понедельник, 06 декабря 2021
,
USD/KZT: 425.67 EUR/KZT: 496.42 RUR/KZT: 5.81
Атырауские рыболовы нанесли самый большой урон в стране Қазақстан мен Өзбекстан 200 миллиард теңге көлеміндегі келісімге қол қойды В Казахстане молодых предпринимательниц стало больше на 15% за год Известного супермарафонца судят за критику власти Ердоған Түркияның халықаралық атауын өзгертті Зеленский анонсировал «экономический паспорт украинца» Касым-Жомарт Токаев: IPO регионального лидера в сфере финтеха Kaspi.kz позволило повысить динамичность рынка капиталов Итоги недели от ИАЦ «Альпари»: макроэкономика, нефть, драгметаллы Тенге обвалили интервенции - эксперт Есеп-шот бойынша ақпарат 2025 жылға дейін берілмейді В Международный день инвалидов прошли два митинга с требованием санкций и отставок министров До 2025 года сведения по счетам передаваться не будут Ұлттық банк теңгенің не үшін құнсызданып кеткенін түсіндірді Үш елдің президенттері Ресейге қарсы санкциялар енгізуге шақырды Почему удвоили стоимость строительства аэропорта в Уральске? В Казахстане цены на стройматериалы подорожали на 30% за год Отечественных товаропроизводителей больше поддерживают коммерческие компании, нежели госорганы Оңтүстік Африка ғалымдары омикрон штаммына қатысты мәлімдеме жасады Как изменится порог достаточности для снятия пенсионных накоплений в Казахстане в 2022 году? В Казахстане спрос на SMM-специалистов стал больше, чем на официантов В Атырауской области выявлены финансовые нарушения на сумму более Т11 млрд - счетный комитет Заң жобасына сәйкес жарнама мен жол белгілері қазақ тілінде жазылатын болды Казахстанцы уменьшили свои долги перед банками почти на 42 млрд тенге - СМИ Асхат Аймағамбетов қашықтан оқуға көшу туралы айтты Что происходит с нефтью и как реагируют рынки на новый штамм коронавируса?

Чем запомнились премьер-министры Казахстана?

Премьер-министр у нас всегда воспринимается как зависимая фигура, принимающая решения в фарватере, очерченном президентом. Однако, даже поверхностная ретроспектива говорит обратное – от премьера всегда зависело очень многое. Вопрос был только в том, как он сумел этим многим воспользоваться. Более того, вопреки всеобщему заблуждению, Елбасы всегда хотел сильного и самостоятельного премьера, способного взять на себя ответственность за страну, но никогда этого не прощал.

За прошедшие тридцать лет в Казахстане технически было одиннадцать премьер-министров, но фактически 10, поскольку Карим Масимов возглавлял правительство дважды.

Сергей Терещенко был первым премьером независимого Казахстана с 16 декабря 1991 по 12 октября 1994 года. Его сменил Акежан Кажегельдин, пробыв на это посту почти ровно три года – до 10 октября 1997-го. В тот день правительство на два года возглавил Нурлан Балгимбаев – до 1 октября 1999 года. Впрочем, октябрьское «проклятие» премьеров снял Токаев, покинув коридоры правительства 28 января 2002 года. Самым коротким, но ярким был период Имангали Тасмагамбетова, – он возглавлял Кабинет полтора года – до 13 июня 2003 года. Более четырех лет вторым человеком в государстве был Даниал Ахметов – до 10 января 2007. Однако, безусловным долгожителем стал Карим Масимов – сначала он управлял правительством с период с января 2007 года по 24 сентября 2012 года, а потом с апреля 2014 года по 8 сентября 2016-го, то есть в целом – почти 7 лет. Между двумя пришествиями Масимова чуть более полутора лет премьерствовал Серик Ахметов – с 24 сентября 2012 по 2 апреля 2014 г.г. Почти столько же это кресло занимал Бахытжан Сагинтаев, освободив его 21 февраля 2019 года для Аскара Мамина – действующего до сих пор премьера. Таким образом, срок работы наших глав правительств от полутора до 7 лет. Если, конечно, рекорд не побьет Аскар Мамин, но шансов на это мало, поскольку его можно назвать одним из самых критикуемых премьеров за последние годы.

Сергей Терещенко: первый премьер-министр (16 декабря 1991-12 октября 1994)

Выходец из южных регионов три года пытался удержать руль управления, когда все последствия развала Союза достигли своего апогея: предприятия останавливались, бушевала инфляция в тысячи процентов, страну выкинули из рублевой зоны, эмиграция достигла своего пика. У типичного советского хозяйственника не было никаких шансов сохранить свои позиции в условиях дикого капитализма. Позже, по его утверждению, он узнал, что «копал под него» его первый заместитель, Акежан Кажегельдин, убеждавший президента, что «под Терещенко, который «не экономист и не реформатор», инвесторы не дадут денег».

Акежан Кажегельдин: лучшая роль второго плана (12 октября 1994-10 октября 1997)

И усилия Кажегельдина, который выглядел энергичным и уверенным в том, что он знает, как вывести страну из кризиса, увенчались успехом – сделав головокружительную карьеру за считанные месяцы, он обаял Назарбаева и тот поручил ему возглавить правительство. В стране развернулась масштабная приватизация, которая, пусть оказалась и не очень справедливой, но породила целый слой новых собственников: красные директора и новые казахи почти мирно поделили между собой наследство СССР. В правительстве появились «младотюрки», которые довольно быстро добились относительной макроэкономической стабильности, появился тенге, который, несмотря на постоянную девальвацию, все же позволил вполне динамично развиваться финансовой системе. Но уже очень скоро Назарбаеву начали нашептывать, что этот Семипалатинский киндер-сюрприз раздает направо, но, что хуже, и налево тоже, имущественные активы страны, и далеко не безвозмездно. Кажегельдин пытался подать это как схоластический спор между хозяйственниками и рыночниками, но президента, большую часть жизни прожившего в условиях плановой экономики, это не только не убедило, а только укрепило в подозрениях. Но больше всего его раздражало то, что о некоторых решениях своего премьера он узнавал из прессы.

Вскоре, предварительно наградив своего протеже высокой государственной наградой, он уволил премьера, который тут же попытался придать этому решению политическую окраску. Это был акт неслыханной наглости, за которую экс-премьер поплатился преследованиями, которые плавно переросли в изгнание. Тем не менее, пожалуй, его премьерство можно назвать самым ярким в карьере правительства Казахстана.

Нурлан Балгимбаев: кризис-менеджер (10 октября 1997-1 октября 1999)

Карьерный нефтяник Нурлан Балгимбаев был таким же влиятельным оппонентом Кажегельдина, каким тот в свое время был для Терещенко. Однако, Балгимбаев удачно сочетал в себе подходы хозяйственника и идеологию рыночника. В его актив однозначно можно записать не только то, что он создал один из самых сильных по качеству составов правительства, но и дал им относительную свободу. А самое главное, это был короткий период, когда у правительства была четко артикулированная модель управления. Это позволило в условиях все еще высокой инфляции и жесточайшего энергокризиса, 12 долларах цен на нефть, кризисе неплатежей перенести столицу, президенту выиграть выборы, а стране пережить первый глобальный финансовый кризис. С уходом Балгимбаева закончился короткий период либерализма. Тем не менее, после руководства «Казахойл», президент так и не предложил ему достойной позиции, а предложенные тот, видимо, счел для себя унизительными. Казахгейт, в который он оказался замешанным, по нынешним меркам выглядит безобидной забавой.

Касым-Жомарт Токаев: (10 октября 1999 – 28 января 2002)

Теперь, уже задним числом, можно проницательно говорить о том, что Елбасы готовил Токаева себе в преемники, «обкатывая» его на разных позициях. Экономический фон премьерства Токаева был благоприятным – растущие цены на нефть позволили достаточно комфортно жить госаппарату. Но вместо этого (или поэтому) в Казахстане разразился политический кризис, равного которому не было до сих пор. Распоясавшиеся «младотюрки» совершили демарш, вошедший в историю как Демократический выбор Казахстана (ДВК), в который вошли не только члены правительства, но, что гораздо хуже, они объединились с лидерами из бизнеса. Реальным триггером процесса был зять президента Рахат Алиев. В своем заявлении Касымжомарт Токаев сообщил, что на президента Казахстана готовился ряд покушений. «Только за последние три месяца спецслужбам стало известно о двух фактах готовившихся терактов на нашего президента, но ничего об этом не было сообщено народу... Смею заверить, что террористы находятся не так далеко от нас», – заявил тогда премьер. Сообщение главы правительства о попытках покушений на Назарбаева подтвердили и в службе охраны президента Казахстана. «Демократические преобразования в Казахстане остановились, и в этом главная угроза для будущего страны. Сосредоточение в одних руках контроля над силовыми структурами и информационными ресурсами крайне опасно», – заявили лидеры ДВК.

«Я обращаюсь к главе государства с настоятельной просьбой сместить со своих должностей непрофессионалов и интриганов, работающих в его окружении... пришло время служить стране, а не прислуживать сторонним хозяевам. Пришло время заниматься реальным делом, а не политиканством... Если президент не примет мои предложения по кадровым вопросам, то в отставку уйду я сам», – так недипломатично выразил свою позицию карьерный дипломат.

Президент принял этот ультиматум. Начало 2000-х ознаменовалось щедрым дождем нефтедолларов. Об либерализации экономики и модернизации политической системы можно было забыть на долгие годы, и даже десятилетия. Период реальных реформ закончился. Началась их бурная и дорогостоящая имитация.

Имангали Тасмагамбетов: «продукт Назарбаева» (28 января 2002-13 июня 2003)

На место Токаева пришел любимец интеллигенции Имангали Тасмагамбетов, запустивший масштабную программу «Культурное наследие». Однако, его обещавшим быть внешне безоблачным премьерство «испортил» земельный вопрос.

На посту главы правительства Тасмагамбетов «прогремел» своей добровольной отставкой. Как он сам писал в послании парламенту, отставка была «связана с ситуацией вокруг Земельного кодекса», точнее — с введением частной собственности на землю. Парламент был против, премьер — за. В итоге был поставлен вопрос о доверии правительству, и мажилис проголосовал против. »… Я как руководитель Правительства принципиально не согласен с допущенными грубейшими нарушениями процедуры голосования. Подсчёт голосов был произведен без участия членов счетной комиссии — коллег из Сената. Из этого следует вывод о том, что итоги голосования в Мажилисе были фальсифицированы», — писал тогда Тасмагамбетов…

Впрочем, это не первый эпатаж с его стороны: в 2002 году именно Тасмагамбетов выступил в парламенте с «ответкой» оппозиции, обвинившей президента в коррупционных схемах и миллиардных суммах на зарубежных банковских счетах. «Президент не имеет зарубежных счетов – он просил передать вам это» — сказал он тогда в ответ на запрос депутата Толена ТОХТАСЫНОВА. В разгар международного скандала по поводу «казахгейта» такое заявление могло стоить репутации и карьеры.

Тем не менее, дальнейшая карьера Имангали Нургалиевича была довольно успешной – общество ему простило даже Шаныракские события и, несмотря на тихий уход на пенсию, он остается одним из самых популярных политиков Казахстана. А некоторые особо проницательные наблюдатели не исключают его возвращения на политический олимп.

Эра Карима Масимова (28 января 2007– 24 сентября 2012, 2 апреля 2014 – 8 сентября 2016)

Нынешний глава КНБ относится к тем, про кого говорят: не место красит человека, а человек – место. На всех своих позициях он входит в число самых влиятельных людей в стране, хотя никогда не отличался ни публичностью, ни какими-то яркими поступками.

Тем не менее, в эпоху Масимова в Казахстане начались разнообразные экономические эксперименты, официальной причиной которых считался мировой финансовый кризис, разразившийся в 2008 году. Этот период также запомнится изящной реализацией операции «Суперхан», в ходе которой были аккуратно «зачищены» остатки младотюрков: одних вынудили покинуть страну, а другие органично переросли в олигархов. В качестве компенсации закату либерализма государство запустило программу щедрых субсидий для бизнеса. В Казахстане началась эпоха государственного капитализма. Впрочем, были и достаточно креативные попытки, например, программа «Народного IPO», которая, впрочем, достаточно быстро оказалась свернута. Зато в стране появился новый монстр – ФНБ «Самрук-Казына».

Серик Ахметов: война кланов (24 сентября 2012-2 апреля 2014)

С точки зрения знаковых событий период Серика Ахметова не запомнился чем-то экстраординарным. Но это компенсировалось шокирующей новостью о его задержании в ноябре 2014 года по обвинению в коррупции. Это был один из первых прецедентов, когда высокопоставленный чиновник был осужден без каких-либо политических мотивов. Действительно, Ахметова можно было заподозрить в чем угодно, кроме политических амбиций, и поэтому общество не преминуло поставить единственно верный диагноз – война кланов.

В декабре 2015 года Серик Ахметов приговорён судом к 10 годам лишения свободы в колонии общего режима. Он признал вину в том, что «будучи акимом Карагандинской области и премьер-министром Казахстана, не досмотрел за отдельными лицами, допустившими хищение бюджетных средств в Карагандинской области». Незадолго до начала рассмотрения апелляционной жалобы друзья и брат Серика Ахметова полностью возместили материальный ущерб государству за всех осуждённых – 2,2 млрд тенге.

21 сентября 2017 года Ахметов вышел на свободу «в связи с заменой лишения свободы на ограничение».

Бахытжан Сагинтаев: «правительство трусов» (9 сентября 2016-21 февраля 2019)

Он также проработал премьером относительно недолго и тоже особо ничем не запомнился, кроме как робких попыток наладить диалог с экспертами, но довольно быстро потерял к ним интерес, как и к попыткам сформировать внятный экономический курс страны.

Он продолжил сложившуюся традицию «сорить деньгами», чтобы потом проще было обвинять население в патернализме. В активе правительства Сагинтаева запуск программы «7-20-25», внедрение ОСМС и еще одной жилищной программы «Нурлы жер».

В августе 2017 года Бакытжан Сагинтаев дал «конкретные поручения министрам по улучшению условий жизни казахстанцев». Но они оказались не благодарны и в его адрес посыпался поток критики, к которому присоединился и президент. «Если не будете нормально работать, я всех из Сингапура и Японии приглашу вместо вас», – сказал Нурсултан Назарбаев в октябре 2018. А через несколько месяцев и вовсе дал волю гневу: «Вы просто трусы, а не правительство и не министры!» и 21 февраля предложил им уйти в отставку.

Аскар Мамин: первый во времена второго

О действующих премьерах говорят либо хорошо, либо ничего. Но Мамина трудно назвать везунчиком – после долгого десятилетия нефтяного благополучия на его кабинет обрушились все беды: пандемия, падение (не фатальное, правда) цен на нефть, но, что наиболее интригующее – манкирование Акорды. Противостояние между вторым Первым и его же кабинетом видно даже неискушенному наблюдателю, за которым с мудрым прищуром наблюдают из Библиотеки. Принцип «разделяй и властвуй» впервые работает между самыми влиятельными зданиями левого Нур-Султана. Тем временем, спикер Нигматуллин с нескрываемым удовольствием распекает министров как нашкодивших школяров. Видать, неспроста… и за дело.

Оставить комментарий

Политика

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33