Валихан Тулешов: «Казахам надо, наконец, прочитать знаки судьбы»
Поддержать

Валихан Тулешов: «Казахам надо, наконец, прочитать знаки судьбы»

Казахстанский философ Валихан Тулешов, живущий в США, считает, что вся Центральная Азия и Казахстан сейчас подошли к необходимости выпрыгнуть из цивилизационной воронки, в которую они оказались втянуты вместе с Россией.

– Мы все живем в потоке новостей, но, мне кажется, в погоне за деталями упускается нечто очень важное о том, что происходит в нашей части света. Какова ваша точка зрения, как философа – в чем подоплека? Что за всем этим стоит? Почему сейчас много говорят о новом геополитическом порядке и где в нем место Казахстана?

– В какие-то моменты в истории человечества всегда происходят тектонические смещения, когда старые нормы и стандарты жизни перестают играть роль. Другими словами, это можно назвать воронкой времени, когда определенный народ начинает отставать от общечеловеческих трендов и, понимая это, начинает страдать от многочисленных подсознательных комплексов.

– Вы имеете в виду сейчас Россию?

– Я имею в виду Россию в том числе, и нас, как страны, которые пытаются выйти из состояния постсоветскости. Все мы будто попали в воронку, не позволяющую выйти в русло общего потока движения человечества. И таких воронок на реке каждого народа бывает множество. Я отношу к этому вопросы человечности, гуманизма, формирования прав и свобод, морали, философии и искусства. Ведь они тоже не статичны и развиваются вместе с обществом. Они должны соответствовать каждому отрезку времени и отсталость их форм вводят такие страны в регресс.

Россия, имея большую территорию, все время пытается делегировать ответственность за свое развитие главному правителю. И, чем больше отдавали прав этому правителю, тем более он удостоверялся в своей безнаказанности. Поэтому многие русские цари плохо кончали – их убивали. Самодержавные традиции всегда заводили эти народы в исторический тупик. У нас то же самое – понимание свободы и гуманизма в это время уходит вспять и лишает этот народ возможности правильно оценивать ситуацию. Это и психологические комплексы, и фобии…

Сейчас принято сравнивать путинский режим с фашизмом. Но у фашистов был хотя бы образ будущего, пусть и извращенный. Они под флагом модернизации строили автобаны, финансировали новые технологии, Германия лидировала в ракетостроении. А российский режим живет прошлым, возвращением к своей исторической воронке – иметь верховного правителя, авторитарную власть. Это, в свою очередь, привело к отрицательной селекции элит, как при русском царе, так и при большевиках. Сталин сделал то же самое – уничтожая политическую конкуренцию он укоренялся в представлении о своих экстраординарных способностях.

В целом, понятие свободы и гуманизма в немецкой классической философии в русской философии подменилось путем соборности, «Третьего Рима», защиты православия. Все это далеко не способствовало формированию свободного сознания.

– Но ведь все понимают, что империя – это отмирающая форма цивилизации и рассчитывать на ее воссоздание уже, как минимум, наивно? Почему Россия так упрямо хочет воссоздать СССР-2 даже огромной ценой? Почему она не идет по пути Японии, или той же Германии или Великобритании? Откуда этот имперский дух?

– Мы по праву гордимся временами Золотой Орды, но в России она вызвала посттравматический синдром захватничества. Когда-то удержать огромную территорию можно было только в рамках империи, то есть через насилие. Даже СССР создавался на принуждении. Никакого права наций на самоопределение не было, Россия продолжала доминировать во всех национальных конструктах и делает это до сих пор. Когда Пути пришел к власти, у Татарстана забрали нефть, у якутов алмазы. Россия продолжала эксплуатировать ресурсы своих вассалов – так было и есть сейчас. Пока эта система себя не исчерпает, она не закончится. Но империя держится не только за счет экономики. Это и язык, и культура, и пропаганда. Это и есть настоящая экспансия.

Медведев первым проговорился об унитарном государстве, хотя формально это объединение называется федерацией. Под лозунгами федерализма они продолжали эту линию сначала внутри в виде поддержки русского мира, защиты русскоязычных. Но потом внутренняя логика самодержавия вылилась вовне: на Приднестровье, Грузию, теперь Украину. Сейчас споры идут о том, кто старше: Киевская Русь или Московия? Они не могут простить того, что Киев был матерью городов русских. И вот эти ответвлений очень много.

Назарбаев воочию видел, как думает имперская Россия, ее военная элита. Поэтому, когда создавался ТС, а потом ЕАЭС он настаивал на сугубо экономическом союзе. Сейчас мы видим, что именно Россия нарушает эти правила первой и политизирует процесс.

Кремль не простил Украине как раз политическую самостоятельность, когда она уже с начала 90-х начала перестраивать свое законодательство в соответствии с европейскими стандартами. Понятно, что на этом пути было много ошибок и препятствий, но вдохновляли примеры Польши, Румынии, Словении…

– Украина может позволить себе тяготеть к Европе. А куда податься нам, если мы, допустим, окончательно поссоримся с Россией?

– Европейские ценности – это не о территории, это не географии. Существует множество азиатских стран, которые вполне себе живут по европейским законам. Это, например, те же близкие нам Турция или Монголия. В свое время даже Япония взяла конституцию Бисмарка за основу своего устройства. Получилось так, что политический запад стал присутствовать на востоке.

Я всегда говорил о выборе европейского пути для Казахстана прежде всего с точки зрения законодательной базы. Мы знаем, что у нас устоялась автократия и это тоже форма имперскости, которая обращена внутрь страны. И в этом смысле то, что сделал Назарбаев, непростительно. Люди, которые привыкли к власти, наслаждаются ею, теряют контроль не только над страной, но прежде всего над собой. Но что делать сейчас? Очевидно, что ОДКБ, ЕАЭС умирают и первыми в их гробы забивает гвозди сама Россия. И первое, что мы должны сделать – не боятся этого. Все дело в уверенности и осознанности того пути, на который вступает страна, и элита должна это понимать. Конечно, разница в политическом образовании нашей элиты с западными несравнима. Мы десятилетиями жили под жестким колпаком тоталитарного, а потом авторитарного режимов. Власть в оцепенении, а общество требует объяснений. Я понимаю, что Акорда сейчас действует по принципу: сиди на берегу реки и дожидайся проплывающего трупа врага. В глубине души мы уповаем на победу Украины и на то, что теперь у России не будет сил претендовать на наши территории.

– Вам не кажется, что Путин встряхнул мир и оказал ему этим большую услугу?

– На самом деле к этому вела объективная логика развития России и всего постсоветского пространства. Это произошло бы и без Путина. Россия опять захотела воссоздать СССР. Неважно, под какими лозунгами, но философский национализм заключается в его имперскости, в тоталитарном образе мышления, который воспроизводится из поколения в поколение. И в этом треке живем и мы, импортируя такое уникальное постсоветское явление, как «терпилы». Но эти времена, судя по январским событиям, тоже уже уходят в прошлое.

– Сегодня мы вновь начали вспоминать, что европейские ценности родом из наших степей. Но есть ли у нас альтернатива в виде тюркской интеграции. Сейчас часто задают вопрос: зачем менять Россию на Турцию, Путина на Эрдогана?

– Действительно, наш предок Атилла освободил Европу от рабства. Кочевой образ жизни, который живет в наших генах – это образ казаков, свободных людей. Но надо понимать, что политика – это не мораль. Наши власти понимают ситуацию. У них больше информации. Нам надо дождаться окончания активной фазы войны. В какой-то момент мы увидим падение и авторитета, и военной мощи, и ухудшение экономической ситуации в России. И тогда настанет момент отойти в сторону. Сугубо из прагматичных соображений. Я думаю, наша власть ждет этого момента. Мы должны понимать, что наша боеспособность под большим вопросом. Поэтому надо ждать и выжидать. А тем временем, готовится и вести серьезную работу по новым политикам в области миграции, валютного регулирования, тарифов и пр. Но боюсь, что ни правительство, ни парламент не ведут такой работы. Если так, то дело плохо. Надеюсь, что мы просто плохо информированы.

А в целом надо признать наконец, что тюркский проект является частью цивилизационного проекта Казахстана. Мы долго метались, выбирая то путь Сингапура, то Южной Кореи. Потом начались поиски своего пути – Мангилик Ел, Послания, стратегии, Рухани жангыру. Но дело в том, что цивилизационный путь не состоит из отрывочных проектов. В его основе должны быть права и свободы каждой личности. Перед нами стоит великолепный пример жизни 30 государств Европы с совершенно различными культурами. И неважно, начинаем ли мы с создания Тюркского совета или Центральноазиатского союза. Важно, КАК мы претворяем эти вещи.

У нас все еще нет образа будущего, алгоритма, как развивать дальше свою идентичность. Наша ошибка в том, что мы идем от прошлого – к настоящему, а нужно от настоящего («здесь и сейчас») – к будущему. И в этом смысле события последних лет дают нам громкий намек. Например, восстановление территориальной целостности Азербайджана при поддержке Турции, вторжение России в Украину, но еще важнее следующие за этим тектонические изменения.

 Но главное, что показала интеграция Европы – чтобы стать единым политическим объединением тюркским странам необходимо пройти все стадии и этапы объединения культурно-исторического, включая экономический, социальный и наконец политический аспекты. И в этом смысле, воспитание коллективного сознания, соответствующего новой эпохе, или говоря по-новому, формирование национального социального капитала тюркских народов становится наиважнейшей задачей на предстоящий период.

Я уверен, что если наши народы сформируют такой социальный капитал в своих государствах, то будущее Тюркского Союза будет гораздо блистательнее, чем в Европейском Союзе. Ибо нет ничего более универсального, чем интеграция народов, основанная на единстве философской национальности или на философском национализме тюркского суперэтноса, разрастающегося из единого корня и вырастающего в носителя передовой, образцовой философии. И мы должны сделать тюркскость сущностью нашего универсального номадического способа освоения мира. Вот тогда теологическая сущность Turkland оплодотворит Heartland.

Комментариев пока нет

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

С этим так же читают