Многовекторность Казахстана особенно важна после января 2022
Поддержать

Многовекторность Казахстана особенно важна после января 2022

То, что многовекторность является единственно возможным путём развития для республики, пытающейся построить открытую экономику и общество, очевидно лишь для отечественных аналитиков, в то время как для иностранных экспертов эту аксиому теперь придётся неоднократно доказывать.

Произошедшие в начале 2022 года события уже официально названы самым большим вызовом для развития Казахстана за всё время независимости. Общество едва отходит от стресса, вызванного как шоком от массовых и масштабных беспорядков, так и последовавшей за ними жёсткой реакцией силовиков, стремившихся восстановить статус-кво.

В этой связи очень важно беспристрастно и объективно взглянуть на то, какой ущерб был нанесён нашей стране во всех аспектах: от экономики до психологии казахстанцев, долгое время заслуженно гордившихся мирным и спокойным развитием своей родины. Оценка таких потерь даёт нам возможность по-новому расставить жизненные приоритеты, как это случается после больших потрясений, и понять, какие важные вещи мы до сих пор не ценили так, как они того заслуживали.

Прежде всего, в чисто человеческом измерении наше общество пережило большую трагедию, так как пострадало много людей. По предварительным официальным данным, число погибших в те смутные январские дни составило больше двух сотен, и это количество скорее всего увеличится, по мере выяснения всех обстоятельств, изучением которых занимается специальная комиссия.

Это самые большие человеческие потери, которые случились не из-за падения самолёта или крушения поезда, а в результате столкновений между полицией и участниками протестов, причём очевидно, что жертвами порой оказывались люди, оказавшиеся не в том месте и не в то время. Сходные по масштабу события в Кыргызстане и Украине сопровождались меньшим количеством жертв. Последняя «революция достоинства» в Киеве 2014 года запомнилась «небесной сотней», именно так назвали погибших тогда сто человек.

Память о погибших будет сопровождать наше общество на протяжении многих лет, становясь негативным фактором, усиливающим депрессивные настроения в массовом сознании. Конечно, с течением времени, по мере осмысления произошедшего, наше общество оправится от трагедии, но события глубоко отложатся в национальной памяти казахстанцев, как это случилось с «Желтоқсан-1986».

Большим, но пока ещё не осознанным последствием стал удар по международной репутации Казахстана. На протяжении тридцати лет Казахстан культивировал образ динамично развивающейся страны с амбициозными целями. Колоссальные инвестиции иностранных компаний и государства основывались именно на уверенности в том, что наша страна сможет их защитить, что возможно лишь в атмосфере мира и согласия.

К сожалению, трагедия обнажила глубокую социальную пропасть между высшей бизнес-элитой страны и рядовыми казахстанцами, доходы львиной доли которых не превышали 50 тысяч тенге в месяц. Аксиомой считается, что стабильность в любом обществе обеспечивается сильным средним классом, который смягчает разницу между наиболее богатыми и бедными, а нарушение этого баланса ведёт к различным потрясениям.

Понятно, что международный бизнес, тщательно просчитывающий любые риски и угрозы, старается избегать потенциально неспокойных зон, чтобы не потерять свои инвестиции. Теперь нашей стране нужно будет приложить вдвойне больше усилий, чтобы вернуть пошатнувшееся доверие. Причём, ясно, что иностранные компании будут теперь преимущественно полагаться на собственную социологию, игнорируя статистику от казахстанских государственных органов. К тому же критики нашей страны, давно промоутировавшие тезис о «Боратистане» на международном уровне, получили солидные козыри в свои руки, напоминая о «кровавом январе» при любом удобном случае.

Собственно, именно это сейчас и происходит, если вспомнить резолюцию Европарламента от 20 января, касательно событий в Казахстане, которая в том числе предполагает возможность прекращение ряда инфраструктурных программ от европейских международных структур с большим финансированием в случае наложения санкций на нашу страну. Вряд ли в основе этой резолюции лежит исключительно альтруистическое желание европейских бюрократических структур помочь развитию демократии в регионе Центральной Азии. Скорее, такой документ вполне может стать инструментом давления при заключении не совсем выгодных для Казахстана деловых сделок.

Насколько после январских событий осложнилось положение Казахстана на международной арене ещё предстоит выяснить в ближайшие месяцы, хотя видны большие усилия руководства страны минимизировать ущерб для репутации республики. Например, на прошедших недавно саммитах «Центральная Азия-Китай» и «Центральная Азия-Индия» ещё раз были подтверждены слова президента Токаева о полной и надёжной защите прав и вложений международных инвесторов в Казахстане несмотря на всё произошедшее.

Казахстан с момента обретения независимости неизменно придерживался многовекторности во внешней политике, развивая сотрудничество с ведущими мировыми державами. Вопрос о том, насколько приглашение миротворческих сил ОДКБ повлияло на корректировку выбранного нашей страной курса, был неизбежен, и ответ на него станут искать во всех действиях Казахстана на международной арене, что является большим вызовом для всего нашего дипломатического корпуса, который теперь будет работать в большем напряжении, нежели раньше.

То, что многовекторность является единственно возможным путём развития для республики, пытающейся построить открытую экономику и общество, очевидно лишь для отечественных аналитиков, в то время как для иностранных экспертов эту аксиому теперь придётся неоднократно доказывать.

Экономические последствия январской трагедии ещё подсчитываются, но к ним необходимо добавить потери от вынужденной многодневной блокировки интернета, а также падение котировок казахстанских компаний на мировых биржах, которое было более чем значительным. Ослабление курса национальной валюты сейчас сдерживается государством, но сколь долго это будет возможно продолжать, с учётом тратящихся на поддержание тенге финансовых ресурсов, пока неизвестно.

Из долговременных последствий специалисты называют ухудшение возможностей для получения дешёвых и «долгих» кредитов, которые являются основой динамичного развития экономики Казахстана. В итоге это снижает круг потенциальных кредиторов, привязывая нас к тем странам, которые готовы пойти навстречу, таким, как Китайская Народная республика.

Так или иначе, случившееся стало горьким уроком как для государства, так и для казахстанского общества, показывая, что пренебрежение вопросами социального расслоения и социальной поддержки неимущих может обернуться угрозой для будущего всей страны.      

Фархад Касенов, A+Analytics

Комментариев пока нет

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.