четверг, 09 декабря 2021
,
USD/KZT: 425.67 EUR/KZT: 496.42 RUR/KZT: 5.81
В столице провакцинировано 65 процентов жителей Комитет ООН признал нарушение прав Шарипа Куракбаева Депутат кредиттік амнистия жариялау туралы ұсыныс жасады Тенге продолжает восстановление PTC CARGO стал оператором первого регулярного поезда из Китая в Грузию Қазақстан тауар биржаларына қойылатын талаптарды арттырады В Казахстане могут объявить в розыск активиста Серикжана Билаша Ни хлеба, ни зрелищ: творческие люди в Казахстане не в цене Қазақстанда жаңа ұлттық саябақ құрылды Сотрудников министерства культуры Узбекистана обязали носить дуппи на работе Алексей Цой: «Вакцинация 70% населения позволит снизить пандемию до уровня сезонных заболеваний» Что стоит за выкупом акций Народного банка? Ұлттық санақ қорытындысы бойынша қазақстандықтардың жалпы саны аталды На фоне роста депозитной базы вклады  в Jusan Bank, Bank RBK и Нурбанке снижаются Қазақстан Қырғыз Республикасына әскери-техникалық көмек көрсетеді Коммунистическое прошлое не позволило Сауле Омаровой занять престижную должность в США Тоқаев рақымшылық туралы заңға қол қойды 9-летняя астанчанка стала чемпионом мира по джиу-джитсу Кузбасс шахтасынан тағы 13 адамның мәйіті табылды Многодетная семья из Караганды получила 122 тенге соцпомощи На нефтяной рынок поступили «бычьи» сигналы Фонд Батырхана Шукенова выпустил пластинку «Отан Ана» Токаев обещает построить четыре трансграничных хаба Павлодар облысында 70 млрд теңгеге өндіріс орны ашылады Фонд Динары Кулибаевой выделит Т520 млн на продукты для 20 тысяч семей

Организация Тюркских Государств: это не союз «против», это союза «за»

Продолжение. Начало читайте здесь.

Мир воспринял появление Организации Тюркских Государств в лучшем случае настороженно, а в худшем – достаточно враждебно. Политики тюркских государств создали свой союз в довольно непростых условиях. Но каким будет его реальное содержание? Exclusive.kz и Центр Политических Исследований Академии Наук МОН РК обсудил этот вопрос с экспертами региона.

Юрий Пойта, руководитель Азиатской секции New Geopolitics Research Networ: Европа не воспринимает тюркский союз как угрозу

Пока четкой и понятной позиции у ЕС и отдельно у европейских стран по отношению к Организации Тюркских Государств нет. Это вполне естественно, поскольку в Европе сейчас заняты другими вопросами: отношениями с Россией, Северным потоком-2, усиливающейся конкуренцией с Китаем, кризисом на границе с Беларусью, росийско-украинским вооруженным конфликтом и т.д.

Однако, если судить по оценкам экспертов и исследованиям европейских аналитических центров, то можно сказать что усиление Организации Тюркских государств, если оно реально произойдет, не будет восприниматься в Европе как угроза, а будет рассматриваться как новое окно возможностей.

Во-первых, это связано с тем, что ЕС пока что без видимых результатов пытается реализовать свою стратегию по взаимосвязи с Азией (EU-Asia Connectivity Strategy, 2018). Раньше данная стратегия рассматривалась как взаимосвязь с китайским «Поясом и путем», однако на данный момент ее развитие планируется в качестве альтернативы китайским проектам. Причиной этому является усиление стратегической конкуренции между Западом и Китаем, несоответсвие китайских проектов подходам ЕС в плане открытости, поотчетности, механизмов финансирования и т.д. В частности, в исследовании Аналитического центра Европарламента 2021 г. «Prospects for EU-Asia Connectivity: The European way to connectivity» проблемой сотрудничества с Китаем в этой сфере называется «сложность сочетания нормативного и основанного на правилах подхода ЕС с «Поясе и пути», где доминируют государственные предприятия Китая и геополитические интересы, в контексте которых Пекин может предложить ЕС – «младшее партнерство в области подключения по-китайски».

Это же касается и политики Москвы в регионе. По мнению авторов этого исследования «ОДКБ и ЕАЭС стремятся гарантировать России лидирующую роль в ее «ближнем зарубежье» в ущерб другим игрокам, что может затруднить разработку ЕС инициатив по подключению».

На данный момент Брюссель разрабатывают новую стратегию – «EU's Connectivity Strategy», которая призвана значительно расширить логистический потенциал ЕС. Планируется, что новый документ будет готов к весне 2022 года. В связи с этим, возможно, развитие Организации Тюркских государств будет способствовать логистическим и транспортным инициативам ЕС, и в данном плане можно создать синергетический эффект по развитию совместных проектов.

Во-вторых, ЕС в общем, и страны Восточной Европы в частности, заинтересованы в поддержании стабильности на своих рубежах. Опыт продемонстрировал, что Россия выступает спойлером стабильности и безопасности, а взаимодействие с Москвой не приводит к достижению этой цели. Отношения с Китаем также не приносит ожидаемого результата, поскольку опыт региональных конфликтов показал, что Пекин пока что не готов брать на себя ответсвенность по обеспечению мира и безопасности в регионе, а некоторые действия Китая рассматриваются в ЕС как «гибридное» влияние с целью подорвать европейские ценности и институты. В данном контексте Организация Тюркских Государств может взять на себя роль по достижению регионального мира и стабильности, о чем было сказано в недавно принятой стратегии «Тюркское видение 2040». Демонстрация европейским партнерам реальных шагов в этом направлении также вызовет позитивную реакцию ЕС, и будет способствовать синергетическим усилиям.

Фактором, который будет способствовать указанным выше двум инициативам, является то, что в данный момент ЕС теряет свое геополитическое значение, и чиновники в Брюсселе серьезно этим обеспокоены. Поэтому, предложения, которые позволят ЕС реализовать свои цели, будут позитивно восприняты в Брюсселе, и на них необходимо сосредоточиться в переговорном процессе.

Говоря об опыте Украины, аналитик отметил, что в Киеве длительное время рассматривали возможность присоединиться к Организации Тюркских государств в качестве наблюдателя. Сложно сказать, на каком этапе сейчас данная инициатива. Возможно, Украина для реализации своих задач в области экономики и безопасности выбрала двусторонний формат взаимодействия со странами региона. Например, отношения с Турцией сейчас развиваются очень активно: готовится к подписанию соглашение о свободной торговле между странами, создан формат взаимодействия министров обороны и иностранных дел «Квадрига», реализуются десятки проектов в оборонной промышленности – по совместному производству ударных беспилотников Bayraktar TB2 и Akıncı, тяжелого боевого вертолета T-929 ATAK-2 и др.

Четкая и последовательная поддержка Турцией позиции Украины по незаконной аннексии Россией Крыма, в том числе в рамках Крымской платформы, также демонстрирует готовность Турции проводить смелую и независимую региональную и глобальную политику, что, с нашей точки зрения, является позитивным фактором для превращения ОТГ в влиятельную международную организацию.

Айдос Сарым, политолог, депутат Мажилиса Парламента Казахстана: «ОТГ – это не организация «против». Это союза «за».

– Создание ОТГ – давно ожидаемое событие, но это только начало пути. В этом процессе есть два измерения. Внутренняя часть наиболее понятна: сбалансировать влияние КНР, РФ, ЕС и фактора Афганистана. Все это достаточно системно отражено в документе «Тюркское видение 2040». Надо определиться с новыми обстоятельствами, связанными с налоговыми режимами, визовыми вопросами, вовлекать бизнес-сообщества и создать общее информационное поле. Однако, есть внешние измерения и они сложнее. Новой организации нужно правильно позиционировать себя в ООН, выстроить правильные отношения с Пекином, Москвой и Брюсселем. Учитывая то обстоятельство, что Турция член НАТО, а мы – ОДКБ, необходим диалог не только на уровне внешнеполитических ведомств, но и организаций. Надо объяснить миру, что ОТГ – это не угроза, а возможность, хотя попытки демонизировать эту структуру уже появляются. Это не организация «против», а организация «за». Поэтому важно найти внешнеполитические формулы, приемлемые как внутри, так и снаружи. Нужно определиться, что делать с интересами других стран, где есть тюркский компонент. В той же России тюркские институты работают в усеченном формате – Кремль воспринимает отношения даже с тем же «Тюрксой», как враждебные. Чувствителен вопрос и в отношении тюрков в Китае и здесь важно понимать нашу ответственность перед ними. В следующем году запланирован новый саммит ОТГ и я рад, что такие обсуждения происходят.

Есенжол Алияров, Президент "Ассоциации политических исследований": «Нам по-прежнему мешает тоталитарное мышление»

– ОТГ – мощное явление, которое уже воспринято неоднозначно внешними факторами. Но проблема в том, что мы сами тоже еще не имеем четкого представления, чего от нее хотим. Преобладание тоталитарного мышления все еще довлеет над нами. Мы уже несколько разочарованы своим присутствием в ЕАЭС, в котором сложно уживаются общие цели и национальные интересы. Есть такая формула: сильные участники – сильные объединения. Добиться ее реализации – процесс долгий и болезненный. Прошлое объединяло нас, но настоящее пока разъединило. Кто станет локомотивом объединения? Как будут учитываться интересы его членов? Без экспертного диалога здесь не обойтись.

Аскар Нурша, политический аналитик: «Пантюркизм и тюркская интеграция – это не одно и то же»

– Уже десять лет мы находимся под воздействием искаженной информационной политики, продиктованной проевразийскими и пророссийскими настроениями. Но, несмотря на это, в наших обществах есть и протюркские настроения, которые особенно проявились в связи с ситуацией в Карабахе и на фоне приграничных конфликтов между Таджикистаном и Кыргыстаном, воспринятые едва ли не как конфликт оседлых народов с кочевниками. Для этого есть ряд и исторических предпосылок, включая благодарность казахов за то, что в свое время они приняли тысячи наших соотечественников, бежавших от Советской власти. Кстати, наш президент в своей речь не обошел вниманием этот эпизод и выразил благодарность Турции. В то же время, если быть прагматичными, то основой интеграции должна стать экономика, и прежде всего использование потенциала транспортно-энергетического коридора через Каспий.

Да, растет определенный скепсис в отношении ЕАЭС, который втянул нас в орбиту санкционных ограничений в отношении России. На фоне отрицательного торгового баланса с Россией, ее доля в импорте продолжает расти, а значит, мы становимся донорами ее экономики.

В то же время, не стоит забывать, что и Турция несет издержки своей активности на Ближнем Востоке и это будет сдерживающим фактором для других тюркских государств. К тому же, есть определенные исторические предубеждения против Турции. Пантюркизм нельзя приравнивать к тюркской интеграции, как это особенно часто делают россияне. В то же время, когда мы говорили о многовекторности, то это должно касаться и импорта за счет тех же тюркских государств, который может составить конкуренцию российской и китайской продукции – Турция обладает значительным индустриальным потенциалом.

Что касается военного сотрудничества, то при всей симпатии к Турции, мы не должны питать иллюзий, что она в состоянии дать гарантии безопасности странам Центральной Азии – у нее нет на это достаточных ресурсов, даже с учетом ее членства в НАТО. Да, можно вести речь о подготовке военных кадров, проведении совместных учений, но, поскольку мы географически и исторически зажаты между Россией и Китаем, должны понимать пределы возможностей Турции.

Еще один вызов – выработать отношение к тем тюркским народам, которые не имеют своей государственности. Без решения этого вопроса в ОТГ могут видеть откровенно вражескую идеологию, которая будет подрывать их межнациональный мир. Как вы знаете, Россия запретила своим тюркам принимать участие в протюркских проектах. Нам нужно предложить Кремлю конструктивную и взвешенную позицию по этой деликатной проблеме. Не менее чувствительна эта проблема с СУАР, где уйгуры в конце концов могут превратиться в евразийских курдов. Без ответа на эти вопросы тюркская интеграция быстро сойдет на нет.

Меруерт Махмутова, директор Public Policy Research Center: «ОТГ – потенциальная альтернатива ЕАЭС»

– В Казахстане видят сотрудничеству с ОТГ как контрбаланс Китаю и России. Действительно, нас сближает общая ментальность, хотя экономических интересов пока не очень много, и они достаточно консервативны. Но отмечу, что Турция всегда хорошо использовала мягкую силу. Ее ведущие аналитические центры уже много лет являются организаторами экспертных дискуссий, а их участниками являются бывшие и нынешние высокопоставленные политики. США не скрывают, что хотят видеть Турцию лидером Ближнего Востока, а события в Афганистане послужили катализатором институционального оформления ОТГ.

Считается, что объединяются перед лицом общей угрозы и Афганистан стал таким вызовом для региональной безопасности. Только объединившись ЦАР и Турция, как член НАТО, могут принять на себя определенную ответственность за сохранение стабильности. Но, поскольку политические и экономические интересы сильно переплетены, каждой из наших стран в первую очередь нужно укреплять свой потенциал привлекательности для сотрудничества, особенно в несырьевом секторе.

В свое время, когда создавался ЕАЭС, нам обещали доступ к рынку 175 млн. человек. Но ОТГ – не менее перспективно с его 165-миллионным рынком. Тем более, что ставка на ЕАЭС себя на оправдала. Нам пора более тщательно выбирать себе друзей. Усиление ограничений, связанных с санкциями по отношению к России и Беларуси очень ограничивает возможности и Казахстана. Поэтому диверсификация обеспечит баланс сил, в том числе с экономической точки зрения.

Тогжан Кожалиева, лидер общественного движения ХАК: «Турция признает Казахстан духовным центром тюркского мира»

Я давний сторонник этой коалиции. Декларируя многовекторность, в реальности Казахстан уже давно и прочно оказался в зоне неоколониального ракурса России. Тем не менее, анализ нашего информационного поля в ходе 44-дневной войне в Карабахе продемонстрировал активную общественную поддержку Азербайджана в Казахстане. Это значит, что протюркские настроения преобладают, по крайней мере, не меньше, чем евразийские.

Что касается тюрков, не имеющих своей государственности, то в Уставе тюркского совета сказано, что членами организации могут стать только суверенно признанные государства. Во-вторых, статус наблюдателями могут получить только те страны, в которых одним из государственных языков является тюркский или более 50 процентов представляют тюркские этносы. Россия, Афганистан и Монголия подавали соответствующие заявки, но вопрос по ним пока рассматривается.

Еще раз хотелось бы подчеркнуть, что у членов ОТГ – не только общие интересы, но и общая вековая история. Такого мощного объединяющего компонента нет ни в одном из интеграционных союзов. Но самое главное – Турция признает Казахстан духовным центром тюркского мира.

Оставить комментарий

Политика

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33