суббота, 22 января 2022
,
USD/KZT: 425.67 EUR/KZT: 496.42 RUR/KZT: 5.81
Глава МИД рассказал о январских событиях на заседании в ОБСЕ Казахстанцы могут сообщать о завышенных ценах на продукты - эксперты Колебания в нефти привели к снижению тенге Тоқаев: Еліміздегі білім жүйесін өзгерткім келеді Айдос Сарым: Решение Европейского Парламента является элементом политической игры Страховые компании Казахстана упростили рассмотрение страховых случаев О чем говорил Токаев на встрече с бизнесменами? Халықтың жартысының табысы 50 мың теңгеден аспайды - Тоқаев АО «Ак Алтыналмас» повышает заработные платы сотрудникам Кенес Ракишев и Асель Тасмагамбетова перечислят Т1 млрд в фонд «Қазақстан халқына» Генпрокуратура опубликовала номера дежурных прокуроров для жалоб казахстанцев Открыт прием заявок для бизнесменов Казахстана на возмещение ущерба - НПП «Росатом» Қырғызстанда АЭС салады МИД отреагировал на заявление Европарламента с критикой в адрес властей Казахстана Франция Әблязовқа тағылған айыпты алып тастауға шақырды Европарламент призвал расследовать события в Казахстане и ввести санкции Юристы Казахстана выдвинули требования президенту Токаеву Известный марафонец выиграл иск по делу о «защите чести и достоинства» первого президента Казахстана Европарламент призвал к международному расследованию событий в Казахстане, призывая наказать чиновников Активисты группы #НЕТУТИЛЬСБОРУ требуют проверки на наличие коррупционной составляющей АО «Жасыл Даму» Сауд Арабиясында рекордтық суық тіркелді Скончался Толеубек Аралбай - заслуженный артист Казахстана Мәсімовтың туысы лауазымды қызметінен босатылды В Алматы полицейские обнаружили тайные захоронения боевиков В Казахстане приходится всего 38 военных на 10000 человек

Шоковая терапия: почему под основным ударом оказался именно Алматы?

Проходит первый шок и даже не очень искушённые люди пытаются осознать, что же случилось на самом деле. Увы, но официальная трактовка происходящего только генерирует новые вопросы. Что же это было: внутриэлитный конфликт, попытка госпереворота или только начало большой политической многоходовки?

Итак, если попытаться проанализировать события прошедшей недели, то цепь событий выглядит следующим образом. 2 января начали поступать сообщения о стихийных митингах протеста в Жанаозене. Уже на следующий день к ним начали присоединяться жители сначала западных, а потом центральных и южных регионов. При этом, все акции носили демонстративно мирный характер, к чести полиции массовых задержаний не предпринималось. Страну охватил патриотический порыв, люди пели гимн Казахстана, не забывая требовать отставки правительства, контроля цен и реальных реформ.

Однако, к тому времени, когда Акорда выполнила требования протестующих, отправив в отставку правительство Мамина, ситуация начала выходить из-под контроля. В ночь с 4 на 5 января практически из всех регионов страны начали поступать сигналы о провокациях, вооруженных людях и случаях мародерства. Все чаще на площадях вместо политических лозунгов начали кричать «Аллах акбар».

К тому времени интернет был отключен, поэтому запоздалые обещания президента принять конкретный план реформ были услышаны весьма узким кругом его приближенных. Те несколько часов, во время которых соцсети и месенджеры взорвались вестью о том, что Токаев намерен обратиться к ОДКБ, разделили общество на два лагеря: одни считали, что это начало российской оккупации, а другие – единственно адекватным решением в условиях практического предательства внутренних силовиков.

Свою роль сыграло и сообщение о том, что Токаев возглавил Совет безопасности. Елбасы пропал из радаров на фоне ареста высокопоставленных офицеров спецслужб.

Если рассматривать официальную версию о том, что конфликт спровоцировали некие внешние силы, то возникает несколько неловких вопросов.

Во-первых, если речь шла о попытке государственного переворота, во главе которого, предположительно, стоял глава КНБ Карим Масимов, а также информации о задержании его заместителя Самата Абиша и Кайрата Сатыбалды, то это был все же внутриэлитный конфликт. При этом, неясно, какие внешние террористические силы были привлечены и в каком количестве. Сначала называлась цифры о 500 боевиках, число которых за три дня выросло до 20 000. Скорее всего, сначала угрозы была недооценена, а потом – переоценена. Как всегда, наверное, истина где-то посередине – в страну либо проникли, либо уже располагались несколько тысяч боевиков. Позже сообщалось, что в агрессии против Казахстана участвовали боевики из Афганистана, Цетральноазиатских стран и с Ближнего Востока.

Если опять же принять официальную версию, что начальство запретило силовикам предпринимать какие-то действия по урегулированию столкновений, то это значит, что в заговор были вовлечены десятки, а то и сотни офицеров спецслужб, а с учетом странной позиции полиции, то здесь не обошлось и без МВД, пограничных служб и даже министерства обороны. Будем надеяться, что противоречивость и недомолвки связаны с шоком, в котором пребывала Акорда, которая и сама толком не понимала, что происходит на самом деле.

Однако, все это никак не отвечает на вопрос: почему же все-таки эпицентр к концу недели сместился в Алматы? Как случилось, что в течение нескольких часов горожане оказались практически один на один с вооруженными бандитами?

Если речь шла о смещении действующего руководства, то логичнее было бы сосредоточить удар на Нур-Султане, который является центром принятия решений. Зачем штурмовать здание акимата, резиденции президента, телецентра, прокуратуры и ДВД, которые на тот момент были не более, чем пустыми зданиями. Более понятным в этом смысле выглядят захват аэропорта и железной дороги, блокировка дорог. Единственное логичное объяснение – взять под контроль крупнейший мегаполис страны, а следом и весь густонаселенный юг. Но что-то в этой версии не вызывает доверия. Если считать события звеньями одной цепи, то почему все началось на западе Казахстана, если даже жанаозеньцев использовали «вслепую»?

По словам Токаева, Алматы и 9 областных центров оказались в руках бандитов. Если в случае с Алматы в какой-то степени это было действительно так, то наши консультации с коллегами из других регионов скорее успокаивали, чем тревожили. В Жанаозене, Актау, Атырау, Уральске и Нур-Султане ситуация была относительно миролюбивой. Жители, зная друг друга едва ли не в лицо, сами купировали конфликты и организовывали дружины. На юге ситуация продолжала оставаться тревожной.

Президент сообщил, что «развернуты и приступили к выполнению поставленных задаче коллективные миротворческие силы ОДКБ в количество 2 030 человек и 250 единиц техники. Они реализуют функции прикрытия и обеспечения безопасности аэпортов, военных складов и других стратических объектов». Разве с охраной стратегических объектов не смогли бы справиться те же контрактники? Тем более, всю «грязную» работу выполнили все же наши военные.

Если оставить в покое, что это первая за последние десятилетия миротворческая миссия ОДКБ, то опять же возникает детский вопрос: значит ли это, что у страны не было пары тысяч надежных и подготовленных силовиков и пары сотен единиц боевой техники, чтобы не будоражить людей слухами, что теперь «русские танки будут стрелять по казахам»? Ведь этим не замедлили воспользоваться деструктивные силы – в областные центры потянулись сотни молодых людей, взбудораженных такой новостью.

Как бы там ни было, но если следовать детективной логике «ищи, кому это выгодно», то в Кремле есть повод выпить шампанского. Гипотеза, что это происки западных империалистов не выдерживает критики: США, а тем более Европе сейчас совсем не до нас. В центральноазиатском регионе им достаточно одного источника нестабильности – Афганистана. Да и сделано было все не в их стиле. Для большого Запада сегодня даже Россия не приоритет – Китай возглавляет повестку дня. К тому же, Казахстан, находившийся на периферии международного внимания, буквально ворвался в глобальные новостные ленты и актуализировал влияние России. Теперь к месту и не к месту все чаще будет вспоминаться информационная и экономическая активность Кремля в Казахстане за последние полгода, и особенно – предновогодние неформальные встречи. Теперь конспирологи могут почти позлорадствовать, что они давно предупреждали, что все последние годы часть элиты Казахстана завербована Кремлем, а другая часть – покровительствует экстремистам. Увы, но последние события делают эти сбывшиеся прогнозы убедительными.

Токаев сообщает, что в ближайшие дни ОДКБ покинут Казахстан. Но бесспорно одно – создан прецедент. Это был первый случай, когда ОДКБ согласилась развернуть вооруженные силы для поддержки союзника едва ли не в считанные часы. Прежде она отказала по крайней мере в двух просьбах: Кыргызстану во время беспорядков в 2010 году и Армении в 2021 году. В последнем случае ОДКБ ответила лишь через три месяца и, в конечном итоге, отклонила запрос. «Необходимо понимать, что ОДКБ может действовать только в случае агрессии или нападения», – заявил тогда генсек ОДКБ Станислав Зась.

«Мы уже видим, что возникают вопросы о легитимности сил ввода сил ОДКБ.– признал Токаев на совещании ОДКБ. С ним трудно не согласиться в том, что «это происходит из-за отсутствия достоверной информации и непонимания всей ситуации».

Именно поэтому сейчас нужна абсолютная информационная открытость как внутри страны, так и за ее пределами. Единство, о котором твердят официальные сообщения, невозможно при одностороннем информационном потоке. На этом фоне продолжающиеся ограничения интернета, и особенно в Алматы, не поддаются сколь-нибудь разумному объяснению, если ситуация действительно взята под контроль.

«Беспристрастное и полное расследование», обещанное президентом должно быть открытым, иначе оно попросту теряет весь свой смысл. Тем более, что сейчас среди 8 тысяч задержанных есть и случайные люди, и провокаторы, и экстремисты.

Однако, есть и позитивные итоги – это был необходимый стресс как для власти, так и для общества. Произошедшее напомнило всем нам о том, как мы уязвимы. Еще один важный итог – почти полный общественный консенсус в отношении к происходящему. Наше общество не радикально, нас гораздо больше объединяет, чем разделяет. Мы любим свою страну и способны отличить зерна от плевел. Только с нами надо разговаривать. Честно. И выполнять свои обещания. Народный гнев нельзя путать с ненавистью. Токаев, пусть и большой ценой, получил поддержку общества, которое все еще надеется на перемены. Иначе разочарованное напуганное и дезориентированный народ выплеснет вторую волну разочарования и в лучшем случае оно выразится в массовом бегстве из страны в первую очередь бизнеса и продуктивной части общества. Договариваться нужно не с теми, кто довел страну до угрозы коллапса, а с теми, кто в ней намерен жить и работать.

Ясно одно – мы оказались свидетелями чьей-то большой многоходовки: сначала пешки в виде митингующих. Потом офицеры в виде боевиков с одной стороны и ОДКБ с другой. Потом пришлось пожертвовать парой коней. Ладья делает свой ход, освобождая поле для схватки ферзей. Каждая фигура играет только свою отведённую ей роль. И далеко не факт, что комбинация завершена. Но история показывает, что не было ни одного случая, чтобы даже гениальная комбинация прошла по задуманному сценарию. Ее величество случай ломает все, и нередко руками людей, даже не подозревающих о своей великой миссии. Более того, судьба словно в издевку выбирает для этого ничтожества, словно желая изысканно поглумиться над теми, кто возомнил себя наместником Бога.

Оставить комментарий

Политика

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33