пятница, 22 октября 2021
,
USD/KZT: 425.67 EUR/KZT: 496.42 RUR/KZT: 5.81
Минтруда: На переселение с юга на север направят более 46 млрд тенге По затратам местных бюджетов лидируют Туркестанская и Алматинская области Во время пандемии казахстанцев охватила «эпидемия» лудомании Второй энергоблок Ростовской АЭС остановлен из-за неполадок Аида Балаева: «Ұлттық рухани жаңғыруға» 119 миллиард теңге жұмсалады Арон Атабектің халі нашарлап кетті Казахстанские аэропорты дожигают последний керосин 500 казахстанских женщин стали жертвами бытового насилия Орал әуежайына Мәншүк Мәметова есімі беріледі Казахстан в высокой группе риска - тенге дорожает Әлия Назарбаеваның кітабы: отырыс өткен театр директорына 670 910 теңге айыппұл салынды В Казахстане начнут прививать вакциной Pfizer подростков и беременных Тоқаев: Балаларды бір тілмен шектеудің қажеті жоқ Парламент Казахстана принял закон по защите Каспия Казахстанский уран и бразильский сахар: товарооборот составил $109,8 млн Казахстан и Италия начнут сотрудничать в военной области Минюст готовит изменения в выборном законодательстве Фильм о Назарбаеве презентуют на Римском кинофестивале В Казахстане уменьшается количество крупных и средних компаний Ә.Бәйменов: Сатқындықты да көрдім Тренды и точки роста долгового рынка Казахстана Шымкентте қоқыстан сәби табылды Казахстан на новые Нацпроекты потратит 49 трлн тенге Қазақстан тәліптерге тамақ бермек Дәрігерді жауапқа тарту проблеманы шеше ме?

Талибы рядом: готовы ли казахстанцы бороться за свое будущее?

Центральная Азия воспринимаются миром как единый регион с Афганистаном, хотя они давно развиваются в совершенно разных условиях и имеют между собой куда меньше общего, чем может показаться. Афганцы живут в условиях непрерывной войны уже больше четырех десятилетий. При среднем возрасте населения 19 лет абсолютное большинство из них вообще не помнит мирного времени.

Международный центр геополитического прогнозирования «Восток-Запад» и Ассоциация политических исследований провели круглый стол «Инклюзивное правительство Талибан – дилемма модели современного государственного устройства. Поиск баланса».

Модератор конференции Нугманова Карлыгаш отметила, что новая пропаганда «Талибана» базируется на нескольких лозунгах: «Талибы пришли к власти, чтобы покончить с войной и с коррупцией», «талибы сегодня совсем не те, что были раньше», «новое общество будут организовано как единая община, без выделения сословий или его части».

На фоне масштабной коррупции и неэффективности бывшего правительства, лозунги Талибана стали выглядеть более привлекательными для многих граждан страны, особенно в южных, пуштунских провинциях. При этом, следовало бы обратить внимание на несколько моментов.

Первое – в Москве после переговоров талибы заявили о своих намерениях мирного развития и опровергли слухи о якобы имеющихся у них планах вторжения в центральноазиатские республики. Второе – талибы принимают предоставленную шиитским Ираном площадку для переговоров с официальным Кабулом. Третье – талибы называют Китай другом, а китайских уйгуров – сепаратистами. При этом Пекин предлагает инвестиции им и не предлагает их официальному правительству. Это может означать, что слухи о финансировании Китаем талибов через Пакистан не беспочвенны и что Пекин свою ставку сделал. Выдавливание с территории Афганистана группировок Исламского государства (ДАИШ), немногочисленных группировок «Аль-Каиды», группировок, состоящих из выходцев стран Центральной Азии и России, Китая, может подтолкнуть их к тому, что они будут пытаться активизироваться на территории стран своего происхождения: Таджикистана, Узбекистана, Казахстана, России и так далее.

Отсюда системный вопрос: сформирован ли в наших странах привлекательный образ будущего, понятный большинству граждан, который они поддерживают и ради которого они готовы действовать. Готова ли наша идеология конкурировать с деструктивными идеологиями современности? Способны ли мы противостоять инфильтрации исламизма на территории государств – членов ОДКБ и пресекать вербовку граждан наших стран в ряды экстремистов, в том числе с использованием социальных сетей и интернета?

Нестабильный Афганистан – триггер негативных процессов

Кабазиев Манарбек, (Институт внешнеполитических исследований при МИД РК) подчеркнул, что экономика Афганистана составляет менее 19,8 млрд. долларов и относится к категории наименее развитых стран. По показателю ВВП на душу населения страна является одной из самых беднейших в мире с уровнем в 509 долларов. При этом разведанные и еще недобытые природные ресурсы оцениваются порядка 5 трлн. долларов (железная и медная руды, золото, нефть, газ и редкоземельные металлы), делая страну потенциально привлекательной для зарубежных инвесторов.

Структурно ВВП Афганистана состоит из следующих отраслей: 56% обеспечивает сфера услуг, 27% – сельское хозяйство, 12,5% – промышленность. Основные торговые партнеры – Индия, Пакистан, Иран, Турция. Объем товарного экспорта Афганистана составил 870 млн. долларов, 82% из них сырьевые товары (719 млн. долл.). Импорт составляет 8,6 млрд. долларов, из которых 29% потребительские товары (2,5 млрд. долл.). При этом международная помощь на 2020 год составляла более 42,9% ВВП страны.

В стране проживает порядка 39 млн. человек из 20 народностей. За последние 25 лет ввиду высокой рождаемости и относительной стабилизации жизни население выросло на 18 млн. человек. При этом, свыше 40% жителей – дети младше 14 лет, а средний возраст в стране составляет 18 лет. Две трети граждан живут в сельской местности, обеспечиваются натуральным хозяйством и не имеют какого-либо образования. Мобильная связь и доступ к интернету есть только в ряде крупных городов.

По мнению экспертов, к 2040 году население этой одной из беднейших в мире страны вырастет до 50 миллионов человек и тогда остро встанет проблема продовольственного обеспечения, массовой безработицы среди молодежи и катастрофического снижения человеческого потенциала.

В этой связи, одной из главных проблем, с которыми столкнется Талибан в процессе управления страной – это поиск необходимых финансовых средств для выплат работникам аппарата исполнительной власти и других бюджетных учреждений, способной обеспечивать хотя бы базовое развитие страны и первостепенные нужды населения.

Прежние источники финансирования из-за рубежа пока будут недоступны. Это видно по тем замороженным счетам в международных финансовых институтах, предназначенных для Афганистана в виде резервных средств на чрезвычайные нужды. В свою очередь, прекращение притока донорской помощи крайне отрицательно скажется на благосостоянии афганцев и вызовет социальную напряженность, обращенную против власти талибов.

Россия-США-НАТО: разговоры о партнерстве забыты

Козюлин Вадим, (Институт актуальных международных проблем Дипломатической академии МИД РФ) напомнил, что в 2013 году Афганистан был практически основным местом, где Россия сотрудничала с США и НАТО в поисках новых сфер сотрудничества после вывода коалиционных сил.Однако сегодня разговоры о партнерстве сегодня забыты. Совет Россия-НАТО, как и вся идея долгосрочного партнёрства между Россией и НАТО заморожен на неопределённое время, стратегия национальной безопасности США выделяет Россию – наряду с КНР – в категорию «стратегических конкурентов». Эксперты говорят о «холодной войне 2».

Сотрудничество в Афганистане тоже разладилось, и за последний год Россию обвиняли в том, что она поставляла оружие Талибану, и даже оплачивала убийство американских военных.

Американский сценарий в Афганистане закончился. Сегодня пишется новый сценарий, но еще непонятно содержание и кто авторы.

Важное значение будут иметь финансовые ресурсы: очевидно, что они будут несопоставимы с теми, что были при США. Однако, западные страны в свое время взяли обязательства оказывать финансовую помощь Кабулу после вывода коалиционных сил. Что с этими обязательствами, остаются ли они в силе? Пока не очень ясна позиция НАТО по Афганистану – какая она? Какой будет роль ООН – лишь гуманитарная миссия? Афганистан может быть забыт, как Ливия, Сирия, Ирак, Йемен.

Один из сценариев – «Большая игра», где участники будут использовать различные силы в Афганистане как инструменты в противодействии геополитическим соперникам. Талибан имеет очень много контактов, и не только в Дохе. Это означает большое количество каналов влияния для внешних игроков. Хотя США физически вышли, но Афганистан будет использоваться как поле в борьбе США против Китая и РФ.

ОДКБ и ШОС выразили готовность активно участвовать в афганских делах. Это значит, что региональные государства начинают вести обсуждение афганской повестки без участия государств Запада. Но Запад нужно вовлекать в афганские проблемы - они в долгу.

ЕС не хочет больше принимать беженцев

Мартин Малек, (доктор политических наук, профессор (Австрия)):

После возвращения талибов к власти в Кабуле в августе 2021 года ожидается огромная волна беженцев в ЕС. На конец 2020 года, по данным Управления Верховного комиссара ООН по делам беженцев, за рубежом находилось около 2,6 миллиона афганских беженцев, которые не подали заявление на получение убежища или не завершили процедуру его получения. 85% афганских беженцев нашли приют в Иране и Пакистане, то есть в соседних с Афганистаном странах, а Германия занимает третье место в мире по абсолютному числу афганских беженцев – 148 000 человек (5,5%).

С точки зрения процентного соотношения афганцев к общему населению, ситуация выглядит несколько иначе. На первом месте находится Иран с 0,94%, за ним следует Пакистан с 0,66%. Австрия уже на третьем месте – 0,45%, за ней следуют Швеция – 0,29%, Германия – 0,18% и Франция – 0,05%.

На 2021 год данные о количестве граждан Афганистана в Австрии в основном колеблются между 44 000 и 47 000. Однако афганцев явно больше по двум причинам: афганцы с австрийским гражданством считаются австрийцами, и афганцы, проживающие в стране нелегально, естественно, не учитываются статистикой.

В 2020 году было подано 3 137 ходатайств о предоставлении убежища гражданами ИРА в Австрии. Таким образом, они стали второй по численности группой после сирийцев. В первой половине 2021 года было зарегистрировано 1 880 новых афганских просителей убежища. Это очень высокий показатель по отношению к населению Австрии. В Германии, которая в десять раз больше, только 9 900 афганцев попросили убежища в предыдущем году.

Но даже до прихода талибов к власти в Кабуле в августе 2021 года афганцев депортировали очень редко, а если и депортировали, то в основном в другие страны ЕС, где они должны были сначала попросить убежище в соответствии с т.н. Дублинскими правилами.

В этой войне проиграли все

Толипов Фарход, («Билим карвони» (Узбекистан) обратил внимание на нормативный аспект рассматриваемой темы. По его мнению, оказались забыты или проигнорированы такие нормы, как осуждение и бескомпромиссная борьба с терроризмом, выполнение международных соглашений, права человека, открытая дипломатия. Вместо этого задействована теория заговора: сговор между США и Талибаном, между армией Афганистана и Талибаном, оправдание контактов с талибами под предлогом, что это реальная сила, захватившая власть в стране, что равносильно их признанию.

Член ШОС – Пакистан утверждал, что Афганистан нельзя «контролировать извне». Это явный выпад не только против Соединенных Штатов, но и Индии, которая, по мнению Исламабада, была слишком близка к бывшему афганскому правительству. Кстати, на днях премьер-министр Пакистана фактически призвал мировое сообщество признать новое правительство Афганистана. Талибы уже выразили намерение поддержать мусульман в индийском регионе Джамму и Кашмир, на часть которого претендует Пакистан.

Но надо помнить, что пиррова победа Талибана обречена на поражение, прежде всего идеологическое. Талибан не имеет социальной базы и народной поддержки. Впрочем, в этой игре проиграли все.

В воронке хаоса и растерянности

Кочубей Марианна, (Антитеррористический центр СНГ, доктор юридических наук):

«Мировое сообщество» явно находится в растерянности, столкнувшись с новой, незнакомой реальностью, которую предъявил Афганистан. Идет лихорадочный поиск «тросов безопасности» в условиях втягивания их в воронку хаоса. Совершенно прав Президент Казахстана К.Ж.Токаев – «Афганистан находится на пороге гуманитарной катастрофы и уже скоро может столкнуться с острым продовольственным кризисом, эта беда неминуемо перешагнет границы ЦАР, приобретя глобальный масштаб, в первую очередь, из-за вынужденной миграции населения» (17 сентября т.г. саммит ШОС).

Афганистан сегодня является «серой зоной», где не действуют нормы национального законодательства и международного права, на территории которых отсутствует фактическая политическая власть и полноценные социально-экономические отношения. И это то, чего больше всего боятся соседи Афганистана: социально-экономическо-управленческой хаос в собственных государствах с непредсказуемыми последствиями, но хорошо просматриваемым инструментарием.

Однако, афганский кризис, как это ни странно, дает определенный шанс модернизации государствам Центральной Азии. Именно критическое обострение ситуации с безопасностью, возникновение острой конфликтности, могут побудить государства не только перевооружить собственные армии, укрепить границы, сформировать новый пакет мер как экстренного, так и среднесрочного реагирования на угрозы, но и реформировать свою экономику, социальные сферы жизни, обеспечить новые гуманитарные инициативы, чем обеспечить свою принадлежность к «поясу стабильности».

Кто-то из нас их должен признать?

Рахимов Кубат, (Центра стратегических решений (Бишкек) обратил внимание на то, что в случае с Афганистаном можно говорить о «множественной угрозе» ЦУР в отдельно взятой стране.

В случае дальнейшего непризнания правительства Афганистана, особенно в случае переименования и переформатирования страны в Исламский Эмират, возникнет проблема оказания помощи населению в условиях отсутствия официальных каналов взаимодействия. С учетом сворачивания деятельности многих международных организаций в Афганистане (особенно ООН) остро встанет вопрос через кого и как осуществлять такую помощь.

Эксперт считает необходимым определиться с признанием новых властей в Кабуле. Возможно, это можно запустить в режиме признания одним из государств региона ЦАР и дальнейшей координации помощи через дипломатическое представительство этой страны в Афганистане. Второй вариант – задействование мусульманских благотворительных организаций, включая те, с кем сложились хорошие отношения с правительствами стран Центральной Азии. Третий вариант – создание специальной благотворительной организации стран ЦАР для помощи населению Афганистана, в наблюдательном совете которого были бы муфтии стран региона.

Спикером предложил создание регионального эндаумент-фонда для гуманитарных целей в Центральной и Южной Азии в Нур-Султане. Принцип работы эндаумент-фондов прост – учредители на время вносят денежные средства, ценные бумаги или банковское обеспечение, этот капитал используется для получения дохода, который уже в свою очередь идет на гуманитарные цели. Таким образом, достигается более справедливое и честное распределение дохода в нужных целях, но построенное на правилах реального рынка.

Икбаль Дюрре, курдско-турецкий политолог (Турция):

Стремление Турции создать некую интегрированную систему тюркоязычных стран столь же понятно и естественно, как стремление России к таким формам культурной интеграции, как «русский мир», или уже достаточно давно существующие Британское и Французское содружества наций.

Приход «Талибана», если иметь в виду Центральную Азию, потенциально означает рост воинственного национализма в формально исламской оболочке. Пуштуны, составляющие костяк талибов – это шестидесятитрехмиллионный ираноязычный горский народ занимает выгодное геополитическое положение на стыке Афганистана, Пакистана и Центральной Азии. Поэтому, хотя Афганистан исторически не входит в «османское» пространство, он граничит с тюркскими странами, и такой жесткий, «этнический» вариант ислама, может породить эскалацию напряженности в имеющихся на этих территориях проблемных точках, имеющихся в отношениях между таджиками и киргизами, узбеками и киргизами и т.д. Анкара, безусловно, не может быть и не будет равнодушной к этим коллизиям, однако действовать будет исключительно в рамках мирных дипломатических средств. И речь не только о пантюркистской солидарности. Турция также заинтересована в мирном и стабильном Афганистане, населенном единоверцами-мусульманами и являющимся важным звеном в международных коммуникациях между Востоком и Западом.

Инклюзивное правительство – это не реально

Шабир Ахмад Хан, (Центр региональных исследований Пешаварского университета (Пакистан) охарактеризовал роль стран в решении трех ключевых задач: признание Талибан и обеспечение управляемости страной.

Очевидно, поддержка талибов будет зависеть от степени демонстрации, что они являются источником стабильности в регионе. Однако в афганском обществе существуют парадоксы, которые противоречат понятию инклюзивности, такие как военачальничество, наркоторговцы и трайбализм. Если прежние коррумпированные и неэффективные военачальники или политики войдут в новую структуру, мир, стабильность и развитие вряд ли могут быть достигнуты.

ШОС и ОДКБ обладают существенными возможностями для обеспечения совместной безопасности и поддержания стабильности в Центральной Азии. Афганистан связывает все региональные планы и проекты интеграции, включая планы и проекты Региональный экологический центр Центральной Азии (CAREC), Организация экономического сообщества (ECO), Инициатива «Один пояс, один путь» (BRI), Евразийский союз, Китайско-пакистанский экономический коридор (CPEC), ТАПИ, CASA 1000 и Трансафганскую железнодорожную линию.

Китай, с его финансовыми возможностями, может развить транспортную и логистическую сеть в Афганистане, чтобы сделать его центром для подключения Центральной и Южной Азии.

Россия считает, что безопасность внешних границ бывшего советского пространства необходима для ее собственной безопасности.

Казахстан играет важную роль в соединении евразийских трансконтинентальных торговых коридоров в виде трубопроводов, автомагистралей, железных дорог и т.д. Евразийские Северный и Центральный коридоры, проходящие через Казахстан и другие страны, открывают центр страны во всех направлениях. Как крупный импортер муки и других предметов первой необходимости, Казахстан может сыграть важную роль в восстановлении этой разрушенной войной страны, а также может инвестировать в минеральные богатства страны для взаимной выгоды.

Пакистан, согласно исследованию ЮНЕСКО, является страной Центральной Азии, разработал новую политику в регионе, уделяя приоритетное внимание расширению возможностей подключения к странам ЦАР. Он имеет общую границу протяженностью более 2600 км с Афганистаном, а также этнические, религиозные, языковые и экономические связи. Роль Пакистана в мире, стабильности и восстановлении Афганистана будет оставаться центральной.

Кожыбаев Рустем, политический обозреватель

Оставить комментарий

Политика

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33