Тимур Сулейменов: секретное оружие президента
Поддержать

Тимур Сулейменов: секретное оружие президента

Первый заместитель руководителя Администрации Президента Тимур Сулейменов оказался самой упоминаемой персоной последних дней в связи с серией своих интервью европейским изданиям. Несмотря на обтекаемость формулировок, аудитория решила, что политик озвучил окончательную позицию Казахстана в российско-украинском военном конфликте. Но даже весьма расплывчатые формулировки вызвали нервозность российских политиков.

Сегодня, 5 апреля Тимуру Муратовичу исполняется 44 года. Он выпускник Павлодарского университета по специальности «экономика и менеджмент в социальной сфере», а в 2002 году закончил Мэрилендский университет (США) по специальности магистр делового администрирования по программе «Болашак». Помимо этого, он имеет сертификат Ассоциации присяжных бухгалтеров и аудиторов Великобритании.

В 2000 году простой экономист-менеджер семейной врачебной амбулатории №3 г. Павлодара каким-то чудесным образом становится главным консультантом аудиторской компании «Эрнст энд Янг Казахстан». Проработав там четыре года, с 2006 по 2009 годы он становится директором департамента налогового учета и налогового планирования АО «Разведка и добыча «КазМунайГаз». Оттуда он пересаживается в кресло вице-министра экономики и бюджетного планирования, позже переименованного в министерство экономического развития и торговли. С 2012-2016 гг. – член коллегии Евразийской экономической комиссии (министр) по экономике и финансовой политик, а с 2016-2019 гг. – министр национальной экономики РК. Поработав пару месяцев в начале 2019 года заместителем председателя Национального банка, в марте 2019 года он становится помощником новоиспеченного президента. Видимо, его усердие было замечено и в июле он назначается заместитель руководителя Администрации Президента, а совсем недавно – первым заместителем.

Но это видимая часть карьеры восходящей звезды молодого политика. Помимо того, что Тимура Сулейменова называют фактическим спичрайтером президента Токаева в социально-экономической сфере, говорят, что он является автором-составителем президентских программных выступлений.

Тот факт, что человек, несколько лет проработавший в ЕЭК, сегодня говорит, что «приложит все усилия, чтобы привести европейские компании в Казахстан, говорит не о том, что его взгляды изменились, а скорее, о том, что это человек, достаточно информированный о превратностях евразийской интеграции.

В интервью Politico Тимур Сулейменов пообещал помочь компаниям, которые хотят продолжать продавать товары в Россию по избежание каких-либо негативных последствий из-за введённых санкций, поскольку «Казахстан имеет привилегированный доступ на российский рынок через Евразийский экономический союз».

При этом, он еще раз подчеркнул, что «Казахстан занимает нейтральную позицию по Украине». А в интервью Euractiv Тимур Сулейменов сообщил европейским партнёрам, что Казахстан не остановит торговлю с Россией.

«Мы будем продолжать торговать с Россией, инвестировать в Россию, привлекать инвестиции для России: по-другому наша экономика не может. Но мы сделаем всё возможное, чтобы контролировать санкционные товары. Это то, что мы хотели открыто донести до европейцев. У нас есть система, и эта система здесь, к сожалению, надолго», – констатировал Тимур Сулейменов.

Казахстан «продолжит инвестировать в Россию и привлекать инвестиции для России: у нашей экономики нет возможности действовать иначе», добавил Сулейменов. «Но мы сделаем все возможное, чтобы контролировать санкционные товары. Мы приложим все силы, чтобы контролировать в Казахстане любые инвестиции от людей или организаций, находящихся под санкциями, и мы хотели открыто донести это до европейцев», – заверил Сулейменов. При этом, «казахстанские власти работают над изменением законодательства, чтобы сделать возможным сотрудничество с Россией без нарушения санкций», поскольку «Казахстан — один из крупнейших торговых партнеров России, протяженность общей границы составляет 7600 километров».

Однако бурный восторг завсегдатаев социальных сетей вызвала фраза: «Конечно, Россия хотела бы, чтобы мы были больше на ее стороне. Но Казахстан уважает территориальную целостность Украины. Мы не признавали и не признаем ни ситуацию с Крымом, ни ситуацию с Донбассом, потому что их не признает ООН. Мы будем выполнять только те решения, которые приняты на уровне Организации Объединенных Наций», – сказал он.

Квинтэссенция нашей уклончивой позиции выражена в одной фразе: «Казахстан не является частью этого конфликта. Да, мы являемся частью Евразийского экономического союза, но мы независимое государство со своей системой, и мы будем соблюдать ограничения, наложенные на Россию и Беларусь. Мы не хотим оказаться в одной корзине и не будем рисковать».

Однако, цель интервью была достигнута: каждая из сторон услышала то, что ей хотелось услышать.

Слова, данные для того, чтобы скрыть свое мнение

Надо сказать, что редкие публичные выступления Тимура Сулейменова всегда выгодно отличались от его косноязычных коллег. Вероятно, именно поэтому его репутация не пострадала от каких-либо громких скандалов, хотя припомнили ему невыполненные обещания в бытность министром национальной экономики в 2018 году. Впрочем, если бы все наши чиновники выполняли свои обещания, то мы бы уже давно жили в другой стране.

Однако настоящей терра инкогнито было его пребывание на позиции министра по экономике и финансовой политике ЕЭК. В 2015 году он дал пространное интервью под симптоматичным заголовком: «Евразийская интеграция – важнейший фактор устойчивого развития наших стран».

«Сегодня как никогда актуально использовать потенциал нашего объединения. Это прежде всего общий рынок численностью более 180 миллионов человек (с учетом Армении и Кыргызстана). Совокупный ВВП экономик государств-участников достигает более 2 триллионов долларов. Договор о ЕАЭС направлен на решение задач по повышению благосостояния и качества жизни граждан наших стран. Он предусматривает свободу движения товаров, услуг, капитала и рабочей силы. Эти 4 свободы представляют собой сущность евразийской интеграции».

В действительности, как показала практика, даже до начала российско-украинской войны и последовавших санкций, ЕАЭС оказался если не фикцией, то весьма остроумным механизмом, который обеспечивал экономические дивиденды прежде всего для России. И, что еще более печально, никакого развития «сотрудничества наших стран с другими крупнейшими интеграцион­ными объединениями (ЕС, ШОС, АСЕАН) для формирования в перспективе общего экономического пространства между Европой и Азией» так и не произошло. Как, впрочем, и много другого.

Впрочем, на посту министра национальной экономики Тимур Сулейменов был не менее оптимистичен. похваставшись ростом экономики и изменение ее структуры в сторону роста обрабатывающей промышленности до 12,8% с 11,3. И все потому, что «многих вещей мы просто не замечаем, потому что они реализуются сами по себе, без особых фанфар и без каких-то особых дополнительных мер по пиару. И это проекты именно с транснациональными корпорациями из Global 2000 (2000 крупнейших компаний мира по версии Forbes). Среди них: Halliburton (США) – производитель баритового концентрата, Lotte (Южная Корея) – производитель продуктов питания, China Gezhouba Cement (КНР) – строительство завода по производству тампонажного цемента в Кызылординской области и другие».

Уже тогда министр терпеливо объяснял зависимость тенге от рубля: «Во-первых, это валюты схожих по структуре и зависящих от нефти и металлов государств, они и реагируют практически одинаково. Во-вторых, это валюты государств, которые образуют таможенный и экономический союз, и корреляция здесь, ясное дело, неизбежна».

Уже тогда были первые санкционные звоночки в адрес России, но министр успокоил:

«Какой смысл запрещать транзит казахстанской нефти через Россию? Какое влияние на экономику России это окажет? Ну «Транснефть», которая берет тарифы за транспортировку через территорию России, потеряет какую-то сумму, ну потеряет Новороссийск портовые сборы, то есть инфраструктурные объекты они притормозят, но сама-то нефть принадлежит нам, европейцам и американцам. Это же не проекты «Южный» и «Северный поток», где владельцем и инфраструктуры, и ресурсов является Россия».

И еще: «Несмотря на те огромные вливания, которые делаются через госпрограммы, экономика сама производит гораздо больше. Те деньги, которые вливает сейчас государство, дополняют экономику, но не меняют полностью ее ландшафт. Но, конечно, надо потихоньку выходить. Программы играли и играют свою роль, они были правильно, точечно выработаны и реализованы и продолжают реализовываться сейчас. В следующем году целевые трансферты из Нацфонда не будут привлекаться вообще. Гарантированный трансферт уменьшится почти на 300 млрд тенге – был 2,88 млрд, станет 2,6 млрд. То есть мы от использования Нацфонда отходим, полагаемся на бюджет и частные инвестиции. И поэтому вся это работа по разгосударствлению и дерегулированию и ведется, чтобы создать условия всем, кто хочет развить частный бизнес и ГЧП».

Ну и на десерт о устойчивости нашей экономики к внешним шокам: «Что касается ЕАЭС, то мы всегда говорили, что это союз не политический, а сугубо экономический. Поэтому на политические решения, принимаемые нашими партнерами по союзу, мы не можем влиять. Иначе пришлось бы согласиться с тем, что и решения в политической плоскости надо согласовывать и координировать. Баланс между политическим решением и его экономическим последствием тонкий и сложный. Нельзя, однако, говорить, что Россия не делает никаких шагов, чтобы снизить последствия своих политических решений на экономику стран-союзников. Эти вопросы регулярно в Евразийской экономической комиссии (ЕЭК), на совете ЕЭК проговариваются и решаются, как это было, например, с транзитом европейской и украинской продукции. То есть они, реализуя свои политические цели, все же не мешают нам реализовать наши экономические. Нет такого, что «мы вас не слышим, не видим». И во многом основой этого является Договор о создании Евразийского экономического союза, который был между нами подписан. Без него решать эти вопросы в аналогичной ситуации было бы сложнее – в двусторонней дипломатии у стран нет никаких особых обязательств друг перед другом. Да, влияние российской экономики велико, ее доля где-то 83–85% от общесоюзной, но она была бы такой и без союза. Все равно продавали бы туда, транспортировали бы через нее, это география, и с ней ничего не сделаешь.

Что касается вашего глобального вопроса, можем ли мы вообще быть самостоятельными в нынешней ситуации… Конечно, можем. Если будем развивать сектор услуг, повышать качество человеческого капитала, диверсифицировать свои товарные экспортные позиции, наша устойчивость будет повышаться».

Вот, пожалуй, то, что мы могли бы сделать, но так и не сделали до сих пор и видимо, теперь будем за это платить.

Брюссельские высказывания Сулейменова вызвали ожидаемую реакцию Кремля. который дал понять, что «в следующий раз Токаеву могут и не помочь», подразумевая ОДКБ, еще одно токсичное для Казахстана интеграционное объединение. Военный эксперт Института стран СНГ Владимир Евсеев заявил:

– В январе этого года ситуация в Казахстане могла бы развиваться драматически, если бы Россия не ввела туда своих миротворцев. – сказал эксперт. – Но Россия ввела миротворцев и спасла тем самым стабильность в Казахстане. А сейчас некоторые официальные лица заявляют, что давайте мы будем лучше дружить с США, чтобы, не дай бог, против нас не ввели санкции. Ну так вы определитесь, чего вы хотите. Может быть, вы хотите «цветной революции», которую пытались осуществить в январе? Может быть, вы даже сторонник «цветной революции»? Но если вы сторонник «цветной революции», то против вас можно даже возбудить дело. Ведь не РФ пыталась устроить в Казахстане переворот, – многозначительно говорит Владимир Евсеев.

Впрочем, «совершенно случайно» сразу после этих событий появилось сообщение, что на Токаева планировалось покушение. Доблестные спецслужбы задержали агента иностранной разведки, который «планировал покушение не только на президента РК, но и ряд высокопоставленных государственных служащих. Одновременно, им планировалось совершение террористических актов в отношении сотрудников специальных и правоохранительных органов», – говорится в сообщении. А в свободное от организации покушений время отрабатывал «задания по продвижению антироссийской пропаганды в РК и созданию в обществе русофобских взглядов, путем публикации в социальных сетях соответствующих материалов». Теперь, ко всему прочему, выяснилось, что он был журналистом, который признал свою вину под гнетом неопровержимых доказательств. Будем надеяться, что в перечень возможных мишеней не входил Тимур Сулейменов, наша восходящая звезда на политическом небосклоне.

Комментариев пока нет

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.