четверг, 09 декабря 2021
,
USD/KZT: 425.67 EUR/KZT: 496.42 RUR/KZT: 5.81
В столице провакцинировано 65 процентов жителей Комитет ООН признал нарушение прав Шарипа Куракбаева Депутат кредиттік амнистия жариялау туралы ұсыныс жасады Тенге продолжает восстановление PTC CARGO стал оператором первого регулярного поезда из Китая в Грузию Қазақстан тауар биржаларына қойылатын талаптарды арттырады В Казахстане могут объявить в розыск активиста Серикжана Билаша Ни хлеба, ни зрелищ: творческие люди в Казахстане не в цене Қазақстанда жаңа ұлттық саябақ құрылды Сотрудников министерства культуры Узбекистана обязали носить дуппи на работе Алексей Цой: «Вакцинация 70% населения позволит снизить пандемию до уровня сезонных заболеваний» Что стоит за выкупом акций Народного банка? Ұлттық санақ қорытындысы бойынша қазақстандықтардың жалпы саны аталды На фоне роста депозитной базы вклады  в Jusan Bank, Bank RBK и Нурбанке снижаются Қазақстан Қырғыз Республикасына әскери-техникалық көмек көрсетеді Коммунистическое прошлое не позволило Сауле Омаровой занять престижную должность в США Тоқаев рақымшылық туралы заңға қол қойды 9-летняя астанчанка стала чемпионом мира по джиу-джитсу Кузбасс шахтасынан тағы 13 адамның мәйіті табылды Многодетная семья из Караганды получила 122 тенге соцпомощи На нефтяной рынок поступили «бычьи» сигналы Фонд Батырхана Шукенова выпустил пластинку «Отан Ана» Токаев обещает построить четыре трансграничных хаба Павлодар облысында 70 млрд теңгеге өндіріс орны ашылады Фонд Динары Кулибаевой выделит Т520 млн на продукты для 20 тысяч семей

Организация Тюркских государств: аплодисменты, скепсис, враждебность

Итак, в Турции завершил свою работу VIII саммит Совета Тюркского сотрудничества. И пока весь Тюркский мир рукоплескал решениям этой встречи в верхах, остальные страны сделали вид, что не заметили зарождение нового субъекта международных отношений, просчитывая его последствия и формируя свои подходы.

Что же произошло в эти дни на турецкой земле и чего ожидать нам?

Сразу обратим внимание, что саммит зримо отличался от схожих международных форматов. Во-первых, само место проведения – специально отстроенный для этой цели остров демократии и свободы (прежнее название – Яссыада). Остров, расположенный в Мраморном море рядом со Стамбулом, был переименован в память о казненных здесь после военного переворота 1960 года бывшего премьер-министра Аднана Мендереса и его соратников. Кстати, имя этого выдающегося деятеля очень много значит для казахов – он сыграл ключевую роль в спасении десятков тысяч наших соотечественников, которые бежали от советской деспотии и оказались в Турции. В своей речи наш президент Касым-Жомарт Токаев от имени всего казахского народа почтил память Аднана Мендереса и выразил признательность турецкому народу за оказанную помощь.

Во-вторых, работу заседания предваряла совместная молитва тюркских лидеров, что подчеркивало особое духовное родство народов, которые они представляют. Наконец, атмосфера, созданная на острове демократии и свободы, доверительный, если не сказать братский тон обсуждений, сильно контрастировали на фоне иных официальных мероприятий с присущими им столкновением интересов, недомолвками и интригами. Все это говорит не о конъюнктурном характере сотрудничества, а искреннем стремлении к сближению.

Что касается непосредственно самих итогов саммита. Принято решение об изменении наименования Совета сотрудничества тюркоязычных государств на Организацию тюркских государств. По факту это означает появление полноценной международной организации, которая будет строится уже не просто декларациях, а на конкретных обязательствах участников.

Напомним, что в состав ОТГ входят Азербайджан, Казахстан, Кыргызстан, Турция и Узбекистан, в качестве наблюдателя – Венгрия. Между тем, в ходе работы саммита Туркменистан был принят в организацию в качестве страны-наблюдателя. Таким образом, удалось объединить все тюркоязычные страны. Однако ареал Тюркского мира этим не ограничивается. Сегодня большие массивы тюркских народов в статусе автономных республик и районов находятся в России, Китае, Иране, Монголии. Все они естественным образом тяготеют к своим корням. Более того, тюркская солидарность нередко берет верх над установлениями государств-сюзеренов. Можно вспомнить, как во время прошлогодней войны за Карабах многомиллионная азербайджанская диаспора в Иране выступила на стороне Баку, хотя официальный Тегеран симпатизировал Еревану. Ранее схожий пример показал Татарстан, который, будучи частью Российской Федерации и несмотря на антитурецкую линию Москвы из-за сбитого истребителя, отказался порывать с Анкарой.

Среди принятых на полях саммита документов следует отметить «Видение Тюркского мира-2040», в котором намечены главные направления сотрудничества. Для продвижения экономических проектов создан Тюркский инвестиционный фонд. Кроме того, Организация учредила собственную премию имени Алишера Навои за вклад в единство Тюркского мира.

Возникает закономерный вопрос: насколько достижимы поставленные задачи? Да, исходный потенциал Тюркского мира на самом деле выглядит внушительно. Это примерно 180 миллионов человек, обширные и стратегически важные территории от Средиземного моря до Дальнего Востока, солидная экономический и военная мощь, богатые природные ресурсы и т.д. При грамотной и системной организации дела по примеру Европейского союза, такой ресурс обещает весомые дивиденды как для всей группы стран, так и ее отдельных участников. Не меньшее значение имеет консолидация рядов перед натиском окружающих центров силы. Тем более, как бы не превозносили роль международного права и приверженности цивилизованным нормам поведения, фактор силы продолжает играть первостепенное значение в нынешнем мире.

Отсюда, собственно, весьма настороженное отношение тех же России, Китая, Европы, не говоря об игроках средней величины, к зарождающемуся альянсу тюрков. Исторически многие из этих стран на себе ощущали последствия тюркского единства и последующего могущества. Чего стоят, например, мучительные по сию пору фантомные боли от потери Константинополя. Напротив, в более приближенной ретроспективе собственно и Москва, и Пекин, и отдельные европейские столицы рассматривали тюркские страны в качестве объектов колонизации. При этом несмотря, на де-юре обретенную независимость многие члены Организации тюркского государств, сотнями невидимых ниток остаются привязанными к былым метрополиям и скованны в своих действиях. Озвучиваемые же последними время от времени претензии в адрес того же Казахстана показывают, что имперские амбиции не только никуда не делись, но и усиливаются.

Ясно, что любые попытки объединить тюрков будут вызывать раздражение некоторых соседей. Для отдельных стран идеи пантюркизма могут представлять и внутриполитические риски, связанные с утратой доминанты в национальных окраинах. Поэтому надо четко представлять себе, что наш альянс ждут непростые времена. Но если учесть, что значимые успехи в истории человечества достигались не благодаря, а скорее вопреки устоявшемуся порядку, то вероятные палки в колеса должны не столько пугать, сколько укреплять в собственной правоте.

Серьезным препятствием является разнонаправленность геополитических и геоэкономических интересов членов ОТГ. Так, Турция преимущественно завязана на делах Средиземноморья и Причерноморья, Азербайджан – вопросах Кавказа и Каспия, республики Центральной Азии выявляют разные степени кооперации и привязки к России, Китаю, Ирану и т.д. В длинном списке подобных зачастую ущербных зависимостей, фактор тюркской солидарности в силу объективных и субъективных причин, вряд ли занимает первые строчки. Во всяком случае пока. Негативную роль может также сыграть личностный либо национальный эгоизм тюркских лидеров.

С другой стороны, из всех имеющихся в распоряжении опций, пожалуй, единственным адекватным в плане учета национальных интересов, обещает быть именно Тюркский союз. При всех видимых плюсах смычки с другими полюсами влияния, речь по сути идет о взаимодействии в формате «патрон-вассал», но никак не равноправном партнерстве. И похоже, после 30-лет проб и ошибок Тюркский мир возвращается на круги своя и к здравому смыслу: Турция, разочаровавшись в европейской интеграции, Азербайджан – отчаявшись вернуть свои исконные земли с опорой на международное право, Узбекистан и Туркменистан – убедившись во вредности самоизоляция, Казахстан и Кыргызстан – поняв тщетность попыток добиться равноправия с Россией.

Насколько эти базовые установки будут воплощены в реальные дела – покажет время. Но тот факт, что тюркское братство открыто оформилась в полноценную международную организацию, обнадеживает само по себе. Это означает, что пусть и запоздало, но внутренний скепсис преодолен, а давление и даже прямой шантаж соседей более не действуют. Хорошая новость заключается в том, что председательство в организации на предстоящие два года переходит от Азербайджана к Турции. Учитывая опыт и прагматизм турецкого президента Таиб Реджеп Эрдогана, а главное, его настойчивость в достижении поставленных задач, это обещает стать хорошим подспорьем. Наряду с партнерами, активная роль в продвижении тюркского единства играет и наша страна. Не случайно, что основным драйвером саммита и этого процесса в целом выступил Генеральный Секретарь Организации Багдад Амреев.

Ps. Столь масштабное событие, как саммит Организации тюркских государств, само по себе заслуживает пристального внимания и осмысления в Казахстане. Тем и любопытно, почему ряд отечественных изданий не удостоили вниманием это мероприятие, тем более с участием первого лица государства. Как-то повеяло духом больших соседей. Впрочем, это уже другая тема.

Оставить комментарий

Политика

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33