пятница, 22 октября 2021
,
USD/KZT: 425.67 EUR/KZT: 496.42 RUR/KZT: 5.81
Минтруда: На переселение с юга на север направят более 46 млрд тенге По затратам местных бюджетов лидируют Туркестанская и Алматинская области Во время пандемии казахстанцев охватила «эпидемия» лудомании Второй энергоблок Ростовской АЭС остановлен из-за неполадок Аида Балаева: «Ұлттық рухани жаңғыруға» 119 миллиард теңге жұмсалады Арон Атабектің халі нашарлап кетті Казахстанские аэропорты дожигают последний керосин 500 казахстанских женщин стали жертвами бытового насилия Орал әуежайына Мәншүк Мәметова есімі беріледі Казахстан в высокой группе риска - тенге дорожает Әлия Назарбаеваның кітабы: отырыс өткен театр директорына 670 910 теңге айыппұл салынды В Казахстане начнут прививать вакциной Pfizer подростков и беременных Тоқаев: Балаларды бір тілмен шектеудің қажеті жоқ Парламент Казахстана принял закон по защите Каспия Казахстанский уран и бразильский сахар: товарооборот составил $109,8 млн Казахстан и Италия начнут сотрудничать в военной области Минюст готовит изменения в выборном законодательстве Фильм о Назарбаеве презентуют на Римском кинофестивале В Казахстане уменьшается количество крупных и средних компаний Ә.Бәйменов: Сатқындықты да көрдім Тренды и точки роста долгового рынка Казахстана Шымкентте қоқыстан сәби табылды Казахстан на новые Нацпроекты потратит 49 трлн тенге Қазақстан тәліптерге тамақ бермек Дәрігерді жауапқа тарту проблеманы шеше ме?

Местное самоуправление: косметическая операция или изменение образа жизни?

Президент в своих посланиях призывает население активнее вовлекаться в систему госуправления, но люди, занятые проблемой собственного выживания, не видят ни связи, ни механизмов своего участия. Тем временем, правительство пытается ограничиться традиционными косметическими изменениями, а гражданские активисты настаивают на концептуальных реформах.

В частности, эксперты Сергей ЦойПавел Грудницкий и Асет Наурызбаев напоминают, что один из главных месседжей прошлогоднего послания от 1-го сентября 2020 года заключается в том, что «Система государственного планирования должна обеспечить мобилизацию всех человеческих ресурсов, вовлечь частный сектор и общество в качестве полноценных партнеров на всех этапах: планирования, исполнения, оценки».

При этом, они приводят ряд стратегических документов системы государственного планирования, которые визуализируют модель реформ для активного вовлечения граждан в принятии решений в госуправлении.

– Концепция развития гражданского общества (август 2020). Модель формирования институциональный среды для партнерских отношений между государством и гражданским обществом.

– Концепция развития государственного управления РК до 2030 года (февраль 2021). Формирование сервисной и "человекоцентричной" модели государственного управления, в которой главными ценностями являются граждане и их благополучие.

– Национальный план развития РК до 2025 года (февраль 2021). Выражены национальные приоритеты развития. Участие гражданского общества является важной составляющей процессов реализации, мониторинга и оценки Национального плана развития страны до 2025 года.

– С 1-го июля 2021 года вступил в законную силу Административный процедурно-процессуальный кодекс РК. Представлен алгоритм передачи государственных функций в конкурентную среду.

И наконец, собственно Концепция развития местного самоуправления до 2025 года (август 2021). По логике, этот стратегический документ должен был обеспечить «синергию» с упомянутыми документами и, как главная цель – консолидацию общества через формирование четкого образа будущего.

Однако, эксперты считают, что Концепция развития местного самоуправления, разработанная минэкономики, не дает ответов, как гражданское общество может участвовать в формировании этого «четкого образа будущего».

Во-первых, документ ориентирован в основном на развитие сельских территорий (села и сельские округа), а это всего 41% населения. Нет механизмов взаимодействия гражданского общества с органами местного самоуправления в городах. Можно считать, что это демоверсия, опаздывающая за общестрановыми реформами.

Во-вторых, Концепция по развитию местного самоуправления не имеет заявленной синергии с Концепцией развития гражданского общества, целью которой, по крайней мере, продекларировано формирование институциональной среды для партнерских отношений между гражданским сообществом и государством.

В рамках концепции указана конкретная задача повышение вовлеченности гражданского общества в систему госуправления, в том числе, например, через «проведение на постоянной основе общественного контроля в форме общественного мониторинга и отчетов над деятельностью государственных органов, включая полицию. Или «обеспечение участия гражданского общества в составе советов директоров социально-значимых предприятий квазигосударственного сектора для повышения прозрачности в процессе принятия решений по управлению государственными активами. Гражданское общество должно участвовать в независимом мониторинге обязательств государства в рамках международных соглашений и даже иметь вносить изменения в законодательство и госпрограммы. Более того, намечается тренд перехода в активную фазу процесса передачи государственных функций в неправительственный сектор.

Однако, уже утвержденная Концепция по развитию местного самоуправления имеет мало общего с этими уже также утвержденными принципами развития гражданского общества. А значит, заявленные принципы человекоцентричной модели госуправления – не более, чем декларации и никакого отношения к конструирования к «четкому образу будущего в развитии страны» не имеют.

Более того, другая часть экспертов (Петр Своик, Фатима Джандосова, Сакен Махамбетов), считает, что существующий вариант содержит значительные расхождения, отклонения и произвольные трактовки норм Основного закона.

Оставить комментарий

Политика

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33