхслабая денежно-кредитная политика в США и Европейском союзе во время пандемии COVID-19, несомненно, способствовала этому всплеску покупок китайских активов. Огромные суммы денег утекают из США и ЕС, и Китай является для них более безопасным местом, чем другие страны с развивающейся рыночной экономикой.

Но это не означает, что это краткосрочная тенденция. Ежегодный глобальный опрос государственных инвесторов, публикуемый Официальным форумом валютных и финансовых институтов, показывает, что в следующие 12-24 месяцев 30% центральных банков планируют увеличить свои активы в юанях по сравнению с 10% в прошлом году. В Африке почти половина центральных банков планирует увеличить свои резервы в юанях.

В результате доля юаня в мировых валютных резервах в течение следующих пяти лет будет увеличиваться в среднем примерно на один процентный пункт в год. Согласно исследованиям Goldman Sachs и Citi, юань войдет в тройку ведущих мировых валют в течение десятилетия.

По мере того, как Китай открывает свои рынки капитала, он также потихоньку продвигает развитие своей цифровой валюты центрального банка (CBDC), e-CNY. В настоящее время CBDC тестируется в репрезентативном образце десяти ключевых городов, в результате чего Китай значительно опережает подавляющего большинства других центральных банков: несмотря на то, что 80% начали разрабатывать систему цифровой валюты, только 16% из них достигли пилотной стадии.

Китай также разрабатывает цифровую систему трансграничных платежей. В настоящее время НБК совместно с Управлением денежно-кредитного регулирования Гонконга, Банком Таиланда и Центральным банком Объединенных Арабских Эмиратов приступил к осуществлению многостороннего исследовательского проекта Multiple CBDC Bridge, в рамках которого будут изучаться пути внедрения цифровых валют в трансграничные платежные системы.

Хотя е-CNY в настоящее время позиционируется как ваучер для оплаты наличными, его потенциал огромен. Поскольку Китайская инициатива “Один пояс, один путь” способствует увеличению торговых и инвестиционных потоков, е-CNY расширит использование юаня для проведения трансграничных транзакций, снизит зависимость от возглавляемой США сети SWIFT и заложит основу для создания более удобной региональной сети платежей в цифровой валюте, возглавляемой Китаем. Что наиболее важно, е-CNY, безусловно, поможет Китаю интернационализировать свой внутренний долг в несколько триллионов долларов, тем самым создав огромный рынок для интернационализации своей валюты.

С какими бы проблемами ни сталкивался Китай, его финансовый подъем больше нельзя игнорировать. И предсказание Субраманиана десятилетней давности остается в силе: это произойдет быстрее и более комплексно, чем ожидает большинство наблюдателей.

Чжан Цзюнь, декан школы экономики Университета Фудань, директор Китайского центра экономических исследований, аналитического центра в Шанхае.

Copyright: Project Syndicate, 2021. www.project-syndicate.org

Оставить комментарий

Политика

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33