пятница, 22 октября 2021
,
USD/KZT: 425.67 EUR/KZT: 496.42 RUR/KZT: 5.81
Минтруда: На переселение с юга на север направят более 46 млрд тенге По затратам местных бюджетов лидируют Туркестанская и Алматинская области Во время пандемии казахстанцев охватила «эпидемия» лудомании Второй энергоблок Ростовской АЭС остановлен из-за неполадок Аида Балаева: «Ұлттық рухани жаңғыруға» 119 миллиард теңге жұмсалады Арон Атабектің халі нашарлап кетті Казахстанские аэропорты дожигают последний керосин 500 казахстанских женщин стали жертвами бытового насилия Орал әуежайына Мәншүк Мәметова есімі беріледі Казахстан в высокой группе риска - тенге дорожает Әлия Назарбаеваның кітабы: отырыс өткен театр директорына 670 910 теңге айыппұл салынды В Казахстане начнут прививать вакциной Pfizer подростков и беременных Тоқаев: Балаларды бір тілмен шектеудің қажеті жоқ Парламент Казахстана принял закон по защите Каспия Казахстанский уран и бразильский сахар: товарооборот составил $109,8 млн Казахстан и Италия начнут сотрудничать в военной области Минюст готовит изменения в выборном законодательстве Фильм о Назарбаеве презентуют на Римском кинофестивале В Казахстане уменьшается количество крупных и средних компаний Ә.Бәйменов: Сатқындықты да көрдім Тренды и точки роста долгового рынка Казахстана Шымкентте қоқыстан сәби табылды Казахстан на новые Нацпроекты потратит 49 трлн тенге Қазақстан тәліптерге тамақ бермек Дәрігерді жауапқа тарту проблеманы шеше ме?

Афганистан: еще ближе, чем мы думаем

Афганское правительство так и не смогло предоставить обществу национальную идею, которая могла бы объединить все население страны. В то же время, Талибан сформировал крайне эффективную систему пропаганды, позаимствовав методы ИГИЛ. И все это – в полутора часах полета от Алматы.

В рамках проведенной экспертной дискуссии: «Инклюзивное правительство Талибан – дилемма модели современного государственного устройства. Поиск баланса» свои профессиональные мнением высказали более 40 приглашенных международных экспертов. Конференция была организована Международным центром геополитического прогнозирования «Восток-Запад» и Ассоциацией политических исследований.

США строили государство, а не нацию

Нугманова Карлыгаш, доктор политических наук, профессор:

На фоне масштабной коррупции и неэффективности бывшего правительства, лозунги Талибан стали выглядеть более привлекательными для многих граждан страны, особенно в южных, пуштунских провинциях. На севере же происходило резкое падение популярности не только правительства, но и бывших лидеров Северного Альянса, которых обвиняли в коррупции и конформизме, а также в предательстве интересов своих общин.

Все это подрывало готовность жителей северных провинций выступать против Талибана, хотя население здесь и не особо симпатизировало талибам, но и не желало браться за оружие для спасения непопулярного и коррумпированного правительства. С другой стороны, солдаты и офицеры афганской армии, еще начиная с правления президента Х.Карзая, были во все возрастающей степени идеологически дезориентированы заявлениями своего президента, который то призывал их непримиримо бороться с талибами, то называл руководителя Талибана «своим дорогим братом». В этой ситуации, идеологический разброд и сумятица в стане правящего режима была налицо уже к 2015 году, усиливаясь с каждым годом по мере продвижения мирных переговоров с оппозицией.

Серьезные просчеты США заключается в том, что в течение 20 лет они помогали строить там государство, но не смогли сформировать нацию. Внезапный крах афганских вооруженных сил превзошел все их ожидания, афганская армия растаяла, не сделав ни одного выстрела. Вывод войск нанес ущерб доверию США. Что же должно остановить маховик нынешнего кризиса? Спокойствие, разум и воля. К сожалению, ни одного из этих элементов на международной арене в полной мере не наблюдается. Внешняя политика уже давно не ведётся как шахматная игра на глобальной доске, для современных условий это было бы слишком просто: игроков гораздо больше, чем двое, у некоторых из них есть разные команды, ведущие свои игры, и шахматная доска это – 3D.

Пекин выражает готовность оказать Афганистану экономическую помощь и строить политические отношения с Талибаном. Интерес Китая вполне понятен. Ему нужен транзитный коридор для экспорта своих товаров на Ближний Восток, в страны Европы и Северной Африки. Для этого крайне необходим стабильный в плане безопасности Афганистан и при этом не важно, кто его де-факто его контролирует.

Пакистан, имеющий большое влияние на Талибан, активно помогает Китаю и в этом плане интересы Пекина и Исламабада объективно совпадают. Однако, взаимодействуя с Китаем, Пакистан также играет и на американском треке, помогая Вашингтону в решении различных задач на афганской территории.

Среди всех акторов в Афганистане сейчас самыми активными являются именно Китай и Пакистан. Остальные – выжидают. Однако, нет никакого сомнения в том, что Иран, Индия, Узбекистан и Таджикистан, а возможно и Турция, еще скажут свое слово. Россия же действует по ситуации.

Если посмотреть на все это с точки зрения наблюдаемого глобального противостояния России, Китая и Ирана с одной стороны против США и Британии с другой, весь этот бардак на руку американо-британскому тандему. Во-первых, потому что под боком у всех трех его геополитических недругов создан внушительный очаг напряженности, который долго будет отвлекать их внимание и ресурсы от инициатив по экономическому развитию, включая «Шелковый путь», и прочих мирных процессов. Во-вторых, сохраняется возможная перспектива того, что пожар войны все-таки перекинется на соседние (постсоветские) территории с дальнейшей желаемой для них перспективой. Ну и в-третьих, американский военно-промышленный комплекс продолжает стабильно работать, поставляя оружие и боеприпасы в зону очередного военного конфликта и принося прибыль своим хозяевам.

Безусловно, во всем этом больше всего заслуживает внимание поведение талибов. И тут следовало бы обратить внимание на несколько моментов.

Первое – талибы едут в Москву, где после переговоров проводят пресс-конференцию, на которой заявляют о своих намерениях мирно развиваться. Обещают зачистить террористический интернационал по всей территории Афганистана и опровергают слухи о якобы имеющихся у них планах вторжения в центральноазиатские республики.

Второе – талибы принимают предоставленную шиитским Ираном площадку для переговоров с официальным Кабулом.

Третье – талибы называют Китай другом, а китайских уйгуров – сепаратистами. При этом Пекин предлагает инвестиции им и не предлагает их официальному правительству. Это может означать, что слухи о финансировании Китаем талибов через Пакистан не беспочвенны и что Пекин свою ставку сделал. Выдавливание с территории Афганистана группировок Исламского государства (ДАИШ), немногочисленных группировок «Аль-Каиды», группировок, состоящих из выходцев стран Центральной Азии и России, Китая, может подтолкнуть их к тому, что они будут пытаться активизироваться на территории стран своего происхождения: Таджикистана, Узбекистана, Казахстана, России и так далее.

Все угрозы, связанные с экстремизмом и терроризмом, проникают не через границу. Те же эмиссары любых экстремистских структур могут прилететь в Нур-Султан или в Ташкент под чужими документами и установить связь с местным радикальным подпольем, которое есть во всех странах.

Не секрет, что в социальных сетях, в день падения Кабула, распространялись приветственные ролики от некоторых казахстанцев, выражающих надежду, что теперь власть талибов сможет обеспечить справедливость и порядок в рамках ислама, явно намекая на наши реалии. Конечно, такие посты тонули в общей массе тревожной информации о событиях в Афганистане, но они были, и это нужно учитывать.

Поэтому необходимо также подумать о том, сформирован ли в наших странах привлекательный образ будущего, понятный большинству граждан, который они поддерживают и ради которого они готовы действовать. Возникает вопрос, готова ли наша идеология конкурировать с деструктивными идеологиями современности?

Кабазиев Манарбек, Институт внешнеполитических исследований при МИД РК считает, что

резонансные заявления талибов об отказе от производства наркотиков при условии оказания афганским крестьянам международной помощи для выращивания других сельскохозяйственных культур вряд ли реализуемы. Доходная часть бюджета «Талибана» будет пополняться за счет поступлений от наркоторговли, ежегодные поступления от которых оцениваются от 3 до 5 млрд. долларов. При этом, талибы будут шантажировать международное сообщество, ставя ограничение объемов производства наркотических средств в зависимость от поступления регулярной заграничной финансовой помощи.

Одним из каналов дохода для «Талибан» может стать предоставление убежища на территории Афганистана сторонникам различных террористических структур и исламистских бандформирований.

Поскольку мировая общественность воспринимает движение «Талибан» в первую очередь как террористическую организацию, руководство талибов будет стремиться изменить подобное представление. Но ясно и другое – торможение развитие человеческого потенциала Афганистана создаст благоприятные условия для культивации религиозно-экстремистских идей. В перспективе новые поколения афганцев, выросших в атмосфере социального неблагополучия и религиозного диктата, будут пополнять ряды экстремистских организаций исламистского толка.

Захват власти «Талибаном» может послужить показательным примером для последователей радикального ислама, считающих, что это наиболее успешная модель «джихада». Это может способствовать активизации их деструктивной деятельности в различных регионах и странах с преимущественно мусульманским населением. Данные события в Афганистане многим из них представляются как справедливая победа исламского фронта над мощной державой. В этой связи территория т.н. «Исламского Эмирата Афганистан» в будущем, возможно, станет местом притяжения и концентрации членов различных международных религиозно-экстремистских и террористических организаций и со временем может трансформироваться в аналог ИГИЛ.

Козюлин Вадим, профессор Академии военных наук, выразил опасения, что американский сценарий в Афганистане закончился. Сегодня пишется новый сценарий, но еще непонятно содержание и кто авторы. При этом США оказывают давление на республики ЦАР с целью убедить их принять на своей территории афганских беженцев и разместить американские военные базы, с которых Пентагон будет «контролировать» Афганистан. Отступив из Афганистана, Соединенные Штаты и Европа будут стремиться ослабить влияние Китая и России в Центральной Азии, находя местных региональных союзников, таких как Казахстан или Узбекистан, для распространения своего влияния по всему региону.

Афганистан и сегодня, как в 2013 году остается местом, где Россия, США и их союзники могут работать вместе на благо этой страны и всего мира. Однако, есть соображения геополитического уровня, которые могут помешать этому процессу. Главная проблема – нарастающее противостояние США и КНР (РФ).

Но есть другой сценарий – «Большая игра», где участники будут использовать различные силы в Афганистане как инструменты в противодействии геополитическим соперникам. Талибан имеет очень много контактов, и не только в Дохе. Это означает большое количество каналов влияния для внешних игроков. Хотя США физически вышли, но Афганистан будет использоваться как поле в борьбе США против Китая и РФ.

ОДКБ и ШОС выразили готовность активно участвовать в афганских делах. И хотя Афганистан не участник этих организаций, основы для сотрудничества имеются и их необходимо расширять. Представляется, что ШОС в итоге может стать удачной площадкой для решений по Афганистану, т.к. все региональные страны участвуют в этой организации.

Региональные государства начинают вести обсуждение афганской повестки без участия государств Запада. Но Запад нужно вовлекать в афганские проблемы – они в долгу. Необходимо расширять участие государств в афганском урегулировании, задействовать разные площадки (например, Катар – очень важен), чтобы в итоге Афганистан стал местом сотрудничества Востока и Запада, а не местом новой «Большой игры».

Полоскова Татьяна, доктор политических наук (Россия), напомнила, что наркобизнес является одной из самых прибыльных сфер деятельности с оборотом в 800 миллиардов долларов в год и в целом ряде стран являются основой экономики страны, обеспечивающей процветание значительной части высших социальных групп и более или менее сносное существование населения, так или иначе вовлеченного в процесс наркооборота.

Наркобизнес в Афганистане мало зависит, в принципе, от того какая партия, какие политические или религиозные силы приходят к власти в ходе официальных выборов или переворотов. Даже от уровня активности правоохранительных структур. Трансформации, как правило, связаны, с переделами сфер влияния, нарковойнами и т.п.

Что касается Афганистана, наркотики являются основно частью теневой экономики этой страны. На долю Афганистана приходится почти 70% мирового производства опия. С 2003 г. Афганистан является мировым монополистом по производству героина. Выращиванием опийного мака занимаются не менее 3 млн. чел. Доля Афганистана на мировом рынке героина составляет 92%. Именно, при талибах, пришедших первый раз к власти 1996 году, наркотические посевы были увеличены на треть и сложились северный и балканский маршруты поставок героина в ЕС и Россию.

Зависимость местного населения с низкими доходами от производства мака очевидна. И сохраняется при любой власти. Напомним, что в 2002 году вышел указ о запрете выращивания опийного мака, создано Национальное агентство по борьбе с наркотиками, выделены деньги на компенсации крестьянам, уничтожившим посевы мака. Однако выделенные деньги разворовывались чиновниками. Кампании по ликвидации опийных плантаций встретили сопротивление граждан. Когда вновь пришедший к власти в 2021 году Талибан заявил о своем намерении бороться с наркотиками и наркобизнесом, то сомнения вызвала не столько искренность этих заявлений, сколько возможность бороться с этим явлением в Афганистане, в принципе.

Отметим также, что на веб-сайте подразделения Центрального банка Афганистана «Центр анализа финансовых операций и отчетов» (FinTRACA) «Талибан» до сих пор числится в качестве террористической группировки, которой запрещено вносить или снимать наличные в долларах. Члены организации входят в «контрольный список» лиц, чья деятельность представляет высокий риск для финансовой системы страны. Подразделение Центрального банка Афганистана «Центр анализа финансовых операций и отчетов» (FinTRACA) остановило работу после того, как «Талибан» отключил его от международного сервера.

Быстрого и легкого варианта борьбы с наркобизнесом у Афганистана нет. Необходимо не только развитие альтернативных вариантов обеспечения занятости и предоставления рабочих мест населения, но и население должно понять, что данные рабочие места более выгодны, чем та сфера, в которой они сейчас заняты. А это дело не одного десятилетия.

Для России борьба с наркотрафиком в Афганистане – вопрос не внешний, а внутренний. По мнению ведущего российского специалиста, по-современному Афганистану Юрия Крупнова, Россия по-прежнему является едва ли ни главной жертвой планетарного центра наркопроизводства в Афганистане. И для России «это вопрос не обсуждений, это первый пункт возможных будущих переговоров с новой властью в Афганистане. На уровне главы государства нужно поставить вопрос номер один о прекращении наркопроизводства. Это колоссальный гуманитарный вопрос. По самым скромным подсчетам, минимум миллион человек погибли от афганского героина за 20 лет. Но даже если нейтрализовать это моральное отношение, то это вопрос и экономического развития Афганистана. Нужна форсированная индустриализация. Нужны вложения мирового сообщества в экономику Афганистана».

Кожыбаев Рустем, политический обозреватель

Оставить комментарий

Политика

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33