понедельник, 06 декабря 2021
,
USD/KZT: 425.67 EUR/KZT: 496.42 RUR/KZT: 5.81
Атырауские рыболовы нанесли самый большой урон в стране Қазақстан мен Өзбекстан 200 миллиард теңге көлеміндегі келісімге қол қойды В Казахстане молодых предпринимательниц стало больше на 15% за год Известного супермарафонца судят за критику власти Ердоған Түркияның халықаралық атауын өзгертті Зеленский анонсировал «экономический паспорт украинца» Касым-Жомарт Токаев: IPO регионального лидера в сфере финтеха Kaspi.kz позволило повысить динамичность рынка капиталов Итоги недели от ИАЦ «Альпари»: макроэкономика, нефть, драгметаллы Тенге обвалили интервенции - эксперт Есеп-шот бойынша ақпарат 2025 жылға дейін берілмейді В Международный день инвалидов прошли два митинга с требованием санкций и отставок министров До 2025 года сведения по счетам передаваться не будут Ұлттық банк теңгенің не үшін құнсызданып кеткенін түсіндірді Үш елдің президенттері Ресейге қарсы санкциялар енгізуге шақырды Почему удвоили стоимость строительства аэропорта в Уральске? В Казахстане цены на стройматериалы подорожали на 30% за год Отечественных товаропроизводителей больше поддерживают коммерческие компании, нежели госорганы Оңтүстік Африка ғалымдары омикрон штаммына қатысты мәлімдеме жасады Как изменится порог достаточности для снятия пенсионных накоплений в Казахстане в 2022 году? В Казахстане спрос на SMM-специалистов стал больше, чем на официантов В Атырауской области выявлены финансовые нарушения на сумму более Т11 млрд - счетный комитет Заң жобасына сәйкес жарнама мен жол белгілері қазақ тілінде жазылатын болды Казахстанцы уменьшили свои долги перед банками почти на 42 млрд тенге - СМИ Асхат Аймағамбетов қашықтан оқуға көшу туралы айтты Что происходит с нефтью и как реагируют рынки на новый штамм коронавируса?

Пора прекратить новые проекты разведки и добычи ископаемого топлива. Без исключений

«Кто хочет достигнуть цели, тот также хочетнеобходимых для этого средств, находящихся в его распоряжении», – говорил философ Иммануил Кант. Проще говоря, когда мы ставим перед собой цель, мы должны предпринимать действия, необходимые для её достижения. Это важнейшая максима для наших правительств, и именно ею должны руководствоваться лидеры «Большой двадцатки», когда в конце октября они встретятся в Риме для борьбы с климатическим кризисом.

В Парижском климатическом соглашении мир поставил перед собой цель: удержать глобальное потепление в пределах 1,5° по Цельсию относительно доиндустриальных уровней. Межправительственная группа экспертов по изменению климата объяснила, почему эта цель важна. Если температура повысится больше, чем на 1,5°С, это поставит под угрозу жизнь на планете, включая потенциальное повышение уровня моря на несколько метров, гибель критически важных экосистем, а также высвобождение метана из тающей вечной мерзлоты, что может спровоцировать неудержимое потепление. Однако траектория, по которой мир движется сейчас, означает, что глобальная температура увеличится на катастрофические 2,7°C.

В этом году Международное энергетическое агентство (МЭА) показало технический путь к достижению цели 1,5°С. Мы должны декарбонизировать мировую энергетическую систему к середине века. Эта задача осуществима благодаря переходу от ископаемого топлива к возобновляемым источникам энергии и к зелёным видам топлива в энергогенерации, транспорте, строительстве и промышленности. Кроме того, нам нужно прекратить вырубку лесов и восстанавливать деградировавшие земли в больших масштабах.

Пока что правительства совершенно не справляются со своей частью этой работы. Как неподражаемо выразилась Грета Тунберг, они должны пойти дальше «бла, бла, бла». Они обязаны захотеть необходимых для декарбонизации средств.

Во-первых, правительствам нужно запланировать изменения в энергосистеме и в землепользовании до середины века. До 2050 года осталось всего лишь 28 лет, а требуется масштабная перестройка энергосистем и практики землепользования, поэтому правительства обязаны запланировать необходимые государственные инвестиции и меры. Они также обязаны заручиться согласием и поддержкой этих планов, подвергнув их общественному контролю, дебатам и возможному пересмотру.

Во-вторых, правительства обязаны регулировать. В докладе МЭА однозначно написано, что нет необходимости в новых инвестициях в ископаемое топливо и для них нет оправдания. Точка. У нас уже имеется достаточное количество доказанных запасов ископаемых видов топлива. Необходимо прекратить новые проекты разведки и добычи ископаемого топлива, и ни для одной страны не должно быть исключений.

В-третьих, правительства обязаны финансировать – в больших масштабах – безуглеродную инфраструктуру, в частности, национальные и региональные энергосети для возобновляемой энергетики (например, связывающие Евросоюз, Северную Африку, Восточное Средиземноморье и Ближний Восток), а также электрификацию транспорта и зданий.

В-четвёртых, правительства богатых стран обязаны помочь в финансировании усилий более бедных стран, осуществляющих необходимые инвестиции. Богатые страны уже давно обязались сделать это, но не смогли мобилизовать даже весьма жалкие $100 млрд в год (это всего лишь 0,1% мирового ВВП), которые они пообещали ещё в 2009 году.

В-пятых, развитые страны должны компенсировать развивающемуся миру тот климатический ущерб, который они уже нанесли и который будет усиливаться в будущем. Начиная с 1751 года, доля США в общем объёме выбросов парниковых составила 25%, хотя население страны не достигает и 5%. Во всём мире государства страдают от крупных климатических катастроф, ставших результатом энергетических злодеяний Америки. Но США и другие страны с исторически высокими объёмами выбросов не предложили ничего в качестве компенсации причинённого ими ущерба.

Наконец, богатые люди планеты, несущие ответственность за господствующее использование ископаемого топлива в своих странах и на глобальном уровне, должны оплатить справедливую долю издержек климатической адаптации. Однако пока что богатейшие люди в основном уклоняются от справедливого налогообложения, что было в очередной раз наглядно продемонстрировано документами из «Досье Пандоры» и докладом организации ProPublica об уклонении от налогов.

Есть и хорошие новости. Многие правительства предпринимают шаги в правильном направлении. Лидирует Евросоюз со своим «Европейским Зелёным новым курсом», который обязует ЕС добиться нетто-нулевых выбросов к 2050 году. Япония и Южная Корея также пообещали достичь нетто-нуля к 2050 году, президент Джо Байден пытается привести США в эти ряды. Китай, Индонезия и Россия поставили цель достижения нетто-нуля к 2060 году, и это обнадёживает, однако эту работу можно и нужно ускорить.

Впрочем, некоторые страны с большими объёмами выбросов, например, Австралия, Индия и Саудовская Аравия, пока не давали подобных обещаний, а в Америке появились признаки нового серьёзного политического провала в борьбе с изменением климата, несмотря на все усилия Байдена. С тех пор как в 1992 году Сенат США ратифицировал Рамочную конвенцию ООН об изменении климата, он блокирует любые действия по реализации этого договора, а также Парижского климатического соглашения.

Эта история бездействия, ставящего мир под угрозу, сейчас, похоже, продолжится. В течение последних нескольких дней Сенат США занят тем, что вырезает из предложенного Байденом бюджетного законодательства наиболее важные климатические меры. Все 50 сенаторов-республиканцев, а также горстка демократов во главе с Джо Мэнчиным (сенатор от штат Западная Виргиния) выступают против предложенного Байденом «плана чистой энергетики», призванного декарбонизировать энергетический сектор США.

В американской коррупции поражает, насколько она вопиющая. В 2020 году нефтегазовая отрасль потратила $140,7 млн на выборы (84% этой суммы достались республиканцам) и $112 млн на лоббирование. Лоббист компании ExxonMobil по секрету признался, что Мэнчин является ключевым человеком отрасли в Конгрессе. Власть Байдена настолько слаба, а коррупция в американском Конгрессе настолько глубока, что президент не способен осадить даже сенатора от небольшого штата из собственной партии, которого нужно пристыдить и высмеять за его верность крупнейшим нефтяным компаниям.

Это моральный императив правительств «Большой двадцатки» (G20) – согласовать средства достижения глобально одобренной цели климатической безопасности. На долю стран G20 приходится примерно 80% мирового ВВП и выбросов CO2. Соглашение между этими правительствами, за которыми последуют конкретные действия, в том числе борьба с коррупцией в их собственных странах, способно изменить глобальную траекторию изменения климата.

Многие из правительств стран «Большой двадцатки» уже готовы действовать, и они должны подгонять отстающих. Америку следует уведомить, что её неспособность к климатическим действиям неприемлема для остального мира. Такой же сигнал должны получить Австралия, Индия и Саудовская Аравия. Не может быть никакой терпимости к климатической коррупции и безнаказанности в мире, который охвачен пожаром.

Джеффри Сакс профессор Колумбийского университета, директор Центра устойчивого развития в Колумбийского университете, президент Сети ООН по поиску решений для устойчивого развития.

Copyright: Project Syndicate, 2021. www.project-syndicate.org

Оставить комментарий

Политика

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33