среда, 18 мая 2022
,
USD/KZT: 425.67 EUR/KZT: 496.42 RUR/KZT: 5.81
Акимат Атырауской области планирует закупить компьютеры на Т816 млн В НАТО начались разногласия по масштабам военного присутствия в Восточной Европе - WP В Казахстане в госсобственность заберут 138 подъездных жд-путей На проведение республиканского референдума потратят Т16 млрд Атырау облысы әкімінің бұрынғы орынбасары 10 жылға сотталды Кто покупает казахстанский банк Home Credit? Студенты-предприниматели налаживают сотрудничество между городом и селом Дефицит специалистов, импортозависимость по мясу, недостаточная кормовая база - министр о проблемах сельского хозяйства Қазақстанда орташа зейнетақы мөлшері аталды Наши тела, наша жизнь, наши права - иностранные дипломаты сделали заявление Qnet не ведет предпринимательскую деятельность согласно требованиям закона РК - ДП Алматы Әкімдердің рейтингі жол сапасы бойынша анықталады Пугачева планирует вернуться в Россию Қасым-Жомарт Тоқаев 69 жасқа толды Выделит ли сенат США 40 млрд долларов Украине? Контрабандисты пытались ввезти в Казахстан спортивную одежду известных брендов ҰҚШҰ саммитінен кейін Тоқаев Путинмен кездесті Рынку «Алтын Орда» выставили налоговые счета почти на Т3 млрд В какую сторону вывезли украинских военных из завода «Азовсталь»? ВОЗ приняла резолюцию о закрытии офиса в России О чем говорили лидеры стран на саммите ОДКБ? В Москве начался саммит лидеров стран ОДКБ Экономика ЕС сильно страдает из-за ситуации на Украине Тигран Кеосаян Қазақстанға қатысты мәлімдеме жасады - БАҚ Активиста осудили на семь лет за критику власти

Украина расплачивается за то, что передала свой ядерный арсенал России

Предполагается, что философы должны понимать события и явления с довольно беспристрастной точки зрения, учитывая полезные теоретические модели и прецеденты. Но ситуация в Украине изрядно затруднила мою беспристрастность. Помимо того, что большая половина моей семьи родом из Украины, меня также давно беспокоит – как в философском, так и в личном плане – проблема ядерной и радиоактивной угрозы, центром которой является Чернобыльская АЭС и применение ядерного оружия.

Тем не менее, сегодняшние обстоятельства требуют ясного мышления. Как я утверждаю в своей книге 2021 года Senses of Upheaval, в главе “Незавершенный распад Советского Союза”, нам необходимо разработать “надежную философию истории”, способную объяснить исторические “пробелы, затянувшиеся подземные процессы и временные лаги между причинами и последствиями”.

Актуальность этой задачи сегодня стала до боли очевидной. Мы наблюдаем результат временного лага между официальным распадом СССР в 1991 году и его нерешенным наследием. Это наследие несет ответственность не только за войну в Украине, но и за тлеющий конфликт между Арменией и Азербайджаном в Нагорном Карабахе и за трагическую судьбу Беларуси. А на заднем плане постоянно маячит советский ядерный арсенал, который Украина согласилась передать России вскоре после того, как стала независимым государством.

Но исторические последствия войны Президента России Владимира Путина на Украине намного сложнее, чем до сих пор неопределенное наследие распада СССР. Европейским наблюдателям российское вторжение напоминает поведение нацистской Германии в 1939 году. У самих украинцев оно неизменно вызывает в памяти предыдущие национальные катастрофы, от Голодомора 1932–1933 годов и Второй мировой войны до кошмарной чернобыльской катастрофы 1986 года. А у россиян ужесточение цензуры и другие внутренние репрессивные меры пробудили память о сталинизме.

Но это не тот случай, когда история просто повторяется. Повторение влечет за собой цикличность и определенные временные ритмы, не говоря уже о завершении того, что повторяется. Тем не менее, многие из проблем, лежащих в основе путинской войны – являются кометными хвостами предыдущих незавершенных событий – от распада Советского Союза до длительных последствий радиоактивных осадков.

Итак, то, что мы наблюдаем в Украине – это переворачивание событий в себя – конвергенция различных временных линий в едином деструктивном явлении. Российское вторжение уходит своими корнями в развал СССР, Чернобыльскую катастрофу и две мировые войны, а также в украинский геноцид и сталинские репрессии 1930-х годов. Вся эта история концентрируется и сгущается в нынешней войне, примерно так же, как расщепляющийся материал атомной бомбы “внезапно сжимается до меньших размеров и, следовательно, до большей плотности”. Вспышка военных действий по своей сути является исторической имплозией.

Три классические модели для объяснения движения истории включают консервативное Падение, оплакивающее утрату былого величия; либеральный прогресс, прославляющий восходящую траекторию условий жизни и свободы человека; и циклическое Повторение (иногда в сочетании с первой или второй моделью спирали) разрушения и омоложения “водой или огнем”, как в Тимее Платона.

Но имплозия представляет собой четвертый вариант, который также заимствован из физики, чтобы описать, как история прогибается под тяжестью неразрешенного наследия. В некотором смысле четвертая модель сочетает в себе элементы трех других, противопоставляя консервативные взгляды либеральным и демонстрируя аспекты повторения из-за центростремительных сил, высвобождаемых при взрыве. Именно поэтому мы слышим одновременные отголоски «восстановления» славного имперского прошлого России; о “неудержимом” марше к рыночной свободе и демократии в Украине; и неустанно повторяемой мантры “История повторяется”.

Имплозия истории также ощутима в сегодняшних экологических кризисах. Шестое массовое вымирание, которое сейчас происходит – это не просто повторение предыдущих пяти. Это также указывает на исторический коллапс человеческого вида (наряду с бесчисленным множеством других видов). В эпоху Антропоцена этот коллапс является самоиндуцированным и поэтому несет в себе все признаки имплозии. Климатический кризис и путинский режим проистекают из нашей собственной зависимости от ископаемого топлива, что позволяет предположить, что они принадлежат к одной и той же более широкомасштабной исторической парадигме.

Извечный вопрос о политических действиях – “Что делать?” – не может быть поднят серьезно без хотя бы приблизительного понимания исторического контекста. Является ли война на Украине временным шагом назад для дальнейшего шествия свободы по всему миру? Является ли это временным препятствием для атавистического восстановления имперской России? Перевернула ли она Вторую мировую войну, когда защитники Родины становятся оккупантами? Или что-то еще происходит на украинской земле в 2022 году?

Одна из характерных особенностей имплозии истории заключается в том, что это втягивает в свой водоворот всех и каждого. Если война на Украине является очевидным признаком этой имплозии, то наивно полагать, что боевые действия, разворачивающиеся на украинской земле, ограничиваются этой территорией, даже если говорить о Третьей мировой войне еще слишком рано.

Наличие в конфликте ядерной угрозы, включая как электростанции, так и оружие, свидетельствует об отсутствии временных и пространственных ограничений в этом конфликте. Точно так же, как Европа и Соединенные Штаты изначально рассматривали SARS-CoV-2 как региональную проблему здравоохранения в Китае, так и сейчас “оборонительная” позиция НАТО игнорирует транснациональную угрозу ядерных осадков или применения биологического или химического оружия.

Чем скорее будет уяснена логика (или нелогичность) исторической имплозии, тем лучше мы сможем понять, что должно быть сделано. Мы находимся в конце эпохи, определяемой острым ощущением того, что мы достигли “конца истории”. На данный момент все, в чем мы можем быть уверены, как выразился Бертольт Брехт, так это в том, что “Так, как есть, не останется вечно”.

Майкл Мардер, профессор философии Университета Страны Басков, автор готовящейся к изданию книги Philosophy for Passengers (The MIT Press, 2022).

Copyright: Project Syndicate, 2022. www.project-syndicate.org

Оставить комментарий

Политика

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33